Переезд в Вальдсхут. Германия

Начну свой рассказ, как в фильме моего горячо любимого режиссера Кристофера Нолана «Помни» («Memento») — с конца. Я живу в милом уютном городке, расположенном на юго-западе Германии, и зовут его Вальдсхут-Тинген. Он маленький, как впрочем, большинство городков Германии, зато у нас никогда не бывает пробок. Мы с моим мужем Максом живем в доме 1856 года — да-да, именно в таком, как в сказке про Ганса и Гретту, со ставнями и фресками, изображающими флору и фауну того времени .

Если говорить профессиональным языком архитекторов, то наш дома относят к фахверским, от немецкого слова фахверк, означающее каркас. Каркасные дома очень популярны в Европе, есть и во Франции, и в Чехии, но мне кажется, что у нас самые красивые. Не скажу, что в таком доме нет проблем…На самом деле частенько у нас протекают трубы, худеет крыша, а по ночам слышен шорох мышей. Зато в таком доме чувствуется настоящий дух и характер. Характеры у домов, как и у людей бывают разные — вот наш дом игривый и забавный. Его скрип похож на сдержанное хихиканье, он постоянно прячет вещи, но, слава богу, быстро отдает и всегда рад, когда к нам приходят гости. К слову сказать мы живем здесь всего 4 года. Раньше у меня был другой дом — простая серая хрущевка без характера. Да, я счастливая переселенка из России, но об этом чуть позже.

Вальдсхут

Фото by nomouse (http://fotki.yandex.ru/users/nomouse/)

Знаете, за что я еще люблю Вальдсхут? За его идеальные дороги и уважение к пешеходам и велосипедистам. Дороги у нас узенькие,не такие как в России, гаишников в приницпе нет. Вернее, они есть, но у них строго нормированный день и определенные места: все жители города знают, что по вторникам, четвергам и субботам они стоят с двух до четырех часов на въезде в город. Да и у немцев, просто в мыслях не будет что-то нарушать, это же не мыслимо! Поэтому и сотрудники дорожной полиции здесь стройные, подтянутые, вежливые и улыбчивые: взяток им никто не дает, а брать что-то у водителей, кроме водительского удостоверения у них даже в голову не придет!

К слову сказать, даже просто проверить документы они не имеют права. Как у нас в России бывает едешь себе спокойно, никого не трогаешь и тут тебе бац черно-белой полочкой в окошко тычут: «Проверка документиков!» И ты думаешь: с чего? почему именно я? и вспоминаешь все дорожные знаки, которые промелькунули за последние пятнадцать минут. В Германии проверить документы могут только в случае нарушения, а т.к. нарушения тут бывают редко, то многие даже документы не берут с собой.

Когда я только сюда приехала, я очень любила начинать день с прогулки на велосипеде. Причем я объездила все ближайшие городки: Кобленц, Кюссаберг, Клетгау, Альбрук… Сначала мне было очень интересно посмотреть как можно больше городов, и чем больше я их посещала, во мне росло понимание, что все немецкие города утроены абсолютно одинаково и заблудиться здесь ну просто невозможно! 

Я заезжала в города, делала небольшой кружок, и находила свое укромное место. В Альбруке я очень любила рвать мирабеллу (что-то вроде сливы) с чьего-нибудь участка, садится на мостик и смотреть на Рейн. Рейн река очень мощная,широкая, мне нравится на нее смотреть, в ней много силы. И к слову сказать, она одна из самых длинных рек в Европе −1230 километров, учитывая небольшие площади европейских стран это очень прилично. После того, как я немного потеряла интересам к городам, из-за их похожести, я начала получать наслаждение от самой дороги.

Вальдсхут

Фото by nomouse (http://fotki.yandex.ru/users/nomouse/) 

Видели бы вы, какого цвета в Германии леса! Они цвета изумруда — яркого и светящегося. Раньше, я думала, что в России самые лучшие леса в мире…но как оказалось —нет. Большое разнообразие видов деревьев: береза, клен, дуб, каштан, клен, орех, пихта, лиственница, и т.к. леса в Германии достаточно старые, то и деревья высокие, мощные.

Несмотря на всю эту потрясающую природу, даже здесь ты никогда не забудешь, что находишься в цивилизованной стране. Я когда увидела впервые раз просто обалдела — здесь абсолютно везде висят таблички и указатели: из разряда — гроты направо, поляна земляники налево, белки прямо. Ну просто никакого интереса, даже ничего искать не нужно!

Мой муж Макс — прирожденный прораб, в России его бы отхватили с руками, ногами и прочими частями тела. Он потрясающе строит свою речь: вежливо-учтивые выражения плавно перетекают в несравненные маты. Так было бы в России. В Германии прорабы не матерятся, почти не курят и не пьют. Руководство строительными процессами здесь вполне спокойная работа, требующая определённых инженерных знаний, коммуникативных способностей и конечно же лидерских качеств. Заработная плата средняя три тысячи двести евро (или ойро, как здесь говорят), это ни много, ни мало.

Из-за небольших площадей города, здесь каждый рабочий может позволить себе обедать дома, и мой муж не исключение. Ровно в половину второго он приезжает домой, мы вкусно трапезничаем, запивая все это чудесным вайсом (белое пиво). Здесь практически все запивается пивом, и это не считается бытовым пьянством. И работает он до пяти часов вечера. Не привычно, правда? И ни разу за четыре года он не задержался! У нас в городе вообще мало что работает даже до семи вечера. К примеру, у нас есть один магазинчик, где продают всякие прибамбасы к кофе: кофеварки, турки, ситечки, кружечки и и т.д. Вот как выглядит график их работы: понедельник с 11.00 до 17.00, обед с 13.00 до 15.00 (обед 2 часа! Можно и носки связать за это время), вторник — аналогично, среда — выходной (середина недели все-таки, устали), четверг с 10.00 до 13.00 (правда без обеда), пятница —сокращенный день с 11.00 до 15.00, обед с 12.00 до 14.00. И я ни капельки не шучу! Видела собственными глазами, и еще раз убедилась, что только в России уважают тех, кто пашет как лошадь, все остальные считаются пьяницами и тунеядцами.

Вальдсхут

Фото by maximus-petrov (http://fotki.yandex.ru/users/maximus-petrov/)

Что касается меня, то я наконец смогла осуществить свои мечты. Звучит банально и неправдоподобно, но сейчас я счастлива, я занимаюсь тем, что я люблю больше всего на свете, тем, что у меня получается лучше всего на свете — йогой. Еще в России я заинтересовалась этой загадочной восточной философией. И чем больше занималась этим, тем сильнее во мне росла уверенность, что я теперь никогда не смогу это бросить. Я человек очень непостоянный, мне быстро все надоедает и это моя проблема, я нигде не могла проработать даже год!Слава богу, Макс не такой, а то мы бы умерли с голоду.

Йогой я начала заниматься с 20 лет и не прекращала вплоть до нашего отъезда в Германию. Однажды, я поняла, что я накопила немного знаний и умений, и я должна делиться этим с другими, а т.к. мы все же живем при капитализме, святой благодетельностью сыт не будешь, я решила организовать свой його-бизнес. Это удалось только здесь, в Германии. Конечно, открыть свой бизнес здесь не так-то дешево. Чтобы открыть свою фирму с самой простой организационной формой ООО или GmbH, как говорят в Германии, нужно ни много ни мало двадцать пять тысяч евро, это примерно один миллион рублей (куда там, нашим предпринимателям, у нас уставной капитал составляет всего десять тысяч рублей). Но мы в России продали машину, квартиру, гараж и у нас были кое-какие деньги в банке, в общем была очень даже нехилая сумма (учитывая бешеные цены на недвижимость). И мы решили, что это будет хорошее вложение и вскоре оно окупится и приумножится, а главное я буду при деле, а это важно. В общем оформили мы все инстанции, утвердили название моей студии » Samsara«, арендовали помещение и вуаля через два месяца я могла уже набирать группы, раскручивать свою студию всеми доступными мне способами.

Помещение я выбирала очень тщательно, оно было расположено недалеко от вокзала на улице Банхофштрассе (в расчете, что приезжие будут сразу замечать вывеску моей студии). Само помещение было светлым, солнечным с большим окном и видом на парк — ну просто мечта. Сначала я думала на каком бы языке вести уроки — на немецком или на русском (немецкий я знаю в совершенстве). В городе ведь и русских хватает, да и приятном на родном языке разговаривать… И решила! Понедельник, среда и пятница — немецкий, вторник, четверг, суббота —русский, ну а воскресенье — выходной. Идеальный баланс, как говорят йоги.

На мое счастье, ни одной його-студии в Вальсхуте не оказалось! Я была очень удивлена, но позже провела расследование и узнала, что його-студии есть только в крупных городах, типа Кёлна, Берлина, Штутгарта и т.д. Конечно, было немного страшно, а вдруг здесь людям это просто не нужно, неужели до меня никто это не попробовал даже? Я дала рекламу в местную газету, телевидение, начала работать с булочными, кофейнями, супермаркетами — за определенную плату они размещали мои баннеры у себя в заведениях. И как вы думаете, какая группа набралась первая — русская или немецкая? Конечно, русская. Дамы были просто в восторге от возможности одновременно и общения, и физических занятий, и медитации и других йогических прелестей. Я долго думала, какую бы цену поставить за занятие, и промониторив немецкий рынок эзотерических услуг поставила среднюю — 10 евро за занятие или 110 евро за абонемент (12 занятий). Через месяц у меня набралась и немецкая группа, было очень необычно употреблять специфические термины на немецком, я перед каждым занятием заглядывала в русско-немецкий словарь, и оказалось, что многие слова и вовсе не переводятся: чакра — chakra, медитация — meditation и все в таком духе.

Вальдсхут

Фото by maximus-petrov (http://fotki.yandex.ru/users/maximus-petrov/)

Как вы видите у нас, сейчас в нашей небольшой семье все хорошо, но так было не всегда. Еще каких-то четыре года назад я страдала бессонницей и бездельем, а Макс от хронического переутомления. Я уроженка в общем-то неплохого города Астрахань. Город старый, уютный, стоит на великой реке Волге. Мы с родителями жили в показательном дворе для съемок всех советских фильмов: утром и днем на лавочках сидят старушки-болтушки с килограммом семечек, мужики в белых майках через каждые пять минут, кричащие «Рыба!», на веревках вечно сушатся пододеяльники и подштанники, и стадо детишек, строящие куличики из песка быстрее, чем бригада молдаван новостройки.

Я была абсолютно прилежным ребенок: ходила в среднюю школу , затем поступила в Астраханский педагогический университет. Не скажу, что я безумно хотела стать учителем и работать с детьми, но туда легче всего было поступить на бюджет. На четвертом курсе я познакомилась с Максом, он учился в одном из самых престижном институте Астрахани — Астраханском инженерно-строительном.

Я поняла, что этой моя идеальная половина, мы встречались два года, и как только я закончила университет — поженились. Детей пока мы не хотели: Макс был всего на год старше меня, а меня пока отсутствовал материнский инстинкт. Тем более меня терзали сомнения относительно нашего будущего: мне казалось, что нас что-то ждет большее, что мы не должны делать как тысячи людей в Астрахани: купить машину, квартиру, может даже дачу, завести детей , иметь стабильную работу, а в выходные выбираться к родителям или с друзьями на шашлыки.

Когда я еще была студенткой мне удалось кое-что повидать в этом мире: съездить в Германию, Италию, Тайланд, Тунис. При чем впервые три страны я ездила дикарем и надолго. Вместе с лучшей подругой мы прожили 2 месяца в Германии, насладились европейской жизнью и знаете — мне очень понравилось. Именно тогда, у меня зародилась идея переезда в эту очень спокойную, правильную страну, возможно кому-то она покажется скучной, но только не для меня. В ней я увидела много мудрости, философии, и еще я вспомнила свою любимое выражение, что ни место красит человека, а человек место.

Я растила в себе эту шальную идею, и постепенно споры с моих ростков попали и голову Макса — и он тоже загорелся.Конечно, кто ни попадя в Германию не сможет переехать — необходимо иметь хотя бы одного крайне близкого родственника, иметь немецкую фамилию и говорить на языке Ремарка и Штрауса. Фамилия моя Винс, в Германии у меня живут бабушка с дедушкой по отцовской линии, а по- немецки я не только говорю, но и пою. Последнее — абсолютная правда. В студенчестве, я пела в группе Иншульдигенс (с нем. — извините). Мы хотели создать что-то новое и пели на немецком русские песни под фортепиано и скрипку. Наша группа продержалась ровно год, затем я ушла из группы и окунулась в йогу.

Мы с омой (бабушкой) Мартой поддерживали очень тесную связь: я поздравляла ее с 8 марта, рождеством, первым мая, днем рождения, Новым Годом. К сожалению, приезжать в гости нам удавалось только раз в пять лет, сами понимаете, чтобы поехать в Германию всей семьей нужны немалые деньги, еще плюс волокита с вызовом. Но я всегда испытывала к ней теплые чувства: она была такой милой ухоженной бабушкой, с белыми как молоко волосами и ясными голубыми глазами, в общем идеальная бабушка для рекламы творога «Домик в деревне».

Я своему мужу Максу все уши прожужжала про ому и думаю, вырастила ему любовь к ней в нем заочно.Когда мы начали обдумывать план своего переезда куда-либо, конечно, в первую очередь, мы подумали о Вальдсхуте и оме. Мы начали искать всевозможные планы переезда. Оказалось, что это может занять приличное количество времени от года до нескольких лет. Сначала необходимо доказать свою национальность — ну это не сложно, во всех документах у меня русскими буквами написано немка, далее необходимо доказать родственные узы с немецкими гражданами — такие у нас тоже есть — моя ома Марта, после всего этого необходимо сдать шпрахтест — тест на знание немецкого (хотя бы бытовой уровень) — ну для меня это не проблема, немецкий я знаю на отлично с плюсом.

Для Макса мы решили нанять первоклассного репетитора, он брал полторы тысячи рублей за два часа, зато после его занятий даже обезьяна могла заговорить, а Макс был явно способней обезьяны. Я все равно немного боялась за мужа, потому шпрахтест можно сдать лишь один раз, если он будет провален, то больше не будет возможностим его пересдать, и в ПМЖ в Германию нам навсегда будет отказано,а это очень и очень печально…После усиленного года занятий Макс вполне неплохо говорил по-немецки. Но, все же меня успокоили, сказали, что на тестировании в первую очередь проверяют меня, а Максу просто нужно говорить хотя бы сносно.

И вот наступил день икс — день тестирования, не знаю как у нас это получилось, но видимо нам благоволили звезды..и мы сделали это! И, кажется, мы едем в Германию, ома — встречай!

Нужно было подготовиться и в плане недвижимости: у нас была трехкомнатная квартира, гараж и относительно новый фольсваген гольф. Мы, скрепя сердце, выставили объявление на квартиру, мы все-таки любили свою квартиру. Нам помогли ее купить родители, но ремонт мы делали сами, и я вложила всю свою душу в каждый кусочек обоев, в каждую картину на стене. Квартиру мы продали достаточно быстро, и за приемлемую цену — три миллиона рублей. Радует, что въехала туда тоже молодая пара с полуторогодовалым малышом и персидской кошкой, думаю они будут хорошими хозяевами нашей квартирки.

На время мы переехали к родителям Макса. Мы прожили у них всего пару месяцев, и я еще раз убедилась, что никогда ни при каких обстоятельствах нельзя жить вместе с родителями! Эти пару месяцев для меня были просто пыткой, и я с новой силой хотела переехать.Гараж мы также продали за неплохую цену — четыреста тысяч рублей, машину Макса за четыреста пятьдесят. В принципе, у нас получилась неплохая сумма, примерно девяносто пять тысяч евро. С деньгами мы чувствовали себя уверенней.

И ровно в 12.05 утра 12 октября 2009 года наш самолет взлетел навстречу нашей новой жизни…ну а остальное, вы уже знаете!

Перейти в полный режим