Мой Геленджик

С какой стороны ни посмотри, курорт

Геленджик

Едут и едут к этой «белой невесте» (так Геленджик с тюркского переводится)  женихи со всей России. Правда, и невесты тоже едут, мало ли, думают девушки российские, отвергнет приезжих женихов эта гордая белая невеста, и им тоже кто-нибудь перепадет. И вы знаете, перепадает. Хотя и в основном на период курортного романа.

Вернёмся на землю. Тем более, что пляжи здесь песчаные, море теплое, горы живописные, воздух целебный, а люди местные, то есть геленджичане, жадные. Да что это меня заносит. Еще раз попробуем.

Геленджикская бухта образована двумя мысами под названием Тонкий и Толстый. Как в пьесе Чехова, лежат они, как два товарища, ногами к берегу и ворчат, типа, гадют и гадют, гадют и гадют. И что они имеют в виду, непонятно. А вот объявление в местной газете, в котором сказано, что на набережной Геленджика построено много платных туалетов, но море от этого чище не стало. Так вот что эти двое в виду имели! Ладно, учтем, когда искупаться решимся. Скафандр натянем, когда в море окунуться захотим, или хотя бы противогаз.

Водичка морская здесь прогревается быстро, и температуру сохраняет почти полгода, кругом растут можжевеловые и сосновые деревья, так что отдых шесть месяцев в году полноценный обеспечен. Главное, желудок крепкий иметь. Но об этом потом, не все прелести сразу.

А сколько здесь памятников старины глубокой! Но главное, древние дольмены, которые в России можно только в этих местах увидеть. И даже внутрь залезть, если кто не боится. Эти дольмены, по секрету говорят, порталы по переброске в другие районы Земли и даже времена. Так что, кто побойчее, если захотите дольмен изнутри осмотреть, завещание не забудьте оставить родственникам и попрощаться с товарищами по работе. Мало ли.

Это, так сказать, вводная часть. Или водная. А теперь по порядку.

В глубь веков

Еще в шестом веке до новой эры стояло в этом месте селение. Оно и не удивительно. Места для проживания благоприятные, виноград, фрукты всякие без всякого ухода произрастают. А в 1831 году русским генералом Берхманом была основана русская крепость. Черноморское побережье в те годы было колонизировано военными, что отразилось на судьбе и Геленджика. Крымская война с 1853 по 1856 годы завершилась для Геленджика печально. Гарнизон крепости, отходя в горы, взорвал и ее, и весь близлежащий укрепрайон. Только в 1857 году русские войска снова вошли в разрушенный Геленджик. В 1864 году он стал называться  станицей Геленджикской. А на границе веков первый курорт открыли, минеральные источники окультурили. И только в 1915 году все метаморфозы завершились, и Геленджик стал считаться городом. То есть, по сути, ему еще нет ста лет.

Во время Второй Мировой войны Геленджик стал крупнейшим центром подготовки советского десанта и большим прифронтовым госпиталем. Линия фронта остановилась в двадцати километрах от города. Отсюда фашистов погнали сводные части, сбросившие врага в море под Новороссийском. Некий генерал Л.И.Брежнев, присвоивший себе славу «Освободителя Малой земли», служил здесь в одном из тыловых штабов. Правда, после его смерти справедливость восторжествовала. Хотя и не во всех аспектах жизни российской. А командовал тем десантом новороссийским в сентябре 1943 года генерал Куников Ц.Л.. И ребятам этим геройским на набережной Геленджика памятник установлен еще в мае 1945 года. Надпись на памятнике гласит «Наше дело правое, мы победили!». И это чистая правда.

Зона. В смысле, курортная

С юго-востока на северо-запад, от бухты Пиал до мыса Пеной растянулась Геленджикская курортная зона. 78 километров счастья, дешевых частных пансионов, гостиниц и питейно-закусочных заведений. Сколько народу кормится в прибрежной полосе, принимая ошалевших от перегрузок, напряженной работы, недосыпа и перепива туристов. Каждый клочок земли и песка, который можно использовать под строительство, и даже те, которые нельзя, уставлены картонными, фанерными, кирпичными, каменными, деревянными и даже полиэтиленовыми домиками, скромно называемыми «пансионами». Какие уж тут звезды на гербе этих ночлежек. Тут даже о звездной пыли речи не идет. Главное, крыша над тобой и что-нибудь мягкое – снизу. И не всегда это может быть матрас.

Кабардинка, Дивноморское, Прасковеевка, Бета и непосредственно сам Геленджик. Впереди море, позади Россия. Нет, сначала Мархотский хребет Кавказских гор, а потом и остальная Россия.

Ох, этот хребет, а особенно его пик, гора Тхаб. 905 метров по вертикали и гораздо больше по наклонной плоскости. Сколько тут скалолазочек и их друзей альпинистов ползает вверх и вниз, сколько джипов и квадроциклов громыхает по камням. Как на центральной улице какого-нибудь мегаполиса. Тут и живности никакой не осталось. Давно перебрались зайцы да козероги куда-нибудь, где поспокойнее живется. Правда, таких мест почти и не осталось. На востоке Олимпийские объекты разворовывают, на западе украинцы власть делят, на севере сели да оползни, на юге штормы да цунами.

Потому что как громыхнет в первое воскресенье лета духовой оркестр! Как зашагают жители Геленджика и окрестностей колоннами по родному городу, отмечая начало курортного сезона, шаманя и приманивая отдыхающих на живца, так даже медведи уносят медвежат подальше, чтобы фотографы не выловили их для съемок с подвыпившими отдыхающими, а рыбы эмигрируют в Турцию, где на них никто не будет охотиться ради забавы. Сезон начался!

Самый популярный на нашем побережье городок

Эх, какая красота – эта овальная Геленджикская бухта. Тонкий и Толстый мысы будто два кавалера, идущие вдоль моря с ней под ручку. А вокруг Кавказские горы, как галерка в театре, называемом морским побережьем. Набережная Геленджика уставлена здравницами и ресторанами. Параллельно ей город пронизывают зеленые бульвары, поперек которых чистые улочки. Весь город разделен частными заборами, а практически на каждой калитке табличка «Места есть». Это вам не советское время, когда словосочетание «Мест нет» тут же вызывало желание эмигрировать на гнилой запад, где ни в чем не было дефицита. Как оказалось, дефицит был и там, и в самом важном компоненте, то есть в деньгах. В чем мы и сами теперь убедились.

А в Геленджике умудряются делать деньги даже на трех сотках земли, выстраивая трехэтажные дома и впихивая в них, как огурцы в банки при засолке, максимум возможного. Как пелось в песенке, рубль штука, пара пять. Сезон пляжный недолог, а жить местным жителям на эти деньги весь год придется, потому что другой работы все равно не найти. Если только всю зиму друг другу дома сдавать.

Говорят, что, если забраться высоко в горы, то Геленджик будет похож на подкову. Вполне возможно, что этот предмет конской обувки на голую ногу и принес кое-кому счастье в этих местах. Главное, верить в приметы и самому не плошать.

Вообще, что может быть лучше, чем сочетание гор и моря. Климат здесь сухой, тип – средиземноморский, лето сухое и жаркое, зима теплая и влажная. Северные массы холода не долетают до Геленджика, разбиваются, окаянные, об Кавказские горы и поворачивают обратно. Даже среднегодовая температура плюсовая – 13 градусов. Да что там говорить – 250 солнечных дней в году и этим все сказано!

А пляжи! 20 километров сплошной галечной пляжной зоны. Зато в самом Геленджике можно походить, поваляться и даже выспаться, если кому негде, на искусственном песчаном пляже, длиной один километр.

Да, море и горы – это хорошо, а вот третий компонент, без которого картина не была бы полной. Я имею в виду лесные массивы. Все южные склоны Кавказских гор покрыты кустарниками и лесами, создающими непередаваемый колорит воздушных масс. Кипарисы, акации, дубы-колдуны, бамбук, маслина, кедр ливанский, лавр, хурма, инжир, гранат и еще масса других названий произрастает в здешних местах. Сюда просто стоит приехать подышать. Как еще народные умельцы не догадались геленджикский воздух в банки закатывать и в столицах загрязненных продавать по сходной цене. Надо бежать, патент подавать, пока другие идейку не перехватили.

Любителям острых и не очень развлечений

Если вы из них, то сразу топайте на набережную. Это и побережье морское, и визитная карточка города, и несколько километров фигурной плитки, выложенной на всей ее протяженности. Кругом белые балюстрады, в каждом ресторане музычка живая играет, будто идет конкурс художественной самодеятельности, огоньки разноцветные мерцают, фонтаны бесчисленные водичку туда-сюда гоняют, прохладу в атмосфере создавая.

Когда жара спадет, и уже снова будет, чем дышать, можно и достопримечательностями местными поинтересоваться. Хорош памятник поэту Михаилу Лермонтову, а также Александру Пушкину, установленный буквально двенадцать лет тому назад, но еще лучше памятник Первому курортнику. Вот уж кого действительно стоило увековечить, так это того человека, который первым выложил свои кровные рубли за койку у частника в Геленджике. Вот тогда и был дан старт массовому посещению морского побережья гражданами Советского Союза. Главное, чтобы рядом с этим памятником когда-нибудь со слезами на глазах не установили монумент Последнему курортнику. Сплюнем три раза по ветру, стукнем по дереву, тем более, что их тут навалом. А вот и створный маяк, когда-то встречавший корабли, а теперь стоит, как памятник. Почему как? Памятник и есть. Люди ходят, любуются, ручками машут. Нет, это чайки машут, и не ручками, а крыльями. А люди сидят и едят, и тоже любуются. Красота же, почему бы и не полюбоваться.

Вот кому хорошо в Геленджике, так это деткам. Кругом парки, аттракционы, аквапарки, канатные дороги. Только раскошеливайтесь, родители. Ах, поиздержались? Увы, без денег здесь делать нечего, особенно с детьми и молодыми женами. Быстро разуют, в смысле, средства закончатся. Отдых – дело дорогое, особенно, на российском юге. Это вам не Турция с Египтом, где чартерные рейсы, питание «все включено», скидки тут и там. Здесь добираться самому надо, заплатив за билеты по курортным расценкам, номера, питание, развлечения обходятся, как будто все это на Луне происходит, а не в провинциальном российском городке. Зато кругом родная речь. Как кричала одна полная тетенька, вышедшая впервые на пляж, своей подруге в телефон: «Маня, прилетай, здесь все наши!» И это правда, чужие здесь не ходят. Какому европейцу придет в голову в Геленджике отпуск проводить? Он и слова-то такого не знает.

Высоко в горах

Канатные дороги в Геленджике – не просто способ передвижения сверху вниз и обратно. Это доставка в абсолютно другой мир. Кто по канатной дороге не ездил, можно сказать, здесь и не бывал. Там, наверху, не просто смотровая площадка и живописная панорама города и морского побережья. Там рестораны, парки, катания на квадроциклах и джипах по очень сильно пересеченной и наклонной местности. А если еще прибавить к этим прелестям сорокаградусную жару, то картинка станет полной. Дух захватывает однозначно. И тело тоже.

В низовье гор протекают речки и речушки, стремящиеся слиться с Черным морем. Самые крупные геленджикские реки – это Пшада, длина которой 44 километра, и Вулан, длина которой составляет 34 километра. Питаются геленджикские реки грунтовыми водами и осадками. В засушливое время русла рек могут совсем пересыхать, зато в периоды дождей картина меняется кардинально. Эти тихие речушки становятся широкими и бурными, даже опасными и грозными потоками. Эти потоки несутся вниз, снося все на своем пути. И тогда берегись. Сели и оползни – гроза этих мест. Трагедия этого года в Крымске – как раз тому подтверждение. Кстати, прибрежная галька и песочек – это не дары Черного моря, а обломки камней, вырванных со своих мест в горах этими страшными по силе потоками. И не просто вырванными, а и перемолотыми до состояния мелких камешков и песка.

Там же, в горах, находится краса этих мест — дольмены. Со стороны эти сооружения напоминают домики, которые обычно устанавливают на детских площадках рядом с горками и песочницами. Но это только со стороны. Конечно, ни картонные, ни деревянные домики в горах бы так долго не простояли. Только каменным сооружениям здесь и место. Вот она – истинная старина, следы стоянок людей далеких эпох – дольмены, могильники, курганы. Сооружения культа, как сказал бы желчный человек. Впрочем, очевидно, так оно и есть. Вдоль рек были расположены стоянки людей. Там до сих пор находят глиняные сосуды и другие предметы быта того времени. А виноградники и сады столетиями цветут и дают свои богатые урожаи. Кто попробует хорошее кубанское вино, изготовленное в этих местах, больше не станет пить чилийские или немецкие вина. Главное, дамы и господа, не увлекаться. Так и спиться недолго на вкусненьком-то.

Вообще мест, которые следует посетить отдыхающим в Геленджике, немало. Главное, силы и средства рассчитать. И Бигиусские водопады надо осмотреть, и на морские экскурсии съездить, и дом-музей писателя  Владимира Короленко посетить.

Но вернемся к дольменам, потому что о них стоит написать подробней. Даже Борис Акунин использовал их в одном из своих романов. Каменные склепы, в которых древние народы хоронили своих умерших. Основная масса дольменов и могильников сохранилась в бассейне реки Жане. Дольменами – главной достопримечательностью долины – называют уникальные памятники культуры Кавказа, оставленные в период мегалита. Материал, из которого сооружены дольмены, это огромные, тщательно обработанные каменные плиты. В них хоронили умерших, а также они были святилищами для тех народов, которые населяли эти места.

Когда притрагиваешься к этим многовековым камням, честное слово, испытываешь какой-то трепет. Будто действительно на машине времени перемещаешься на многие века назад. Некоторые из дольменов служат людям и сейчас. Поиздержавшиеся отдыхающие вполне могут скоротать в них ночку, другую. И платить никому не надо. Хорошо бы только перед ночлегом выпить винца местного, чтобы никакие чудеса и древности не снились.

Вся эта красота расположена территории природно-археологического заповедника и археологического парка «Долина реки Жане». Этот парк сегодня стал самым посещаемым экскурсионным объектом. Если считать после дегустационного зала завода шампанских вин «Абрау Дюрсо», который буквально в двадцати минутах езды от Геленджика расположен.

Вот уж где красота. На берегу горного озера огромные площади самого известного в России завода, производящего шампанские вина. И не просто шипучку с добавкой винного материала, углекислого газа и спирта, как в основном и происходит на других заводах, а настоящее вино, по французской технологии.

Очень хорош природный памятник, он же скала «Парус». Вот уж люди получили в свое распоряжение уникальную вещь, не затратив на ее возведение ни рубля. Скала высотой 30 метров и длиной 25 метров, напоминающая своей формой четырехугольный парус, вызывает только восхищение. Хороший архитектор и скульптор – матушка-природа.

Тем, кто уже подлечил органы движения, следует посетить «Сафари-Парк». Там есть, где прогуляться. Штольни, известные больше, как катакомбы, стали классным подземным историческим объектом. Тоже, вроде бы, природный ландшафт, а как умело используется.

Кому подлечиться?

Малоимущим достаточно просто доехать до Геленджика. Лечь лицом кверху у моря и дышать. Говорят, эффект поразительный. Если никто песочком не присыплет, то через день пройдет насморк, через два – кашель, через  три – некоторые интимные болезни, а через четыре, если дети случайно откопают, можно будет уже и обратно ехать.

Причем, проделать такую процедуру можно практически в любое время года. Зимой, правда, лучше лежать в телогрейке и валенках. А перед тем, как лечь, ломиком в песке лунку выбить. Шутки шутками, но такая природная ингаляция, когда вдыхаешь смесь морских аэроинов и хвойных фитонцидов, и абсолютно бесплатно, помогает вылечивать многие болезни, включая нервные расстройства. В годы кризиса здесь лежало и дышало особенно много банковских служащих, потерявших работу.

А в морской водичке чего только нет. То, о чем вы подумали, в перечень полезных веществ не входит. А вот минералы, бром, йод, успокаивают, укрепляют и закаляют наши ослабленные организмы. В многочисленных санаториях Геленджика для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта используют гидрокарбонатные хлоридные натриевые соли. Это очень удобно, так как сейчас в тех местах полно кишечных заболеваний. Подхватил, извините, несварение и туалетную болезнь, а тут неподалеку и санаторий, как на удачу. Можно сказать, под рукой. Или под другим, не менее важным, органом.

И минеральные источники кстати, и грязелечение. У кого ножки плохо ходят или запас соли в суставах превысил норму, всем сюда, в грязь и болотную жижу. Полежите, отдохнете, потом под душем корочку подсохшую смоете и снова как огурчики малосольные, что характерно.

В Геленджике вообще практически все органы, системы и недостатки человеческого организма лечат. Кроме глупости, конечно. Глупость – это недостаток пожизненный, никакими препаратами, морскими ванными и свежим воздухом не излечивается. А и не надо. Иначе кто бы тогда на российское черноморское побережье ездил? Снова шутка.

Хотя, не зря же Турция, Египет и Кипр борются на присвоение почетного звания «Всероссийская здравница». Почему-то курортов Краснодарского края, и что особенно обидно, Геленджика, в списке претендентов нет. Могли бы призадуматься местные власти, почему. А ответ на поверхности лежит. Всё ведь располагает. И море, и солнце, и горы, и леса с кустарниками, и воздух. И речь родная повсюду, что тоже немаловажно. Так чего же не хватает? Может, туркам и египтянам Геленджик в аренду отдать? Они быстро то, чего не хватает, на практике применят. А это элементарная культура и сервис. Плюс чартерные рейсы для курортников. Плюс очистные сооружения и ливневая канализация в городах приморских. Минус взятки, хотя это в принципе у нас нереально.

Да, по мановению волшебной палочки ничего никогда не происходит, но под лежачий камень тоже вода не идет, даже целебная и морская.

Перейти в полный режим