Переезд из Екатеринбурга в Саратов

Так получилось, что я – вторая из пяти детей. Может быть, поэтому мне всегда хотелось жить отдельно. Иметь свой дом на побережье, открытом всем ветрам — как в «Достучаться до небес»… Ходить по пляжу в шлепанцах, чтобы туда постоянно попадал песок, в свитере, как у Хемингуэя, и с толстой керамической чашкой кофе… Хотелось попасть туда, где не слишком много людей и где нет постоянной борьбы за пищевые ресурсы с братьями и сестрами. Я не могу сказать, что с семьей у меня были плохие отношения– вовсе нет, я всех их люблю, но примерно лет с 20-ти я вдруг осознала: несмотря на то, что живу я в огромном городе с кучей возможностей, здесь все как-то… варится в одном котле.

Мне оставалось пару лет до окончания Курского медунивера, потом предстояло бы насовсем вернуться домой, отучиться в ординатуре в уже известной мне больнице, и, наверное, выйти замуж за человека, с которым меня связывала не любовь, а какая-то странная полудружба-полупривычка, которая обычно формируется от долгого-предолгого знакомства. Эти перспективы меня не сильно радовали и, помнится, где-то в марте 2009 года я твердо решила, что из Е-бурга пора валить. Так в моей голове зародился ПЛАНЪ, который я реализовала, быть может, не так быстро и умело, как хотелось бы, но все же самостоятельно, чем не могу не гордиться.

Первый сложный этап состоял в том, чтобы сообщить о своих намерениях родителям. Я решила сделать это заранее – смалодушничала, конечно. Думала, если они будут резко против, я останусь, и мне не придется мечтать о невыполнимом и тратить лишние усилия на планы и их реализацию.Подошла я к родителям. Сказать, что я волновалась, значит, ничего не сказать. Даже тошнило слегка от страха – они у меня товарищи строгие.

— Маам, паап, — говорю я блеющим голосом – я хочу уехать. Насовсем.
— Прямо сейчас? – кротко осведомилась мама.
— Ну, нееет, потом, после универа…

Последовала минутная пауза, а потом папа сказал:
— В принципе, идея неплоха. Только езжай туда, где теплее, и не слишком далеко.

Я была озадачена.

— Как – спрашиваю – вы не против?
— Ну, жизнь твоя. И потом, мы с мамой сами же, как ты знаешь, сюда из Мурманска перебрались. В Брянск, конечно, хотели, но…
— А почему не добрались до Брянска? Вроде и не по пути вам здесь.

На этот раз ответила мама.
— Да мы решили по стране поездить. Думали, у нас время есть. Но тут родилась твоя старшая сестра. Вот и остались…

Ничего себе! Да они еще большие безумцы, чем я! Вот это дааа! Как все же мало я знаю о собственных родителях… Реакция родных меня воодушевила. И я взялась за реализацию своего плана.

Сначала надо было решить, куда поехать. Даже странно – обычно люди сперва выбирают себе место для жизни, а уже потом начинают паковать чемоданы. Мне же просто хотелось покинуть надоевший город, где я не смогла найти ничего, кроме скучных индустриальных пейзажей, и не обрела ни одного друга.

У меня было несколько требований к будущему месту жительства. Во-первых, не хотелось уезжать совсем уж за тридевять земель. Во-вторых, это должна быть не зона вечной мерзлоты и не бесконечное лето – я хочу наслаждаться всеми четырьмя сезонами. В-третьих, там должен быть медвуз, чтобы мне было легко пройти ординатуру. Вроде бы не слишком жесткие критерии…

В конце концов, я выбрала — еду в Саратов, о котором в те дни не знала ничего, кроме строк известной песни «Огней так много золотых». В момент окончательного принятия решения я даже испугалась: как мне, никогда не покидавшей пределы города, можно уехать так далеко, в место, которое я могу представлять только на карте? На пару дней мне даже показалось, что я передумала. Но потом шило в одном месте снова заставило меня заняться подготовкой.

Саратов с высоты

Саратов с высоты. Фото by Марина (http://fotki.yandex.ru/users/lady-marichka2012)

Как известно, без денег мое путешествие завершилось бы уже на вокзале. Родителей сильно напрягать не хотелось, они и так, бедные, стараются дать детям все, что могут. Так что за полтора года до окончания универа я устроилась на работу. Ну, как сказать, работу… подработку. Сначала трудилась санитаркой в глазной больнице. Это, надо сказать, оказалось не самое хорошее занятие, если учитывать, что мне приходилось убираться в туалетах, а глазная больница – это место, где собирается очень много людей с плохим зрением и, соответственно, не очень метких. Хватило меня на полтора месяца. Не только по выше названной причине, но еще и из-за того, что честолюбие не позволило. Ко мне относились как к санитарке, а я-то была уже почти врачом…

Выбрала другой вариант. Но, что называется, сменила шило на мыло. Раздавала листовки, промоутерствовала в магазине, умоляя усталых людей, возвращающихся с работы, купить какой-нибудь новый майонез или вино. Была за это многократно посылаема по известному адресу, но продержалась в течение полугода. Бросила вовсе не из-за оскорблений или тягот общения с людьми. Просто однажды я встретила в магазине своего преподавателя по хирургии. Он ТАК на меня посмотрел… Тут-то мне и стало понятно, что студентка в костюме сосиски вызывает еще меньше уважения, чем санитарка.

И тогда я устроилась работать — ТА-ДАААМ! – дворником. Казалось бы, я скатилась на самое дно жизни. Мама ругалась, говорила, даже последние алкоголики такой работой брезгуют, а уж человеку с почти что высшим образованием мести улицы вообще стыдно… А мне нравилось. Честное слово. У меня был участок вокруг двухподъездной девятиэтажки, я приходила туда в половину шестого утра, надевала оранжевую жилетку и тихо, с удовольствием, без обвиняющих взглядов и прочих неприятных моментов подметала дорожки. Тратила на это дело час-два в день. Моя учеба совсем не страдала, и при этом я еще получала небольшую, но заслуженную зарплату в местном ЖЭКе. Так я проработала до конца обучения.

Параллельно с этим я изучала карту Саратова, смотрела фотографии города в интернете, запоминала названия улиц – боялась, что заблужусь. Надо сказать, пытаться узнать город по карте бесполезно. Мне не помогло.

Переехав в Саратов, мне надо было где-то жить. Через интернет я познакомилась с дамой, которая была готова сдать мне свою однокомнатную квартиру в центре всего за каких-то 8 тысяч рублей. Для справки, дворником я получала 3500 с налогами, так что эта цифра вызвала у меня некую неуверенность в своей платежеспособности. Вернее, в ее долгосрочности.

Саратовская государственная консерватория

Саратовская государственная консерватория. Фото by Марина (http://fotki.yandex.ru/users/lady-marichka2012)

В мае 2010 года я подала заявку на прохождение ординатуры в Саратове. С большим трудом устроилась на коммерцию. Ну и ладно. Не так много платят бюджетным ординаторам, чтобы переживать о том, что я не буду получать стипендию. Зато мне даже приезжать туда не пришлось, только документы выслала и несколько раз поговорила по телефону. К тому моменту я смогла накопить 87 тысяч. Как я убедилась, этого легко хватает на переезд, оплату жилья за 4 месяца, питание и покупку кое-чего для дома. Вполне достаточно времени, чтобы найти хорошую работу, не воспользовавшись при этом родительской помощью.

Начало июля. Я получаю диплом. Все документы готовы, вещи собраны, билет куплен. День отъезда. Пап нервно покуривает на балконе, мама в сотый раз проверяет мои вещи и учит, что с незнакомцами разговаривать нельзя. Сестры и братья как-то… даже слова подобрать не могу… прижухли, сидят, переговариваются тихонько. Такое ощущение, что улетаю в космос. Я знаю, что еще сто раз сюда вернусь за документами, вещами и т.д., но тоже как-то тревожно, неуютно.
Проводили они меня на вокзал. Обняли. Младший брат даже всплакнул, хотя и прежде 2 раза в год я уезжала в Курск учиться. Села в поезд. Тронулись…

Вот тут-то меня и накрыло. Я знала, что мои близкие переживают и волнуются, но меня охватило такое ощущение счастья: я наконец уезжаю, у меня будет своя жизнь, я буду жить ОДНА и, возможно, даже не буду закрывать дверь ванной на задвижку из опасения, что туда кто-то вломится. Казалось, это ощущение будет длиться бесконечно… Но оно продолжалось только до момента прибытия.

Когда я вышла из поезда, я поняла, что самостоятельно до улицы Пушкина я точно не доберусь. Страшный, незнакомый Саратов встретил меня пронизывающим ветром (и это в июле!), руганью бабуськи, которой я в толпе случайно наступила на ногу, и ощущением полной растерянности. Пока выходила из здания вокзала на остановку, меня обругала за медлительность какая-то женщина. Парой минут спустя я вдруг обнаружила, что в моем кармане деловито роется какой-то босой и грязный молодой человек лет десяти. Карман был пуст, но все же неприятно. Наконец я, изрядно помятая и расстроенная, зашла в салон автобуса и села на свободное место, на меня тут же с ревом набросился какой-то мужик, требуя, чтобы я уступила место его малолетнему сыну. Пока я пыталась сообразить, что он от меня хочет, этот человек просто взял меня за шкирку и вытряхнул с сиденья, как щенка… Когда я добралась до улицы Пушкина, я была готова плакать: вот так, значит, меня встречает моя новая малая родина?

Хозяйка квартиры оказалась очень милой женщиной. Мы обо всем договорились, она познакомила меня с обстановкой и, уходя, даже оставила в квартире какие-то продукты. Я осталась одна. Была ли я рада? Не знаю. Было какое-то чувство опустошенности и безмерной усталости. Думала, первый вечер в своем новом доме я проведу в ванне с бокалом вина, но ни настроение, ни беспорядок в квартире не позволили мне этого сделать. Так что я позвонила родителям, успокоила их и стала убираться. Помню, удивлялась: зачем тут столько шкафов, я же в жизни не заполню своими вещами все эти полки… Сейчас же я постоянно пытаюсь что-нибудь выбросить, чтобы освободить место.

На следующее утро настроение улучшилось, и я занялась изучением города и обустройством жилища. Это было самое увлекательное время. Я ходила по улицам, запоминала расположение магазинов, торговых центров и других стратегически важных объектов, показалась в университете. Жаль только, в средствах я была ограничена, так как не знала, что будет впереди, и просто не имела морального права тратить больше, чем надо. Я была совершенно одинока, но мне это не мешало. Занималась, чем хотела, искала работу. Не сдержалась, купила себе новый халат для ординатуры.

Когда началось мое обучение, я долго чувствовала себя неуверенно. Все люди моего возраста, который я видела вокруг, учились до этого вместе и говорили на какие-то свои темы, а я была как инопланетянин. Но это прошло буквально за пару месяцев. Вскоре я «втянулась», завела кучу знакомств и даже стала ходить на свидания.

Мне очень нравилось оставаться в больнице допоздна, зная, что дома никто за меня не будет переживать, брать круглосуточные дежурства, приглашать домой друзей, совершать ночные вылазки в магазин за шоколадкой. Это была полная и желанная свобода, которой я так долго ждала.

Через два с половиной месяца после приезда в Саратов я окончательно и бесповоротно влюбилась. А еще через полгода мы поженились. Сыграли прекрасную, хоть и не очень роскошную свадьбу. Долго думали, где ее справлять: он из Смоленска, я из Екатеринбурга. Решили пригласить ближайшую родню сюда, чтобы никому не было обидно.

К этому времени Саратов стал моим родным городом. Мне нравилось все: красивые здания и тихие парки, оживленные перекрестки и укромные улочки… Муж говорит, что Саратов – грязный город. Действительно, сорить на улицах здесь в порядке вещей. Но я как-то не фокусирую на этом внимание. Мне здесь хорошо, и уезжать я не хочу. Сейчас мы все еще живем в той же квартире. Моя хозяйка – просто золотая женщина. Пускала меня одну, а теперь здесь живет шесть душ: я, супруг, наш маленький сын, две кошки (собственноручно принесли с окрестных помоек) и черепаха. А она даже плату за квартиру не подняла.

Простые улочки Саратова

Простые улочки Саратова. Фото by Марина (http://fotki.yandex.ru/users/lady-marichka2012)

Я не жалею, что переехала. Конечно, в такой резкой смене места жительства есть как плюсы, так и минусы. В Саратове много злых людей. Не злодеев, не преступников, а просто невежливых и раздражительных. Мне кажется, таких тут больше, чем в Е-бурге, хотя, может быть, я и ошибаюсь. Хотя, когда я ждала малыша и ходила с пузом, мне в 100% случаев уступали место в транспорте.

Второй минус в том, что здесь у меня нет ничего своего, кроме дорогих моему сердцу людей и животных. Мы живем на съемной квартире, мой муж тоже врач с более чем скромной зарплатой… Но я не унываю. Сейчас я, сидя в декрете, нашла неплохую удаленную работу, у мужа наметились перспективы карьерного роста, так что, надеюсь, к тридцати годам мы все же сможем взять жилье в кредит.

Третий, очень существенный недостаток состоит в том, что в нашей бюрократической стране постоянно требуются справки с места жительства и прочие документы, которые можно получить только по адресу регистрации. Когда родился ребенок, сделать ему свидетельство о рождении, прописку и прочее оказалось очень сложно. Мы с мужем зарегистрированы в разных регионах страны, так что мороки было много. Сейчас нашему Сашеньке 4 месяца, а я еще не получила пособие по беременности и родам… Хорошо, что мои родственники всегда готовы всеми правдами и неправдами получить и выслать нужный документ. Когда делали малышу прописку, сестра с моим паспортом (тоже пересылала почтой, страшновато было) ходила в паспортный стол, совершенно бессовестно пользуясь нашим внешним сходством и притворяясь мною. Как же хорошо, что у меня есть родные, такие хорошие, самоотверженные и отзывчивые…

Пожалуй, на этом минусы заканчиваются. Остальное – без претензий. Не могу говорить, что я безумно и абсолютно счастлива, никаких психотропов я для этого не принимаю, но меня все устраивает. У меня нет дома на побережье и толстой керамической чашки, иногда я злюсь, что муж разбрасывает вещи, нервничаю из-за капризов малыша, ругаюсь на кошек, обрывающих обои, и спотыкаюсь о черепаху. Последнее, кстати – очень неприятно, она же такая большая и каменная… Но это все мелочи. Мне уже и не нужен особенно ни дом, ни чашка. Я бы сказала, у меня есть все, что нужно для жизни. А остальное неважно. Приезжайте в Саратов!

Перейти в полный режим