Французский легион. История одной неудачи. Часть 2

Часть 1 тут…

В Варшаву летели самолетами Аэрофлота, что-то типа не помню, но небольшой такой самолет. Сумку массой кг.так в 16 с обувью, пастой, кремом для обуви, кофтой (в Москве уже не жарко, уже минус с мокрым снегом), всякой всячиной по минимуму взял в самолет. Никаких запретов на наличие в ручной клади в салоне пузырьков емкостью более 100 мл. не было. Кормили нормально, эконом-салон, меня все устроило. Спасибо.

Только прилетели, сразу сели… И тут сталкиваешься с интересной проблемой: пассажиры из России транзитным рейсом опять проходят «кинобудку» как ворота на территорию стран Шенгенского договора. Да не проблема. Но у меня обнаруживают 200 мл. пену для бритья и 200 мл. флакон с очищающей жидкостью. Как только это было выявлено, меня отвели в сторону и сама офицер таможенной службы Польши пока не вытряхнула вообще все из сумки, не успокоилась. Кстати, все сотрудники таможни ходят с пистолетами типа «Глок». И кобура у них не закрытая, а открытая, лишь тонкий ремешок прикрывает рукоятку. Английский их не очень был хорош, но я понял, что нельзя жидкости категорически. Оказывается, они недосказали или мой английский после Дип. Академии стал забываться. Нельзя категорически в салон, нужно все, что более 200 мл, если это тюбики и жидкости, даже обычная минеральная вода 0,33, сдавать в багаж. Когда понял это, пошел искать коробку. Ну не мог я сдать сумку в багаж: хорошие осенние ботинки жалко было, помяли бы их, бросив на мягкую сумку сверху кучу чемоданов… Где искать? Зашел в киоск Польской союзпечати (шутка, но вы поняли), подошел к продавцу.

— Вы говорите по-английски? (все персональные водители, как я, в Москве, знают разговорный английский, потому что дипломатическая академия МИДа дает возможность подучить язык и после ее окончания вы можете гордо называться «персональный водитель-специалист в области международных отношений»).

— Да, немного.
— Мне нужна коробка, приблизительно вот таких размеров. Есть? Я куплю.
— Нет, пан, нету…

Ладно, козел старый, сразу он мне не понравился… Смотрит так, изподлобья, рожу кривит, мол, ходят тут всякие, потом туалетная бумага и ластики пропадают. Обошел его  магазин внутри, вижу, в углу стоит нужная мне коробка, в ней — что-то типа файлов в упаковке. Спокойно вытаскиваю файлы, коробку — себе и опять к нему: я же в цивилизованной стране, едрить ее в канчель. Неудобно тырить, учила меня мама. Говорю, вот, нашел, можно?

— Где взял?
— Вот тут, в углу.
— Что в ней было?
— Упаковка файлов…

Подвигал скулами, поморщился… Ладно, бери и иди отседова. Ну спасибо, спасибо… Подошел к стойке, где принимают багаж на рейс. Опять довольно милая полячка посмотрела на меня и улыбнулась. Она коробку не видит еще… Подхожу, достаю: вот, говорю, спешл полиш бокс (специальная польская коробка). Та как прыснет! Я тоже  улыбаюсь… Ладно, говорит, подожди здесь! Ну понравился я ей! Гарный же хлопец, чтоб я так жил! Уходит, возвращается, тащит такую аккуратную маленькую коробочку, как раз размером под эти две упаковки — пену и жидкость после бритья. Упаковала, все сделала, я поблагодарил пани и опять в зону досмотра. Меня уже тут запомнили, просветили — чисто. Ну, иди…
Все магазины «Дьюти фри» — фуфловое фуфло. Цены в обычных магазинах Москвы ниже, чем тут (что в Шереметьево, что в Варшаве). Это так, для информации.

Из Варшавы летели в Ниццу уже не Аэрофлотом, а LOTом. Тоже какой-то небольшой самолет. Сиденья из хорошего кож.зама, мягкого, кормили хуже, чем в аэрофлотовском лайнере, зато поили вином. Ничего и белое, и красное, и соки тоже нормальные.

Что бросилось в глаза: разметка полос рулежки, взлетной, вспомогательных намного ярче, чем в Шереметьево. Просто ослепительно желтые полосы и светоотражающие указатели. В Шереметьево такого нет. Зато в Польше до маленького самолета нас везли автобусом, а в Ш-2 заходили в самолет через специальный коридор производства немецкого концерна Крупп. Эти поляки чем думают, я не знаю… Вскоре под крылом показались Альпы… Хоть посмотрел на них один раз в жизни. Сверху они, как это кому-то не покажется странным, особо от других гор не отличаются. Для тех, кто только что из танка: это был шутка такой.

Ницца (Nice) встретила небольшим дождем. Вторая пара кроссовок аккурат предназначалась для этой погоды, поэтому быстрое переодевание и к поиску моей коробченки. Она оказалась самая первая. Скорость разгрузки феноменальная. Минуты 3 — и пошли чемоданы. Посмотрел курс валют. Рублей на вывеске нет. В одном из отделений какого-то банка поинтересовался, почем рубли покупают и продают. Покупка — 36, продажа — 53. Спасибо… Выхожу. Незнакомая территория, такси у входа. Такси — Крайслер 300C, мерины в W220 и W221 кузовах, БМВ 7 серии Е-65, Ауди Q7, мерседесы «Е» в последнем кузове…

Ницца. Аэропорт. Такси

Ницца. Аэропорт. Такси

Ницца. Аэропорт. Такси

Ницца. Аэропорт. Такси

Все стоят в ряд, никто к тебе не подбегает, за рукава не хватает, мол, куда, дарагой, садысь, сафсем задарам давэзу, ва! Дикий город Ницца, дикие люди, дети Средиземноморья… Вроде бы и горы рядом, но они с гор не спустились, это точно. В Москве и гор нету, а ощущение, как будто таксисты с них только что слезли, причем всей шаблой… Чудны дела твои, господи, который, кстати, у каждого — свой. Не забываем об этом, хвала всем богам подряд.

Подхожу к 221 мерину, а впереди — Крайслер. Говорю, вот адрес, сколько будет стоить. Водитель — мне:

— Нет, уважаемый, вот стоит машина впереди меня, вот она и повезет.
— Я хочу с вами ехать!
— Увы, вот с ним, пожалуйста..

Дикий город, дикий! Иду к представительскому Крайслеру.

— Сколько вот сюда (показываю распечатку с картой города)?
— Так, что это такое? Что-то не знаю такого адреса.

Тут подходит верзила с другой машины. Верзила — так за 2 метра там точно и далеко и без вариантов. Склонился пополам, что там, говорит? Легион Энтранжере, отвечаю.

— Ааааааааа…… ну примерно знаю.

Начинает объяснять первому. Тот мне:

— Примерно 45 евро. Перемножаю в уме по курсу (зря, что ли, 7 лет в училище перемножать в уме учился?). Нет, товарисч, еще не заработал, извини. Отхожу. Верзила был 3-ий в очереди машин, уже посадил пассажира в свое немеренное Рено (не Лагуна, какой-то минивэн весь нафаршированный), смотрит на меня и говорит:

— Давай ко мне, за 25 довезу.

Потом к пассажиру:

— Вы не возражаете?

Тот не возразил и мы поехали. Да, не забываем, что в приемном пункте двери могут закрыться в 17.00, а времени уже было 16.40. Где ночевать без денег? Лишних 150 евро на отель не было у меня вообще. Денег ну очень ограниченно. Так что поехали.

Набережная.  Потом я узнал, что она носит название Английской набережной. Променаде де Англе. Французский мой совсем… так что лингвистам просьба расслабиться от начала и до конца рассказа. Пальмы, фикусы (ботаникам тоже просьба не ерзать, если перепутаю фикус с бикусом). Бегуны, машины, пропускающие пешеходов и друг друга.

Ницца. Аэропорт. Такси

Ницца. Аэропорт. Такси

Таксист иногда, непринужденно болтая с первым пассажиром, который сидел сзади, проезжал и на желтый и на почти загоревшийся красный. Высадил пассажира и мы поехали дальше.

— Так, ты откуда?
— Из страны, где вечная зима, а по улицам ходят медведи в шапках-ушанках.
— Из России, что ли?
— Как вы догадались?
— Так у меня жена оттуда?
— Да иди ты!
— Да что б провалиться мне на этом месте! Из Екатеринбурга она!

О как бывает…

— Лена зовут!
— Ага, я уже поверил.
— Не веришь? Смотри сюда!

Набирает номер, с кем-то говорит, потом передает трубку мне.

— Привет, меня зовут Лена, а это мой муж, ляляля. Если что — звони, постараемся помочь.
— Спасибо, как тут вообще?
— Хорошо.
— Ну ладно, спасибо, Ленуш, за предложение о помощи.

Отдаю трубку лосю. Тот никак не может отыскать улочку, я ему — тут, на схеме, номер телефона. Берет, набирает, общается… Да, говорит, на том конце провода — настоящий военный, голос очень грубый.

— Он тебе объяснил, куда ехать?
— Да, щас долетим!

Типичная дневная картина на Английской набережной - кто просто гуляет, кто активно бегает. Вот такая погода, градусов 20 и солнце, была несколько дней, пока я там был

Типичная дневная картина на Английской набережной — кто просто гуляет, кто активно бегает. Вот такая погода, градусов 20 и солнце, была несколько дней, пока я там был

Через минуты 2 приехали. Дал ему 30 евро, сдачи тот не дал, пожали руки, дал он мне свой телефон, телефон жены не дал, говорит, мне звони, я ей все передам. Хороший человек. Но, видимо, ревнивый. Было бы к кому…

Свежо придание…

Вернемся на несколько часов назад. Польский паспортный контроль. Они там, в Европах, совсем оборзели: проводят паспортом по считывающему устройству, далее кнопочка «Ввод» и в базу данных Шенгеского союза попадают полные паспортные данные человека, пересекшего границу. Ага, щас! Разбежались! Не на того напали! Перед вами гражданин великой страны, мы такой хренью не заморачиваемся! У нас паспорт — не чета вашей филькиной грамоте. Не объедешь на хромой европейской козе! Нет, про отошедший пластиковый слой на странице с фотографией и речи не шло. Отошел — и отошел. Что ж теперь, из-за такой ерунды, сказал мне офицер паспортного контроля Польской Республики, мы кого-то не пустим в Союз? Нонсенс! Ага, подумал я про себя. Это у вас тут — нонсенс, а в родной России можно за это и «палку» срубить на отъезжающем, изобразив из себя блюстителя чистоты европейских и российских рядов. Но эти дикие европейцы про «палки», видимо, не осведомлены. Я же говорю — дикари…

Так вот, проводит он обложкой паспорта по считывающему устройству, а там — НИ-ЧЕ-ГО. Ну т.е. пусто-пусто. Пришлось мужику искать знакомые буквы на польско-английской клавиатуре. Минут 5, не меньше, вручную он заносил меня в базу. Аж вспотел. Я знаю, что он думал о России, ох как я это знаю! Точнее, почувствовал, глядя на его сосредоточенное лицо и шевелящиеся губы со словами «матка божка черновожка» или WTF. «Вот кто настоящие дикари и варвары»,- сказала бы Рина Зеленая еще раз, на этот раз совсем не про инспектора Лейстрейда (Брондукова) и совсем не Ливанову и не Соломину….

Легион Энтранжере… Приемный пункт по адресу Caserne Filey — 02, rue Sinclaire.

Вход в отделение Французского иностранного легиона в Ницце

Вход в отделение Французского иностранного легиона в Ницце. Окно на втором этаже справа от стяга — столовая. Возле знака — дерево «без коры». На нем сидели пугливые французские горлицы

Мужик на крыльце, лет за 60, улыбается маленькой девочке, судя по всему, внучке, которая пришла к дедушке… Верзила, перед тем, как отвалить, сказал ему пару ласковых, тот кивнул. Подошла мама из магазина, девочка поцеловала дедушку и он спросил меня, говорю ли я по-французски. Ноу, сэр. А по-итальянски? Но, сэр. Вот по-английски и по-русски. Лицо его выразило такую печаль и сострадание, что сами понятия печали и сострадания умерли бы от сострадания и печали. Мужик попал, что называется, с этим русским. Ладно, жестами — иди за мной. В фойе на лестнице — артиллерийские снаряды диаметром этак см. 20 или 25, ну очень здоровые, кг. под 100 и больше, каски какие-то и флаги с фотографиями. Идем в комнату, ставь, показывает, сумку и давай выгребай. Выгребаю. Забирает карточки, мобильный и ключи. Сгребай обратно. Пошли. Поднимаемся на 2-ой этаж. Налево — туалет, дальше — душь, справа — столовая, впереди — расположение (спальное помещение, говоря на гражданском языке). Захожу. НИКОГО. НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА. То ли дураков больше нет, то ли все умные уехали на центральный сборочный пункт под Марсель ранее. Лежат одеяла, стоят кровати с одной стороны — одноэтажные, с другой — двухярусные, лежат синие тренировочные а-ля старые советские костюмы и черные майки. Зная, что с собой нужно иметь 5 черных маек, кроссовки и 5 пар носок, я это все приобрел до отъезда. Дает мне первый попавшийся синий костюм, воняющий пОтом (так я не на балу), такую же пахнущую черную футболку.

— Переодевайся. Часы есть?
— Нет.
— Ладно, в 6 часов я за тобой зайду. Возьмешь в столовой поднос и пойдешь вниз.
— Да, сэр.

Нужно было звать его мсье, дак я этого не очень знал тогда, ну и нечего. Футболка пахла, одел свою, новую. Запах стал менее заметен. Пошлялся по комнате взад-вперед и вправо-влево, отжался-подтянулся на двухэтажных кроватях, пошел в столовую, там стоят 5 старых, годов этак 80-х, телевизоров без пультов. Ну да ладно, Франция же, 21 век всего. Дикий народ… Врубил тот, к которому вел антенный кабель, посмотрел тупо на рекламу непонятно чего, послушал речь, надоело, выключил. Где-то часов в 6 заваливается мужик, бери поднос, пошли. Пошли вниз. Ну, ужин…

В непривычной обстановке голод не так чувствуется. Это чувство, любой профессиональный водитель, разведчик и премьер-министр вам подтвердит, притупляется. Спустились. 2 овощных салата, один холодный, бобовые с морковью, другой он поставил в микроволновку, которая была раза в 2 больше чем те, что продаются в обычных магазинах, 2 кусочка плавленного сыра, который в Москве по 300 руб/кг, упаковка масла грамм на 10…20, достал длинный багет, который см. 80 в длину, разломил пополам, половину бросил на поднос. Еще был апельсин, круассан большой, сладкая булочка и стакан чая. Предлагая напиток, он предложил мне выбрать (товарищи военные, вы такое в армии российской видели, когда солдату, нет, рекруту предлагают выбрать напиток???? Вы думаете, мне ваше военное мнение интересно? Да идите вы поняли куда). Он предложил кофе или шоколад. Оказывается, чоколэйт — это у них какао. Выбрал кофи и пожалел: нужно было брать чоколэйт. Кофе оказалось в пакетике типа Нестле Классик. Ничего, в советской армии о такой мняке даже не мечталось, такое дерьмо пичкают солдатам… Это, извините за выражение, г…но было благополучно размешано в приблизительно 400…500 мг. пиале с нормальным молоком. С молоком! Т.е. такая бадья с теплым, подогретым в микроволновке молоком. Потянет. Поднялся наверх, чуть не умер после такого ужина (я столько не ем: худею). Ел, а слезы капали и капали: по телевизору показывали празднование разрушения берлинской стены. Были там и Ангела Меркель, и Медведев, и главный француз, забыл, как его… Народу в Берлине — что воды в море. Сотни тысяч…

Вечером еще раз обошел «свои» владения и решил вымыться. Душевая небольшая, но я ж один, никто не торопит и не нужно, как в советской армии, думать, хватит тебе после душа трусов, портянок и майки, или придется идти на поклон к банщику-имбицилу, зато на блатном месте. Ничего не напоминает? Про поклон и имбицилов, занявших все ниши бизнеса и гос. механизма? Нет? Все хорошо? Ну тогда продолжим. Подошел к окну, выходящему на улицу, но ничего, кроме хипповатых молодых людей, ободранной тетки с сумкой на колесиках и спешащего мальчика в хорошем костюме, бегущего куда-то на худых ногах, не увидел. Самое хорошее — 2 горлицы на дереве неизвестной мне породы, без коры или кора такая, как будто ее ободрали всю… Открыл я окно, запор там такой необычный. Не шпингалеты, что-то такое длинное с одной ручкой посредине, довольно удобно. И ответные части рам, где они при притворении накладываются друг на друга, выбраны не на четверть, внахлест, а полукругом по всей своей высоте. Т.е. выпуклая часть заходит в вогнутую. Не слишком сложно излагаю? Так заканчивается первый день…

Тут продолжение…

Перейти в полный режим