Как переехать в США

Удачная случайность

В октябре 2005 года я была простой студенткой Государственного Медицинского Университета. Сдавала сессии, подрабатывала, развивалась… И думать не думала о таком событии, как эмиграция в США. Да это ж сказка, разве в жизни такое бывает? Потому я весьма удивилась, когда один знакомый предложил мне «заодно» поучаствовать в лотерее, выигрыш в которой практически обеспечивал билет «туда без обратно» в одну из самых недосягаемых стран для жителей постсоветского пространства (кстати, чуть позже я поняла, насколько заблуждалась).

Но ничего в этом мире просто так не делается: знакомый был «себе на уме». Предложив, он оговорился, что в случае победы я должна буду помочь перебраться и ему. Известным образом. Конечно, мне это жутко не понравилось: я не любитель фальсификаций. Но тогда я особо и не верила, что спустя семь лет стану гражданкой земли обетованной…

Неожиданное счастье

Теплым майским днем 2006 г. я тихо-спокойно готовилась к надвигающейся сессии и думать не думала, что этот же вечер ознаменуется началом конца моей прошлой жизни. Предэкзаменационную тишину разразил звонок подзабытого знакомого. Выиграла! Да чего уж там… Выиграли! И нет нужды в противозаконных махинациях! В ту ночь я так и не заснула. Неужели?..

Вскорости мне пришло письмо со всеми подобающими элементами официальных писем. Сомнения отпали. Жди меня, Америка! Я уже скоро! Пора воплощать свою американскую мечту!

Эйфория победы

Скоро? Хех. Как бы ни так! Ну, может, для кого ждать собеседования 8 месяцев – скоро. Но не для меня. Конечно, я была заранее предупреждена о том, что собеседования по грин карте «3 года ждут» (ибо эти 8 месяцев ожидания действительно проходят как 3 года). Но… ожидание было на редкость отвратительным. В течение этих 8 месяцев я не могла начать серьезного дела, не могла приобрести много желанных вещей, не могла, не могла… Ибо знала, что скоро должна уехать, и все это придется бросать. И такое положение дел сильно давило на мое психологическое состояние: жизнь будто остановилась, а время – тянулось.

Но в один прекрасный день меня уведомили о том, что в скором времени мне придется подвергнуться пыткам со стороны сотрудников американского посольства: был назначен день собеседования. Собеседование попало на январь. Сказать, что я трусила – ничего не сказать. Все-таки неизвестность – худшее из испытаний. Несмотря на то, что весь процесс был подробно описан в интернете бывалыми людьми, знание о положении дел спокойствия мне не придавало. Ведь у каждого из нас своя история… Тем более, что форумы переполнены историями о соседках дядюшки Сереги, которым в свое время отказали в выдаче вожделенного вида на жительство прямо на собеседовании.

Ужасная доля, скажу я вам. Столько радости, столько надежд и мечтаний, столько депрессивных, застойных месяцев ожидания… и «на» тебе – никуда не едешь!

И вот настал тот самый день. День собеседования. Дорога до известного места в Москве спокойствия не внушила: холод, пробирающий до кости, ввергал в депрессию и рисовал в воображении ещё большие ужасы приближающейся экзекуции. Хотя… может, собеседование – это как ад? Ну что же… там, по единогласному мнению религиозников, хоть тепло. Так что с судьбой своей я почти смирилась.

Как ни странно, в посольстве ко мне отнеслись вполне себе дружелюбно. До того, что я, будучи живым наследием павшего Советского Союза, начала в усиленном темпе искать подвох. Не найдя подвоха, что ещё больше меня раздосадовало (ах вон они значит хитрющие какие!), стала выжидать свою очередь.

Оглашенное имя, принадлежащее мне, не заставило себя долго ждать. Хоть часы говорили совсем о другом. Вспоминая Эйнштейна и его теорию относительности (по-видимому, опасные для жизни ситуации – идеальный толчок к бредовым мыслям), на дрожащих ногах я поплелась в уготованную для меня пыточную. В пыточной оказалось вполне себе удобное кресло. И атмосфера радушная. И сотрудники таинственно улыбаются. Нет, ну они точно что-то замышляют!

Поскольку английским на тот момент я владела средненько, ко мне приставили переводчика. Само собеседование поручили афроамериканке. Экзекуция началась.

И закончилась. Задали мне несколько вопросов, больше – психологического характера, и одобрили. Одобрили! Да! Я прошла! Мыслей о тайном сговоре более не появлялось. Наверное, параноидальные склонности породило чувство страха. А эйфория победы – она другая!

Мучительно сладостная подготовка

Наверное, подготовка к жительству на территории Соединенных Штатов – самый сладостный момент всего периода. Сбор чемоданов, покупка билета, шопинг – и совсем неважно, что большая часть средств взята в долг и мне придется все это потом возвращать. Это ж Америка! Да там доллары с неба сыплются! Я такими темпами месяца за три все верну. Такая вот Американская мечта.

1 июня того года я безучастно разглядывала в иллюминаторе огни постепенно исчезающего родного города. Я обязательно вернусь. Жаль, правда, ненадолго. Была бы тут перспектива как в Штатах… эх… потеряли такого человека! Гений улетает. Полный самолет гениев.

Увидеть Париж и умереть

К сожалению, на тот момент я могла полюбоваться Парижем лишь из иллюминаторов. Смертью и не пахло. Как вы, наверное, уже догадались, летела я транзитом через столицу Франции. Когда я вошла в зал ожидания, ожидать мне оставалось 7 часов.

Париж я толком не увидела. Но семичасовое пребывание во французском аэропорте практически стоило мне жизни. Задумалась: может, фраза «увидеть Париж и умереть» носит гораздо более прямой смысл, чем я предполагала ранее?..
Описывать все ужасы того момента не стану – мало ли, из-за меня падут акции компаний, обанкротятся, бомжами ещё станут. Нет, карму я себе портить определенно не хочу. Но поскольку они здорово попортили мои нервы, в отместку говорить о том, что, возможно, за столько лет все изменилось в лучшую сторону, я тоже не стану.

Короче, еле-еле успев на посадку, я улетала домой, в Нью-Йорк. Поудобнее устроившись в кресле, я достала заранее припасенную книгу. Наблюдать за Францией я больше не рискнула. Мало ли что. Вдруг действительно помру?..

Огни большого города

По прибытию в Нью-Йорк я, первым делом,.. растерялась.

Улицы Нью-Йорка

Улицы Нью-Йорка

Ещё бы! Повсюду выглядывают таблички с именами, люди ликующе встречают близких, а я стою с ручной кладью посреди залы и печально вслушиваюсь в какофонию звуков. В какой-то момент поймала себя на том, что пытаюсь уловить отзвуки собственного имени. Ужасно глупо, на самом деле. Но чувство тотального одиночества буквально навязало мне надежду на чудо.

Взяв свой багаж и направившись к выходу, я с тем же чувством надежды оглядывалась на таблички в руках незнакомых людей. Нет. Ничего. Чуда не произошло.

По прибытию в заранее забронированный номер в отеле, я рухнула на кровать и устало подумала о необходимости срочно искать жилье: лишние траты на отель мне сейчас совершенно ни к чему. Несмотря на огромную усталость и плохое самочувствие в связи со сменой часовых поясов, уснуть не получалось. Что-то определенно не так. Что-то я упустила… Но что?

Повернувшись на бок и бросив взгляд на не распакованный чемодан, я поняла: возможно, мой другой чемодан уже распакован. Но не мной. В аэропорту мне недодали чемодан. Заставив себя встать, я позвонила в аэропорт и на своем кое-каковском английском донесла суть проблемы. Из разговора стало понятно, что с чемоданом мне стоит мысленно распрощаться.

А за окном все также мерцали огни большого города. Только не столь радушно, как прежде. Мерцали холодно, даже жестоко. Будто бы собравшись в кучку и желая посмеяться над моим одиночеством и беспомощностью. Какой молодец Эйнштейн, а! Относительность все-таки классная штука… Она реально работает.

Добро пожаловать в реальность, детка!

Проснувшись на следующий день, я чувствовала себя очень разбито. Вскочив, дабы не дать себе снова провалиться в сон, я наспех удовлетворила все гигиенические потребности организма и вылетела из отеля.

На руках было несколько адресов, пара сот долларов и жуткая паника. Точнее, паника была в голове. До сих пор я не осознавала всего ужаса ситуации, который заранее предугадывали все мои родные: совершенное одиночество в одном из самых крутых мегаполисов мира. Сидя и с удовольствием поглощая завтрак, я с интересом и некоторой грустью наблюдала за бешеным ритмом города. Все куда-то спешат, за окном проносятся желтые такси, где-то вдалеке звучит сирена скорой помощи… Точно, как в фильмах. Осталось лишь сотворить свой собственный хеппи энд.

Оговорюсь сразу: всех необходимых документов мне ещё не выдали, и я не имела права на работу. Искать пустующие вакансии не было смысла: если устроиться нелегально, все равно через неделю, максимум – две, мне выдадут документы и придется искать новое рабочее место. Уж лучше посвятить это время отдыху и ознакомлением с принявшим меня городом. Ну, и решить парочку житейских вопросов.

Порешив, я отправилась в Бруклин: смотреть квартиры (о чем, ещё будучи за океаном договорилась со знакомым знакомых, занимающимся данными вопросами).

Да, кстати, а почему именно Бруклин? Все очень просто. Манхэттен – слишком дорого. А Бруклин – самый спокойный и надежный (после Манхэттена, конечно) район Нью-Йорка. Кроме того, именно Бруклин является средоточием огромного количества мигрантов из постсоветского пространства: хоть что-то «свое».

Поселилась я в итоге в милом доме на границе итальянского и китайского кварталов. Весьма интересное соседство: в канун Нового года итальянцы избавляются от всего ненужного в доме, а китайцы весь год только и делают, что рыщут по кварталам в вечном поиске халявы.

США. Вид из окна первой квартиры

США. Вид из окна первой квартиры

Кстати, не безрезультатно. В США редко встретишь объявления типа «продаю кровать 20-летней давности». Как правило, все мало-мальски ненужные хозяину вещи спускаются вниз: на пользу людям, видимо. Так, я стала обладательницей отличной микроволновой печи, модернового стола для компьютера, великолепного (и не использованного!) набора мельхиоровых столовых приборов и многих других вещей. Главное не прозевать. Всегда нужно помнить: где-то рядом рыщут китайцы.

Вот один случай из моей жизни, датируемый несколькими месяцами позже. Иду я по улице, наслаждаюсь воскресным солнцем. И вдруг наткнулась на люстру в разобранном состоянии (в коробке лежала). Явно громадная и явно великолепная: хрусталь так и переливается на солнце! Конечно, я не могла позволить пропадать такому добру. Но тащить такую тяжесть несколько кварталов мне явно не по силам. Делать нечего – придется ловить такси! Однако оглянувшись, я наткнулась на хищный взгляд двух китайцев, якобы просто прогуливающихся в округе и якобы не знакомых друг с другом. Поняла: добычу свою оставлять нельзя ни под каким предлогом.

В итоге вопрос разрешил мой знакомый, теперь ставший другом и живущий двумя этажами выше меня (тот самый знакомый, который предложил мне разыграть грин карту). Позвала, помог. Весь тот час, который я просидела, охраняя свою новоявленную собственность, эти два китайца прогуливались взад и вперед. Видать, думали, что я не справлюсь под столь мощным психологическим напором и покину свой пост. Или надеялись на то, что я не различу их от собратьев? Кроме шуток: конечно, не различила бы, особенно на тот момент, когда опыта общения с китайцами как такового у меня не имелось. Но не зря же я гений: додумалась запомнить одежду. Видимо, такой хитроумной стратегии они от меня не ждали…

«К чему ей вилки и люстры?», — спросите вы. Совершенно не нужны: я ни разу не пользовалась никчемными (с точки зрения практичности и экономии катастрофически не хватающего времени) вещами. Зато все новые предметы, найденные мною на улице, впоследствии стали отличными подарками многочисленным родственникам, друзьям и просто знакомым на родине. Конечно, изначально предполагалось близким купить подарки, а знакомым раздать халяву. Но сквозь фильтры близких мало что прошло: разобрали…

Правда, люстру я никому не отдала. Я ее продала дому торжеств за 1500 долларов. Вот так-то. И снова вспоминается относительность: я радовалась упавшим на меня деньгам, покрывших стоимость билетов, а представитель дома торжеств хвастал столь выгодной покупкой. Обидно только, что в своем кругу дурочкой потом называл: мол, так дешево отдала! Отдала – ну и ладно. Не буду же ходить по дворам и предлагать людям люстры. Первый, кто попался, тому и отдала. На здоровье. Мне не жалко.

Кстати: если вздумаете подобрать в Нью-Йорке использованную мягкую мебель, будьте осторожны. Местные клопы – это что-то страшное. До той поры я и не подозревала, что в Нью-Йорке, в приличных квартирах приличных домов приличных кварталов могут водиться клопы. На родине такого не было. А тут – «на» тебе, подарочек! И война с ними потом длиться неимоверно долго.

Но, думаю, пора вернуться к пилотным дням моего пребывания в Штатах. Итак, выбрала я квартирку… Квартира нормальная. На одного человека – в самый раз. Имею ввиду площадь. А вот цена явно завышена. 1000 долларов за 2 маленькие комнатушки. А чего я ожидала? Это же Нью-Йорк, мечта миллионов…

Следующие две недели прошли в тревожном ожидании документов, бюджетных прогулках по городу, решению некоторых вопросов типа подключения интернета и самостоятельному изучению английского языка посредством сети. Наверное, все дело в страхе: спустя две недели я неплохо ориентировалась в речи и грамматике. Конечно, у меня была база, и база неплохая. Но ежедневные 5-7-часовые занятия не прошли даром: именно благодаря им спустя 2 недели я устроилась на работу.

А дело было так: погуляв 2 недели и не дождавшись документов, мне стало боязно за мои стремительно оскудевавшие финансы. Отправив резюме в некоторые компании и даже не надеясь на ответ (тем более, не имея документов!), я отправилась по городу в поисках работы. Довольно авантюрная затея, заранее обреченная на провал и служащая больше для успокоения собственной совести.

США. Мегаполис

США. Мегаполис

Но подсознанию моему не повезло: при первом же обращении в кафе меня взяли! Правда, должность не слишком важная: подавать людям круассаны да булочки. Ну да ничего страшного – не профессором же возьмут, в конце-то концов! Итак, я начала зарабатывать 5 долларов в час.

Возможно, 5 долларов в час – недосягаемое богатство в вашем городе. Но не в Нью-Йорке. Тут все дорого. И за 5 долларов вынуждены работать только те, у кого нет документов. Демпинг, знаете ли… Короче, таким образом я могла зарабатывать лишь 1000 долларов в месяц. Все бы ничего, но при таких обстоятельствах нужно было делать выбор: либо есть, но жить под мостом, либо жить в квартире, но есть только старые и непригодные на продажу булки.
К счастью, такого выбора мне не предстояло и работу эту я рассматривала лишь в качестве временной подработки: вплоть до получения документов. Проработать пришлось ровно месяц.

Спустя месяц я получила злополучные документы (в том числе и право на работу) и начала искать более или менее приличное рабочее место. Не буду описывать всех злоключений, но в итоге я оказалась в квартире у старушки, за которой мне предстояло ухаживать. По рассказу моей соседки-татарки, одна вполне себе трудоспособная старушка, к которой та попала, заключила сделку: девушка за ней не смотрит, деньги – пополам («заботу»-то оплачивает государство). К сожалению, моя старушка подобной перспективы не приемлила, и мне пришлось работать в полную мощь.

Но, если по справедливости, мне повезло. Старушка была очень приветливая, дружелюбная, безобидная. В отличие от большинства, не капризная, не вредная. А то была одна еврейская пара под опекой у моей подруги… Всю кровь испили, причем по мелочам… К слову сказать, все участвующие в данном рассказе пожилые люди – евреи. Просто людей из постсоветского пространства часто приставляют к «своим», поскольку последние (а часто – и первые) не знают английского языка, и все общение происходит на русском.

Заработная плата была более чем в 2 раза выше, чем на предыдущей работе. В принципе, мне хватало. Но ведь были ещё и долги… В итоге пришла к тому, что необходимо найти пару девушек для совместного проживания и оплаты квартиры. Спустя определенное количество времени я это сделала. Кроме того, я вернулась к своим подработкам в интернете, приплюсовав к выполняемым услугам ещё и перевод с английского и на него. Жизнь моя наладилась, и я постепенно вернула долги, получила права, приобрела машину, начала путешествовать…

На Родине у меня была профессия, изучению которой я посвятила несколько лет своей жизни. Конечно, бросать мне ее не хотелось. Потому в свободное время я готовилась к медицинским экзаменам в Штатах, что, кстати, очень и очень сложно. Сложно именно потому, что абсолютно не хватает времени: работа с тех пор менялась сотни раз, но в любом случае к вечеру сил не остается, а после отдыха получается выучить всего несколько страничек. А страничек таких тысячи.

Из-под дождя да под ливень

Моя эмиграция в США состоялась. Что я имею на сегодняшний день? Американское гражданство, машину, стабильную зарплату, возможность помогать родителям, путешествия…

Да, все это далось мне трудом. Да, реалии Америки страшны: выживает сильнейший. Люди из бывшего СССР, приехав сюда, ожидают гораздо более легкой жизни, нежели той, с коей они тут сталкиваются. Таким образом, они часто жалуются на свою тяжкую долю, на сложности, на превратности судьбы…

Но я скажу вам следующее. Никто из нас, мигрантов, не смог бы добиться того, что мы имеем, на своей родине. Тем более в такой краткий срок. И, кстати: почему-то никто из жалующихся не рассматривает такой вариант, как возвращение домой на пмж. Потому, что дом для них – США.

Что до меня – как только мне выдадут лицензию на врачебную деятельность и я получу работу по специальности, мытарства благополучно разрешатся. Буду получать гораздо больше, чем могла бы у себя дома при таких же обстоятельствах…

Да, сложно. Америка – не для слабых чужестранцев. Она ломает. Она кидает из стороны в сторону. Но выживших в этих пытках ждет достойная победа, и, на мой взгляд, такая жизнь стоит затраченных усилий. Я совершила шаг в пропасть. Оказавшись в США, я попала из-под дождя под ливень. Но каждый знает, что после сильного ливня небо частенько озаряется ярким солнцем и наполняющей сердце радостью радугой…

Надеюсь моя история о том, как прошла эмиграция в США кому то покажется полезной!

Перейти в полный режим