Эмиграция в Ванкувер

Здравствуйте. Мы переехали в Канаду в мае 2012 года. Обо всем с чем столкнулись в дороге я сейчас вам расскажу.

Долгая дорога на Ванкувер

Перелет для нас стал очень тяжелым испытанием. Сначала мы долетели до Москвы из Екатеринбурга, потом из Домодедово переехали в Шереметьево и провели там еще четыре часа, пока не узнали, что наш рейс на Франкфурт задерживают. Благо окно, предусмотренное для пересадки во Франкфурте, было с запасом времени. Иначе вообще авиаперевозчики потрепали бы наши несчастные нервишки. До Франкфурта из Шереметьево мы долетели на лайнере Lufthansa. Немцы знают толк в сервисе, да и расстояние было маленькое. Только сели, почти сразу же вкусно покушали и всё. Уже выходить.

Почему-то нам казалось, что все трудности полета после прощания с Шереметьево, остались позади, не тут то было. Участок Франкфурт-Ванкувер был просто невыносим. Десять часов мы провели в душном самолете. Да каком самолете…сарае с крыльями. Я думал такие судна курсируют только внутри России. Нет, оказывается они через Атлантику летать способны. Отрицательных эмоций добавлял еще тот факт, что дочка перед отъездом заболела. Бедный ребенок с температурой 38 градусов мыкался с нами, дураками-родителями, по самолетам-аэропортам-терминалам. У девочки еще стоматит разыгрался. В салоне душно, спать она не может. Все время хныкает. А тут и сам заплакать готов. Духота, ноги не вытянешь, расстояние между рядами маленькое. Очень неприятное чувство, когда чувствуешь усталость, а отдохнуть не можешь. На этом фоне еще у жены нервишки расшалились. В итоге в Ванкувер мы прилетели злыми, голодными и усталыми.

Летели мы на самолете Air Canada. Если верить тому, что авиакомпании — лицо государства, то Канада меня не впечатлила. Наши места в самолете были в среднем ряду. Разумеется, в иллюминатор что-то разглядеть было невозможно. Я, как мог, вытягивал шею, пытаясь увидеть сказочные пейзажи, которыми так пестрит интернет, но в лучшем случае видел только голубое небо. Правда, перед самой посадкой, вид в иллюминаторе сменился. На мгновение мы увидели снежные горные вершины (это май месяц!), а потом настоящее буйство зелени. Настолько сочные цвета, будто они не натуральные, а нарисованы художником.

Мы вышли из самолета и постепенно первое, неверное, впечатление о Ванкувере стало исправляться. Аэропорт Ванкувер Международный — просто всем аэропортам аэропорт. Он потрясает своими размерами, но в тоже время не оставляет вопросов. Все ясно и понятно. Куда идти, где кто находится и т.п. Из всех аэропортов, которые мне довелось посетить, с Ванкуверским может сравниться разве что аэропорт в Бангкоке. Там тоже все удобно и понятно.

Аэропорт Ванкувера

Аэропорт Ванкувера. Фото by naivert (http://fotki.yandex.ru/users/naivert/)

Дочурке нашей после посадки стало полегче. Она перестала хныкать и стала просить молоко. Я сказал ей, что мы в Канаде, и тут надо просить по-английски. Может быть вы скажите, что я изверг, но это был стратегический ход. Нас, благодаря маленькой девчушке, причитающей «please, give me milk» пропускали везде без очереди. Именно в тот момент я понял, что не зря мы отдали ее не в обычный детский сад, а в детский сад с английским уклоном. Уклон, правда, ни в чем, кроме занятий с преподавателем, больше не выражался. Ну и ладно.

В общем, люди пожалели нас и несколько раз пропустили без очереди. Таким образом к к иммиграционному офицеру для прохождения процедуры лендинга мы подошли одними из первых. Очередь к офицеру была большая, люди скорее походили на беженцев, чем на ФСВ. Честно скажу, с ними рядом стоять даже было неудобно. Я лично комплексовал, из-за того, что у меня все хорошо, а люди по каким-то причинам должны страдать. Я, кстати, замечал, только у наших соотечественников такие комплексы. Мы стесняемся нищих, беженцев, бедняков. Нам неудобно перед ними, но в тоже время мы ничем не помогаем. Самый не милосердный народ — это русские. Я об этом думал еще в России, а в Канаде убедился окончательно. Что-то отвлекся.

Сама по себе процедура лендинга заключается в том, что милая приятная девушка — азиатка рассказала нам вкратце информацию о том, что необходимо сделать в Канаде первым делом. Она выдала нам много разных брошюрок, в которых очень коротко было все расписано. Там же были приведены адреса всех нужных учреждений.

Следующим шагом стало получение номера в очереди. Мы думали, что тут нас не пропустят, но дочка в очередной раз всех выручила. Она расплакалась, и к нам тотчас подошел сотрудник иммиграционной службы. Несмотря на недовольство всех людей в очереди нас провели напрямую в главному офицеру, где состоялась сама процедура лендинга. Суровый офицер, опять таки китайской наружности, задал нам вопросы. По какой программе мы переехали? Кто главный аппликант? Какие у нас профессии? Были ли до этого в Канаде? Он что-то спрашивал еще. Пытался даже шутить, но как-то ни я, ни жена не оценили его юмор. Наверное, сказался тот факт, что перелет и Катина болезнь, нас сильно вымотали.

Китаец дочке не понравился. Даже сейчас, спустя почти полгода, она настороженно относится к азиатам. В Ванкувере их очень много, это всё переселенцы с Гонконга, умные и воспитанные люди, но отчего-то они не внушают доверия нашему ребенку.

Как только наша аудиенция у иммиграционного офицера подошла к концу, так Катя тотчас успокоилась. Мы пошли дальше и вдруг поняли. МЫ ПОСТОЯННЫЕ РЕЗИДЕНТЫ КАНАДЫ! Мы идем по ванкуверскому аэропорту, и чувства уже переполняют нас. Я, как ишак, нагружен сумками и чемоданами. Жена рядом ведет за руку дочь и мы улыбаемся. Улыбаемся, как умалишенные. У дочки сразу же спал жар, а мне отчего-то захотелось петь. Нервы отпустило у жены, и из ее глаз потекли слезы. Катя тоже заплакала. Да и я сам, едва-едва слезу не пустил. Мы уже в Канаде. В Ванкувере, о котором с женой мечтали еще на студенческой скамье. Тогда, юными нищими романтиками, мы подключались к интернету через модем и смотрели фотографии Ванкувера. Сколько новых годов подряд каждый из нас загадывал этот великолепный канадский город. И вот она — мечта! Мечта сбылась!

Однажды на каком-то форуме я читал впечатление одной женщины от переезда в Ванкувер. Она говорила, что там очень вкусный воздух. Что, когда выходишь из аэропорта, этот вкусный воздух просто сбивает с ног. Не знаю, почему в память врезалась именно эта фраза, но перед дверями я напрягся. Как то инстинктивно. Весь полет я думал об этом воздухе. Не обманула ли женщина?

Не обманула. Никогда и нигде я не вдыхал такой вкусный воздух. Помните, как в детстве пахли булочные, когда в них привозили свежий хлеб? Представьте, что в булочную привезли не только хлеб, но и фрукты, цветы и самые прекрасные в мире ароматы. Весь этот букет запахов и есть Ванкувер. Я влюбился. Влюбился в город.

Ах, Ванкувер!

В советские времена, когда я только-только начал ходить и едва-едва разговаривал, городам нашей страны присваивали почетные титулы типа «город-сад». Я помню, такое звание было у Омска и у Санкт-Петербурга. В свое время они выигрывали конкурс только потому, что в нем не участвовал Ванкувер. Ванкувер — это не город-сад, это сад-город. Здесь все цветет и пахнет. Зона аэропорта — не загазованная забетонированная площадка, а настоящий парк с великолепными газоном и кустарниками. Дорога от Ванкувер Международный до самого города, мне чем-то напомнила киевскую трассы, из Борисполя в столицу Украины, где еще проезжаешь станцию аэрации в Бортничках. В первый и последний раз я там ездил в глубоком детстве. Киев тогда меня поразил. Точно так же меня поразил Ванкувер. Времена меняются, города меняются, мы стареем, а ощущения остаются. Это просто какое-то волшебство.

В вечер прилета ничего посмотреть нам не удалось. Устали все-таки сильно. Нашим первым домом на канадской земле стал отель Comfort Inn Downtown Vancouver. Нам посоветовали его в посольстве, как недорогой и достаточно приличный. Забронировали гостиницу мы через интернет. В наш век развития технологий с этим вообще никаких проблем нет. Ночь в отеле обходилась нам в три тысячи триста рублей. За хорошие крепкие три звезды, по канадским меркам, это очень даже неплохо. Мы брали номер с двумя двуспальными кроватями. На одной спала Катя с женой Леной, а на другой я. Точной уверенности не было, нужна ли будет дочке компания на кровати или нет. Поэтому мы заказали две. Все-таки на одной втроем не выспишься, да и если кто-нибудь бы спал на раскладушке — тоже бы ничего хорошего не вышло.

Comfort Inn Downtown Vancouver находится в центре развлекательного Ванкувера, на улице Нельсона. Недалеко от перекрестка с Сеймур стрит. Нам очень понравилось внутреннее убранство отеля, персонал. В стоимость нашего проживания был включен только завтрак, поэтому меня, как отца семейства отправили на улицу, раздобыть продуктов. Я, конечно, заблудился, потом зашел в какой-то дорогущий магазинчик и накупил всякой неполезной ерунды типа батончиков, хот-догов, арахисовой пасты и т.п., за что впоследствии получил от жены по шее. Мы поужинали и мои женщины быстро уснули.

Специфика отеля Comfort Inn Downtown Vancouver в том, что он находится в окружении ночных клубов. Вокруг их очень много. Да и в принципе до различных культурных и массовых заведений отсюда недалеко. До художественной галереи минут 10 ходьбы, примерно столько же до зала славы Би-Си-Спортс и ванкуверского порта. Как я мог спокойно лежать в постели, если в каком-то жалком километре от меня Ванкуверский порт? Тот самый порт которым я грезил лет пятнадцать не меньше? Я быстренько оделся (как потом выяснилось в мятое) и пошел обследовать окрестности. Ванкувер после Екатеринбурга просто завораживал. Екатеринбург, спору нет, тоже красивый город и населения там живет примерно столько же, но все-таки весовые категории у этих двух мегаполисов разные.

Я шел по улице и обалдевал. Культурный шок. Советского туриста выпустили за границу. Шел, разинув рот, как колхозник какой-то. Видели бы вы мое поведение в казино. Я зашел в Edgewater. Никто ко мне не подошел, не спросил есть ли у меня деньги. В зале не было дельцов в обнимку с обворожительными красотками и с сигарами в зубах. Все было чинно, спокойно и благородно. Люди играли в покер, играли в рулетку, играли на автоматах. Я обошел все казино, тщательно осматривая каждый угол. Никогда до этого мне не приходилось бывать в игорных заведениях. Внутри все тряслось, я боялся каждого взгляда. Думал, что с минуты на минуту, ко мне подойдут несколько здоровых парней и вышвырнут меня на улицу.

Казино Edgewater

Казино Edgewater. Фото by lindochka1 (http://fotki.yandex.ru/users/lindochka1/) 

Когда я стоял у рулетку, крупье несколько раз взглянул в мою сторону. Внизу все похолодело. Я подумал, что сейчас он громко спросит: «Мистер, а что вы тут делаете?». Я не найду что ответить и все казино начнет надо мной смеяться и глумиться. Мол кто ты такой, зачем ты сюда вообще приехал. На ватных ногах, с кошмаром в мыслях, я вышел на улицу.

Через несколько домов дальше по улице был какой-то бар. Я быстро зашел туда, чтобы успокоиться и заказал пиво. 30 долларов за кружку пива! Это почти 1100 рублей. Ванкувер послал меня в глубокий нокдаун. Сначала в аэропорту он показался мне славным малым, отличным дружелюбным городом. Теперь же, когда на небе властвовала Луна, на поверхность вышла настоящая суть города. Бар я покинул в несколько подавленных чувствах. Отчего-то очень захотелось домой. Хотелось взмахнуть рукой, поймать такси и сказать: «На Ленина, пожалуйста. У вас в салоне курят?». Ленина была очень далеко. На другом конце земного шара. Если вообще можно говорить про то, что у Земного шара есть конец. Я же стоял в центре Ванкувера, города моих грез, и курил сигареты одна за одной.

На самом деле в канадских городах курить можно только в специально отведенных для этого местах. Исключение составляет только провинция Квебек. Она настолько самостоятельна, что не только творит свои законы, противоречащие государственным, но и вовсе хочет выйти из состава страны.

Родина, она там, где водка

Выйдя из бара, я дошел до казино, в котором тоже успел побывать в эту ночь, и не останавливаясь курил. Не знаю сколько мне нужно было сигарет в тот момент, но остановился я благодаря тому, что кто-то похлопал меня по плечу. Следом за хлопком последовала русская речь:

— Ты чего, браток, проигрался?
— Как вы узнали, что я русский?
— Я русского с одного взгляда в любом уголке мира узнаю.

Это оказались два русскоговорящих канадца Миша и Гриша. Они братья. Отец — крупный бизнесмен на Родине. Мише и Грише можно не работать, поэтому они ездят по разным городам и тратят отцовские деньги. Молодыми их, кстати, назвать уже сложно. Наверное, Мише было около 35 лет, а Грише под тридцать. Несмотря на большой кошелек, мои одноразовые канадские друзья оказались отличными парнями. Именно в их компании я впервые увидел Ванкуверский порт. Мечту моей юности. Большое счастье, что я не художник и не фотограф, а то я бы все время рисовал его или фотографировал. Есть портретисты, есть моринисты, а бы был портистом. Такая вот странная любовь.

Порт Ванкувера

Порт Ванкувера. Фото by burmetski (http://fotki.yandex.ru/users/burmetski/)

После порта мы зашли в ресторан. Какой-то «Патина» что-ли. С момента переезда я больше не бывал толком в том районе и точного названия сказать вам не могу. Русскоязычные друзья не давали мне платить и угощали всякими яствами. Как я оказался в своем отеле — не помню. Документов у меня с собой не было. Денег — по-минимуму. Сознание вернулось ровно в тот момент, когда я стоял перед дверью нашего 212-го номера. Тихонько, как мышь, я прокрался к кровати и уснул. Утром скрыть от жены мою ночную попойку не удалось. Запах, опухшее лицо, сами понимаете. Истинные мои маршруты я рассказал ей только месяц спустя. В то утро пришлось оправдываться, что не мог уснуть, спустился в бар и маленько не рассчитал дозу.

Гришу и Мишу до сих пор я не видел не разу. Надеюсь, что они не были галлюцинацией. Из всех наших разговоров в ресторане я запомнил только одну фразу. Ее мне сказал Гриша, обнимая за спину: «Лёлик, ты запомни, Родина, она там, где водка!». Вот уж не думал, что мой случайный знакомый окажется таким философом. А ведь он чертовски прав. Интересно, что жизнь в новом городе, началась для меня с Родины. Первый вечер я встретил в ресторане с русскими людьми, распивая водку. Эх, матушка Россия.

Первые дни в Ванкувере

Отель нам понравился не только с первого взгляда, но и со второго. Завтрак был американский. Ради него супруга, собственно говоря, и нарушила мой сон после веселой ночи. Мы спустились в ресторан и полакомились бубликами, сосисками, вафлями и вареными яйцами. Нельзя сказать, что еда изысканная. Все очень питательно и очень вкусно. Кстати, для тех, кто боится лишних килограммов и считает калории, в этом отеле есть бесплатный для постояльцев фитнес-центр. Я туда даже один раз заходил. Просто посмотрел на тренажеры. На скамье Скотта даже попробовал сделать пару подходов, а потом ушел. Мы еще не настолько североамериканцы, чтобы из здорового образа жизни культ делать. Вроде бы и так ничего, слава богу, не болит.

Отель с каждым днем нравился там все больше, хотя через неделю мы стали потихонечку думать о том, чтобы заселиться в кондоминимум с двумя спальнями. Все-таки проживание в отеле раза в два дороже.

Но мысли эти посещали нас в основном утром. Вечером же, когда мы возвращались после дневной беготни по разным инстанциям, нам хотелось одного — полюбоваться с балкона закатом солнца. Именно тогда у нас с Леной появилась привычка пить кофе на закате солнца. До сих пор мы эту традицию свято блюдем. Катя наша молодец, в Ванкувере она не разболелась. При отеле была детская комната, куда мы ее, как коммуникабельного ребенка, отдавали утром и забирали вечером. За это время дочка существенно смогла подтянуть английский. Мне стыдно признаться, но сейчас шестилетняя дочка разговаривает куда лучше нас, хотя у нас за плечами и изучение языка в школе и в университете, и на курсах. Да и в самом Ванкувере по-русски мы говорим только между собой. Русские тут, конечно, тоже есть, но мы стараемся с ними не общаться. Никакой предвзятости нет, просто хочется стать полноценным жителем города, а не членом диаспоры или общины.

Очень хорошо, что наш отель располагался в самом центре даунтауна. Вечером мы всей семьей с большим удовольствием гуляли по окрестным улочкам. Центр города, несмотря на свою деловую и вычурную направленность показался нам очень уютным и очаровательным. До Ванкувера я нигде в Северной Америке не был, поэтому говорить на что похож город не берусь. Однозначно, это не Европа и не Азия. Европа — милая старушка. На нее, кстати, очень похож Монреаль, мы в нем побывали впервые в сентябре этого года. Ванкувер же не похож ни на что. Конечно, обилие китайцев может напомнить Гонконг или Пекин, но по ритму жизни эти города совсем не совпадают. Видимо не зря Америку называют «Новый свет». Вот едешь здесь в автомобили и слушаешь радио или сидишь в парикмахерской и слушаешь радио и где-то подсознательно понимаешь, что это Америка. Я раньше не мог отличить европейскую музыкальную группы от американской. Всегда путал. Теперь же легко могу сказать кто есть кто, а ведь в Канаде я еще и половины года не прожил. Толи еще будет.

Дела мигрантские

Следующий день после прилета был знаменателен тем, что нам дали свои SIN , вернее распечатки с их номерами. Сами карты пришли по почте позже. Для открытия счета, по настоянию жены, был выбран RBC банк. Я не знаю, чем он хорош, но кто-то в Екатеринбурге ей сказал, что счета лучше открывать в нем. Я не знаю, откуда в Екатеринбурге могут знать про канадские банки, ну ладно. С женщиной спорить себе дороже. Из приятных моментов — в офисе этого банка работают русскоговорящие люди. Нас, например, обслуживала операционист Наталья. Она, по-русски, внятно нам все объяснила, указала на все тонкости. Кстати, все русские, с которыми мы взаимодействовали по делам, оказались очень милыми и приветливыми людьми. У нас чиновники и клерки в стране, какие? Постоянно чем-то недовольные, ворчащие и злые. Здесь же люди, находящиеся на государственной службе, приветливы и улыбчивы. Интересно, эти русские переехали сюда такими же или местное воспитание на них сказалось? Как нам поведал один мужчина, Борис, за пять лет русский мигрант становится неотличим от канадца, если он активно не общается с русской общиной. Наверное, и мы через пять лет станем другими. Пока же, вроде бы, никаких изменений не видно.

Самолет доставил нас в Ванкувер в воскресенье. Уже в среду жена начала паниковать на предмет того, где мы будем жить дальше. Я о будущем жилье стал серьезно задумывать несколько позже, в пятницу. В субботу мы поделились друг с другом своими тревогами.

Что и говорить, неделя в гостинице равнялась двум неделям в отличном кондоминимуме или месяцу в апартаментах. Важным критерием при выборе будущего места обитания был даже не размер и не престиж, а район. Несмотря на то, что мы не были ни к чему привязаны, и не знали где будем работать, будем ли работать вообще, куда нам надо будет ездить по делам, нам хотелось приличного района. Чтобы из окна была видна зелень, в пешей доступности супермаркеты и бистро, чтобы ночами на улицах было тихо, а наркоманов поблизости не было вообще. Наркомания — это одна из важнейших проблем Ванкувера. Мы дочку из России увозили, чтобы она всякого беспредела не видела, а получалось в точно такой же беспредел приехали.

Жена еще в Екатеринбурге смотрела дома в Ванкувере и ей очень нравился район Lougheed Town Centre, а в нем очень нравился один дом. Признаюсь честно, Мы совсем не планировали и даже не надеялись, что сможем заселиться в этот дом, что там есть свободные апартаменты, но судьба в очередной раз нам улыбнулась. Я нашел телефон менеджера управляющей компании, которая сдает этот дом. Лена туда позвонило и о чудо. В этом самом доме пустовала одна квартирка. К сожалению, там была всего одна спальня, а не две, как нам хотелось. Вообще в Канаде считают не количество комнат у квартиры, а количество спален.

Наличие одной спальни вместо двух никак не остановил нас. Мы с женой чуть ли не на перегонки рванули к дому. Мне очень хотелось увидеть квартиру, которая могла стать нашей, пусть и на время. Это же так волнительно. Жену вообще переполняли эмоции.

Когда она только переступила порог дома, то тут же крикнула с порога: «Я хочу здесь жить!». Домовой менеджер, не знавший русского языка, тут же заулыбался в ответ. Он сказал: «Я не могу дословно перевести ее речь, но я понимаю, что вашей жене очень нравится эта квартира.

На самом деле, на Лене очень тяжело сказался этот переезд. Львиную долю дел она взяла на себя. Я был просто идейным вдохновителем. Всей бумажной волокитой, разными вопросами, всем-всем-всем занималась она. В Ванкувере у жены как то потухли глаза. Было видно, насколько сильно она устала, как ее вымотали все эти перемены. Недаром ведь в Китае есть поговорка: «Не дай бог тебе жить в эпоху перемен». В этой квартире глаза моей самой любимой женщины загорелись вновь. Она подошла ко мне, взяла за руку и спросила: «Мы возьмем ее? Мы ведь возьмем ее?». Разве я мог отказать? Разве имел право? В тот же день был подписан договор.

Да, конечно, при более подробном рассмотрении квартиры были найдены всякие мелкие неудобства и недостатки, но все компенсировал шикарный район, который нас окружал. Все улицы здесь утопали в цветах и зелени. Разумеется, сначала большая пустая квартира нас пугала (шутка ли, квартира с двумя комнатами 98 квадратных метров), но постепенно мы стали обрастать всякой домашней утварью. Хочется сказать огромное спасибо шведскому бизнесмену Ингвару Кампраду за то, что он создал ИКЕЮ. Пусть говорят, что мебель там не очень качественная, зато функциональная и бюджетная. В России, кстати, ИКЕЯ гораздо дороже, чем в той же Канаде. Мы звонили друзьям и ради интереса сравнивали цены. У нас всё дешевле. Если еще принять во внимание, что и заработки и цены в целом в Канаде выше, чем в России, то получается, что мебель из ИКЕИ стоит копейки.

После переезда в новую квартиру и покупки необходимой мебели и бытовой техники, мы с Леной посчитали финансы и поняли, что искать работу теперь жизненно необходимо. Еще перед переездом мы с ней решили, что форсировать ничего не будем. Появилась какая-то проблема — решаем ее. Кончились деньги — стали зарабатывать. Первым делом мы походила на всякие бенефиты, сдали тест по английскому языку в Western ESL Services, потом еще один тест на знание языка в ELSA центрах. На подтверждение уровня знания языка, у нас ушел ровно один день. Иногда мигранты растягивают это мероприятие на неделю. Мы же пошли и сразу все сделали. В отличие от многих переселенцев проблем с английским у нас не было, мы долго и упорно готовились. Наверное, за 2 года до переезда стали ходить на курсы, а потом к репетитору.

Следующим этапом в нашей канадской жизни стал поиск работы для меня и организация досуга для Катеньки. Работа работой, деньги деньгами, но ребенок все-таки должен расти здоровым и полноценным. Итак, мы ребенку организовали сильнейший стресс. Вытащили ее в шесть лет из привычной обстановки и увезли в чужую страну. За год мы начали говорить доченьке, что будем переезжать в Канаду. Я показывал ей страну на карте и говорил, как в Канаде хорошо и здорово. Она кивала мне в ответ, поддерживала разговор, но видимо не понимала, что в Ванкувере не будет ни бабушек, ни дедушек, ни подружек, никого. Не знаю почему, но насколько быстро у нее развилась антипатия к азиатам, ровно настолько же сильно она полюбила афроамериканцев. Сейчас ее подруги — это только девочки с темной кожей. Но интересно не это, а другое, она, будучи любопытной болтушкой, не разу ни задавала нам вопрос о цвете кожи. Ее почему-то не интересует почему одни люди белые, другие желтые, а третьи черные. Неужели она про это уже знала? Или может дети слишком политкорректные пошли и на расовые признаки никакого внимания не обращают?

В августе мы уже отдали Катю в recreation centres, это такой детский сад при средней школе. Вводили мы ее туда две недели. Сначала Лена приводила дочку на час, потом на три, потом оставляла на послеобеденный сон и в итоге отдала на полный день.

У меня с работой дела обстоят плоховато. Инженер без опыта работы в Канаде никому не нужен, да и специальность у меня, прямо скажем, не дефицитная. Я инженер-электрик. Пока работы по специальности нет я обслуживаю котлы в бассейне, слежу за температурой в саунах и каждый день проверяю, чтобы все хорошо работало. Нельзя сказать, что работа интересная, зато получу опыт и снова смогу стать инженером.

В целом у нам все хорошо и мы не жалеем, что поменяли свою жизнь и переехали в Ванкувер.

Перейти в полный режим