Почему я уехал из Питера на Северный Кавказ

…Нет, я не мчался на встречу с одноклассниками, не возвращался к своей первой любви и не собирался со старинными друзьями играть в мушкетёров, я просто переезжал домой в Ставрополь, прожив в Питере 20 долгих и счастливых лет!..

Елена, коренная петербурженка, смирилась с переездом, а дети, закончив обучение, решили остаться в Северной столице. Смена места жительства была необходима для здоровья моей второй половины, и врачами предлагалось именно Ставрополье.

Сборы начались года за три до переезда, было решено, что из мебели мы повезём на Кавказ, а что оставим детям. Книги у нас были основным богатством, и здесь моей жене пришлось «воевать» с дочерью, нам с сыном нечего было делить, поскольку давно всё хранили на электронных носителях.

Перевезти вещи взялся мой двоюродный брат Николай, имеющий в своём распоряжении небольшой таксопарк и договорившийся о грузовом автомобиле со своим партнёром.

В назначенный день, когда квартира больше напоминала архив во время дислокации, нежели жилое помещение, зазвонил телефон и водитель Николая сообщил что подъезжает к дому. В этот момент ещё раз были пролиты слёзы, облобызан кот и в сотый раз был обнят дверной косяк на кухне.

Здесь необходимо отметить главную особенность переезда. Когда решён вопрос с квартирой или домом в том месте, куда будет совершён переезд, нельзя останавливаться и не сбавлять темп иначе потом будет очень трудно выехать на сверхскоростную трассу называемую «переездом века», именно таковым он и был для нас, другого уже не будет.

Ритуал прощания с родными и близким должен быть совершён за полгода до отъезда, на поваренной книге должна быть дана торжественная клятва — звонить, писать, вспоминать.

И теперь небольшие детали, которые могут повлиять на весь переезд. Если ты отважился на подобный шаг, который решается однажды и на всю жизнь, (в случае если в тебе нет крови кочевых цыган), то здесь уже не стоит внимать ни чьим советам. Небольшое колебание и ты сломаешься как прутик, здесь можно потерять уважение друзей и близких и, кстати, как на стороне проживания, так и там куда ты собирался уехать…

В первую очередь глава семьи должен принимать это серьёзное и непростое решение, по-мужски! И уже затем необходимо обрабатывать свою вторую, дражайшую половину, её необходимо буквально «покрывать» защитным слоем, (уберегая от глупых советов подруг), и нанося на неё драгоценное опыление, которое станет бельмом зависти всё у тех же советчиц — ведь это всё-таки юга!

Дети были рады, что мама и папа едут на постоянное место жительства в оздоровительную зону нашей страны. Я и сам, вспомнив свои молодые годы, понимал их как никто другой, в отличие от супруги. Сразу после службы на флоте, не задерживаясь долго на Ставрополье, я в 21 год буквально влетел в Ленинград на крыльях свободы и так парил ещё три года, пока не встретил Елену Прекрасную!.. Вот теперь пусть и сын с дочерью «полетают», хотя дочь уже прилетела — минувший год стал для неё счастливым — годом замужества и вот теперь она терпеливо и старательно ждёт прибавления в своей семье!..

День города в Ставрополе

День города в Ставрополе. Фото by yperv602009 (http://fotki.yandex.ru/users/yperv602009/)

О сборах в гараже и тестевом фингале

А я, в свободное время, уходил на своё свободное пространство — в гараж, где ещё раз перебирал зимнюю резину и новые запчасти, уже аккуратно упакованные в коробки. Свой «Шевроле», которому на момент отъезда исполнилось только три года я решил забрать с собой, а не оставлять на растерзание петербуржцам… Кстати уже тогда мы с женой размышляли, стоит ли покупать новую машину в Питере или приобрести её уже в Ставропольском крае?

Здесь необходимо отметить одну особенность при сборе автомобильных запчастей. Такие детали как привода, запчасти на двигатель и др. я бережно завернул в целлофановые пакеты, предварительно смазав определённой смазкой — литолом, графитовой и 158-й смазкой. Затем всё это было уложено в плотные картонные коробки с гораздо большей вместимостью, нежели запчасти. В качестве уплотнителя я взял пенопласт и газеты, прессой дополнял маленькие пространства, затем коробки перемотал скотчем, липкую ленту не жалел. Новые фары и стёкла на задние фонари я упаковал таким же образом, но без использования смазки. Заднее стекло, доставшееся по дешёвке, я также решил перевезти на своём автомобиле. Его я закрепил посредством всё того же скотча изнутри к заднему стеклу и на полке ещё была уложено масса вещей которые стали поддержкой для него и неким амортизатором.

Со стеклом, на момент его монтажа, случился смешной казус. Отец Елены не являлся большим ценителем алкогольных напитков, но когда впереди маячила разлука с родной дочерью, прожившей под боком 45 лет — тянуло хватануть лишку… В тот вечер он приехал к нам на трамвае, вкатился в квартиру как всегда шумный и весёлый, а узнав что я иду в гараж он даже не стал раздеваться и отправился со мной оказывать помощь в сборах.

Вместе с тем как мы укладывали различные запчасти в коробки, в бутылке принесённой тестем, (затем я узнал, что их было две), убывала «животрепещущая влага»… Естественно и тесть, пришедший к нам под шафе, становился всё более проницательным, требовательным и обстоятельным. Когда с коробками было закончено, мы взялись устанавливать стекло. Вплотную оно не могло стать, и мы закрепили сразу верхнюю часть, приблизив её насколько можно, а затем взялись за низ.

Я был с левой стороны, а Александр Фёдорович уселся справа. Тесть был большим любителем Высоцкого, на стеллаже среди электронаждака и тисков у меня стоял портативный магнитофон с длинным сетевым шнуром, и в нём всегда была кассета Владимира Семёновича. Тесть втащил музыку на сиденье, чтобы лучше слышать, стал на одно колено рядом и стал крепить стекло. При очередной обрезке скотча, завывая как пёс, на луну и качая головой аки «Царь Иоанн Грозный» он потерял равновесие и не поплыл и даже не поскользнулся, он хряснулся как тяжёлый куль на этот злополучный магнитофон…

Зимний Ставрополь

Зимний Ставрополь. Фото by yperv602009 (http://fotki.yandex.ru/users/yperv602009/)

Зубами Фёдорович бухнулся о панель, а глазом о ручку магнитофона. В общем, получился эдакий портрет залихватского парня вернувшегося с дискотеки 80-х годов, разбита верхняя губа, и синяк под правым глазом… Жена долго не верила, что он сам ударился, думала, что я приложился, пока я однажды в сердцах ей не сказал, что было бы полезнее тёще засветить нежели этому святому человеку — тестю, она одновременно успокоилась и обиделась.

Ещё один совет для тех кто собирается в дальний переезд — для того чтобы по дороге ничего не отвалилось, не развалилось и не рассыпалось, никогда не надо «подмешивать» в серьёзное дело переезда спиртное. Поскольку это не только будет существенно мешать нормальным сборам, но здесь возможно ещё и получение различных небольших, но нежелательных травм…

О мелочах рыбалке и пейзажах

Самое лучшее в сборах — это распределение сил, кто и чем будет заниматься, даже если этот человек не будет переезжать, в данном случае так было с нашими детьми. И как я уже сказал раннее, сборы начались задолго до переезда, а так и необходимо строить данные работы, чтобы не упустить ни одной детали, ни одной мелочи и главное, чтобы эти мелочи сохранились и остались в целости и сохранности.

И собирать мы начали именно с мелочей, с тех которые не являлись предметами первой необходимости. Они сразу пошли в коробки и чемоданы, укутанные в газеты, целлофан, в различную одежду, полотенца и простыни. Здесь есть одна особенность: если до конца отъезда намечается поездка на залив для ловли судака или выезды на пленэр в поисках красивых пейзажей, то необходимо оставить некоторые мелочи в боевой готовности.

Рыбаком я стал, наверное, ещё в младших классах средней школы, когда учился на Ставрополье. Начиная с весны, мы шумной ватагой мальчишек, мчались рано утром на местные пруды, и там рассевшись, подобно стрекозам, каждый на насиженном месте терпеливо ждали первой поклевки. На Финский залив я начал ездить когда мне перевалило уже за тридцать, но с тех пор стал настолько заядлым рыбаком что переезд, пусть даже в родные мне места, отрывал меня от самого сильного моего увлечения, в котором я был докой — во всех отношениях, и это ложилось сильной печалью на моё сердце… Надо сказать что моя рыболовная страсть была настолько велика что однажды перебила мне даже небольшое любовное увлечение, чему я был впоследствии только рад.

Рыбалка для меня была всесезонной и поэтому у меня были не снасти и снаряжение, у меня было полное вооружение в этом отношении, начиная от всевозможных крючков и катушек и заканчивая тремя надувными лодками не говоря уже об экипировке, куда входили гидрокостюмы с подогревом, навигация и другие электронные вещи.

Но рыбалка это не только замирание сердца при каждом посещении залива, это ещё и настоящие и надёжные друзья, которые всегда выручат, от подкормки до бензина, а иной раз даже приходилось получать растирание на морозе. И я так сдружился с некоторыми из них так, что мы дружим семьями, и я видел, что они откровенно были расстроены, когда узнали о моём переезде. Для меня рыбалка это не просто настоящий мужской отдых, это нечто большее! Многое из того что было мною приобретено за долгие годы моей большой рыбалки на Финском я отдал своим лучшим друзьям. Хотя знал, что на Ставрополье есть чудесное озеро Маныч и там тоже можно прекрасно порыбачить, и кое-что я всё-таки оставил…

Медицинский университет. Ставрополь

Медицинский университет. Ставрополь. Фото by yperv602009 (http://fotki.yandex.ru/users/yperv602009/)

А Елена, закончив когда-то художественно-графический факультет, иногда, по выходным выезжала на свои пленэры с мольбертом и красками для того чтобы «выхватить» красивые пейзажи, отдохнуть от семейной и рабочей суеты, и встретится со своими подругами которые также малевали в своих альбомах и на мольбертах улицы и деревья Питера. Она также отдавала своему увлечению всё своё свободное время, рисуя затем уже у себя в квартире на пятом этаже. Елена устанавливала мольберт в зале, вокруг уже стояла масса работ и разложены были на диване и креслах фотографии с «места события» где она была, но не успела что-то доделать.

— Питер это бесконечный простор для художника, — всегда говорила она и вот теперь его надо было покидать… Но она также теперь готовилась к встрече со степными районами Ставрополья и с горами Кавказа, что её и поддерживало. В отличие от меня, она свои краски и мольберты не раздавала никому, и как я понял — правильно! Но и она терзалась тем, что предстоит разлука с девчонками, (так она называла подруг от 35 до 60 лет), а с кем она подружится на Ставрополье — было полной неизвестностью. В отличии от меня, Елена знала в Ставрополе только моих сестёр, и встречались они раз в год когда те приезжали к нам в отпуск или мы ездили к моим родственникам. У меня же были в друзьях все, начиная от Калмыкии вернее даже часть её и заканчивая другими соседними республиками и областями!

И, тем не менее, переезд пусть даже и в родной город, в котором ты вырос, учился, влюблялся, в котором ты выкурил первую сигарету и попробовал вина. В котором твои корни, которым более сотни лет — это всё равно трудно, поскольку именно в Питере был настоящий этап взросления и вхождения в серьёзную жизнь, где не только розовые краски. И я знаю, что именно Питер закалил меня и сделал тем, кем я стал.

Отцы и дети

В далёкий Ленинград я уезжал, когда мне был 21 год и ехал я, уже наверняка зная, что останусь в этом прекрасном и благородном городе навсегда. В то время возле меня не было ни мамы ни папы, рядом был только флотский друг, поступивший со мной на один факультет и суетливая девчонка Ленка, всегда считавшая что я голодный…

Теперь, в пору сборов и ожидания отъезда эти воспоминания всё чаще и чаще навещали меня, сколько в них было всего — радости, печали, счастья и горести, было всё, и всё это именно на земле питерской ставшей мне такой же родной, как и Ставрополье. Здесь родились дети, которым уже 26 и 23 года, (поболее чем мне тогда), тем более что дочь уже замужем и ждёт ребёнка, муж у неё самостоятельный и главное любит её, а кто как не отец будет видеть это лучше всех?!

Сын работает в телекомпании и не в самой последней, а скорее наоборот, живёт с девушкой, надеюсь, на следующий год решатся узаконить свои отношения. В общем, у детей, как я считаю, всё складывается самым прекрасным образом, тем более рядом ещё остаются дедушка и бабушка, за ними они могут себя чувствовать как за стенами крепости.

Ставрополь, краеведческий музей

Ставрополь, краеведческий музей. Фото by yperv602009 (http://fotki.yandex.ru/users/yperv602009/)

Т ещё — в мою пору я связывался со своими родными только по междугороднему телефону, что в пору студенчества было очень накладно или писал письма. Сегодня мы можем связываться, когда только захотим, и это не глядя на тарифы, аська и скайп всегда помогут не только услышать, но и увидеть наших чад!

Елена, в последнее время, довольно часто доставала дочь своими вопросами и наставлениями и делала она это не всегда по телефону, а непосредственно у неё на кухне. Доставалось и сыну, она, познакомившись с родителями невесты, стала часто навещать их. Дачный участок наших сватов, (так мы их уже называли), стал превращаться в нечто подобное русской избе времён крепостничества и замку Вильгельма II. И сын и дочь хотели большей самостоятельности, и она у них появлялась сразу же после нашего отъезда.

Окончание сборов

Последний месяц для меня это было нечто похожее на жизнь в постоянной боевой готовности, а Елена, казалось, что она постоянно ждёт выхода на сцену, часто заламывала руки, тихо плакала, а потом смеялась, кружила почти по пустой квартире, и мне в это время становилось даже тревожно за её здоровье…

Но к счастью всё обошлось, а помогали нам в этом её родители мать мужа нашей дочери и новые сваты. Фёдорович и Семён (отец невесты), видя мою предотъездную нервозность, почти через день вывозили меня на рыбалку, только часто вместо удочек мы брали напитки. А сваха увезла жену с собой на дачу и позволила ей дальше «творить» и она так увлеклась, что чуть не пропустила день отъезда.

Между поездками на рыбалку и дачу, мы все вместе складывали то, что было необходимо нам в повседневной жизни, а наша дружная родня привезла нам свою посуду, а Семён притащил даже свою плазму с рабочего кабинета, чтобы не скучали. Но надо отметить, что нам не приходилось скучать, поскольку вечерами нами составлялись различные планы наших действий.

Для Елены в Ставрополе уже было готово место преподавателя, и у меня была хорошая перспектива, но всё равно надо было всё спланировать, куда ехать в первую очередь, куда во вторую и т.д. В общем, перед отъездом было составлено много различных планов, как рабочих, так и в плане устройства в новой квартире, затем посещение родственников и наконец, планы по выходу в свет или попросту планы на отдых!

Отъезд

Когда позвонил водитель Николая, то жена в очередной раз приложилась к валерьянке, не отказался и я. В квартире помимо рабочих нас было девять человек, все уселись кто куда — на дорожку. Казалось, сидим уже до вечера, хотя на часах было 10, я не выдержал первый и скомандовал «подъём»!

Во время спуска к подъезду вещей я не отходил от Елены, и советую проделывать всем то же самое, тем более если это город твоей жены, к тому же здесь теща начала жужжать как оса: «А может, останешься»? И главное ко мне это не относилось, только к жене, и только когда Семён затянул: «Поручик Голицын, а может, вернёмся…» замолчала и стала ловить кота, который ей и предназначался.

Вниз и вверх, мне казалось, я сгонял раз 100, несколько раз без лифта, не надо было мешать рабочим. Когда я в очередной раз поднялся в квартиру, здесь уже ничего не было, на полу валялись несколько старых газет и журналов. На балконе стояла жена с тёщей, я вмешался и увёл свою половину от глупых наставлений и ненужных советов.

Когда водитель закрывал фуру, Елена бросила взгляд внутрь ее, затем подсмотрела на балкон и ещё раз заплакала. Здесь запричитала и тёща, Фёдорович цыкнул на нее, но это не помогло, и здесь восстановил здоровую и счастливую атмосферу отъезда находчивый Семён. Неизвестно откуда и когда, он притащил к подъезду дома какого-то взлохмаченного и пьяного гармониста и тот по сигналу Семёна растянул меха и закричал: «Как родная меня мать провожала, так и вся моя родня набежала». Я будто вернулся на 30 лет назад, когда меня провожали на флот. Жена рассмеялась, все дружно начали подпевать, и мы под аккомпанемент аккордеона проводили фуру, которая должна была нас ждать на выезде из Питера.

У памятника Коста Хетагурову в Ставрополе

У памятника Коста Хетагурову в Ставрополе. Фото by yperv602009 (http://fotki.yandex.ru/users/yperv602009/)

Здесь мы присели в очередной раз, команду «подъём» давал уже не я, а гармонист после очередного стакана. Мы обнялись, расцеловались со всеми, не исключая и гармониста, уселись в свой «Шевроле» и тихо покатились по улицам Питера. Не торопиться просила Елена, мы ехали по тем улицам, которые стали родные для меня и были таковыми всю жизнь для жены. Она уже не плакала, зная буквально все уголки города, она начала рассказывать о той или иной достопримечательности, а я, зная многое, не перебивал её и тихо слушал. Так мы катались около трёх часов и затем выехали из города.

Домой — на Ставрополье

На выезде нас ждала наша фура, в которой были два водителя и помощник Николая, моего двоюродного брата. Они уже пообедали, и мы двинулись в сторону Юга!

Точное расстояние от нашей бывшей квартиры в Питере и до дома в Ставрополе составляло 2217 км., четыре раза я уже проделывал этот путь. Любань, затем Чудово и Едрово буквально пролетели как деревья у обочины. Фура тоже шла с хорошей скоростью, это была новая Volvo и заметно что водители были довольно опытные. В Твери мы сделали небольшую остановку на ужин, где пообедали вместе с одним водителем, двое других ждали в машине, затем отужинали и они.

В Москве, куда мы приехали почти к 9 часам вечера мы остановились не у родных Елены, о чём они так сильно настаивали, а в придорожной гостинице, которую я заказал ещё накануне, один из водителей остался в фуре. Елена видимо не спала всю ночь и это было заметно утром по тёмным кругам под глазами, а вот я, как ни странно, спал как младенец. Видимо «плохо» спал и помощник Николая он спал в фойе гостиницы в кресле, затем утверждал, что просто задремал, но судя по всему, дремоту ему добавляло и похмелье. Я, зная русскую традицию, (о необходимости обмывать дорожку), тайком от Елены взял бедолаге семисотку коньячку, закуски и два пива, всё это сунул ему на сиденье в фуру и мы тронулись дальше.

Из столицы мы выехали около 7 утра, москвичи в это время пока ещё спят и мы довольно успешно выехали из златоглавой и продолжили наш путь дальше.

Воронеж мы проехали, когда уже было около 14 часов, а чтобы передохнуть и пообедать мы решили в Миллерово. Те, кто не знают этот город, не знают также, что это излюбленное место дельтапланеристов. Кстати мы и остановились в гостинице недалеко от Волошинской горы, где они взлетали, (это было нам не по пути, но я быстро смог заказать её по интернету). Жена заснула, лишь прислонилась к подушке, поэтому она встала уже в 5 утра и стала будить меня, чтобы я приступил к побудке водителей и помощника Николая, который всё ещё продолжал обмывать дорожку.

В Ростове мы сделали лишь небольшую остановку, чтобы заправить машины и набрать воды, обедали мы уже в Ставропольском крае, в селе Красногвардейском, памятным для меня тем, что у меня сразу после службы была девушка из этого села, которая училась в Ставрополе на парикмахера…

В город креста, (так называется Ставрополь) мы въехали около пяти вечера, когда ещё солнце парит вовсю и заканчивается рабочий день. У нашего нового дома нас встречал Николай и вся моя большая семья готовая носить всё и даже помощника Николая, который в это время так обильно и добросовестно «помыл» нам дорогу, что не мог выбраться из кабины грузовика.

Елену встретили, как и подобает, с обниманиями, поцелуями и даже подарками, моя племянница преподнесла ей, (не без моего вмешательства), новый мольберт и набор масляных красок, весьма дорогих. Жена была ошарашена, удивлена и, тем не менее, ей это было очень приятно!

Мебель была заготовлена, перевезена и установлена, благодаря брату давно, и теперь оставалось расстелить паласы, установить столы и стулья, что и было сделано в течение часа с небольшим. Во дворе дома накрыли стол. Ужинали недолго, гости быстро разошлись, дав нам присмотреться и немного привыкнуть.

Жена не спускала с рук котёнка подаренного ей вместе с мольбертом, а я загнав в гараж, который был при доме свою легковушку стал разбирать свои рыболовные снасти. Но затем, видя уставший и немного печальный взгляд жены, бросил всё это дело, и мы ушли к себе на верхний этаж…

Прожив на одном месте долгое время, (считать я начал с того момента как приобрёл первую квартиру в Питере), начинаешь сам врастать корнями, какая бы малая Родина у тебя не была, я уже не говорю о жене. Но сегодня могу с уверенностью сказать, если есть необходимость помочь близкому человеку, или есть возможность улучшить свои жилищные условия — необходимо просто принять решение, раз и навсегда. И тогда твой близкий человек тебе будет благодарен, и ты обретёшь спокойствие!

Кстати, на всём протяжении пути нам звонили: наши дети, тесть, тёща, Семён давал рекомендации по поводу рыбной ловли на Маныче, я его уже пригласил в гости вот, теперь, жду и собираюсь приобрести хорошую лодку. А жена нашла новых подруг и, теперь, ищет новые места для своих художественных работ, уверен — переезд удался!

Перейти в полный режим