В Нижний Новгород

Рыба ищет там, где глубже, а человек – где лучше. Еще по юности судьба забросила меня в город Тамбов. Если честно, мне совсем не хочется называть его городом. Скорее, деревня с высотными зданиями. Прожил я в Тамбове три года. Как считают родители, за это время в меня был заложен базис на всю оставшуюся жизнь. В школе меня не любили, часто приходилось драться, друзей я не имел, поэтому все свободное время проводил за книгами или отжимаясь от пола. Эта одержимость отжиманиями не позволила мне вырасти хлюпиком, хотя все условия для этого были.

Наверное, повезло, что в те времена не было интернета. Вернее был, но был он по модему, медленные и жутко дорогой. В Тамбове доступные выделенные линии появились уже после моего уезда и гораздо позже по сравнению с близлежащими городами. В Томске, например, городе моего детства доступным безлимитный интернет стал в 2007 году, а в Тамбове только в 2008. Представляете? А ведь Тамбов всего в 450 км от Москвы находится. По меркам сибирской части страны (а я считаю себя сибиряком) это вообще рукой подать. Видимо короткие руки у тамбовчан.

Я

Тамбов мне не понравился сразу, как только я туда приехал пятнадцатилетним подростком. Город был похож на захламленный балкон. Там столько старых вещей, которые никогда больше не будут использоваться, но выкинуть их жалко.  Любопытно, что в переводе с мокшанского диалекта (диалект коренных жителей этих мест) «томба» переводится, как омут. Действительно, город — Омут.

Вообще городом он стал еще в 18 веке, хотя основан был почти на сто лет раньше. С тех пор, разумеется, сохранились несколько зданий, именуемые «старым центром». Сейчас он практически не жилой, большую его часть занимают магазины и всякие конторки. Старый центр не пользуется популярностью, горожане покупают все в нескольких торговых центрах, «Континенте» или «Торговом». Люди, что побогаче, ездят за одеждой и обувью в Москву. Интересно, что джинсы, проезжая в кузове грузовика 450 км до Тамбова могут подорожать в 1,5 раза.

Еще одним любопытным фактом из биографии Тамбова является геометрия его улиц. Видимо отечественное землеустройство за несколько веков серьезно шагнуло вперед, а наследие прошлого осталось. Именно поэтому кварталы в Тамбове не ровные. Будто их троечник чертил без линейки. Занятно, что город не растет вширь. Часто сносят старую постройку и на ее месте строят новую. Не исключено, кстати, что фундамент используют от предшественника. Такие вот архитектурно-строительные особенности.

Какой-то «умный» человек в 60-е годы срубил в Тамбове много лип и берез. Их место заняли тополи. Вообще не очень понятна любовь многих советских градоначальников к тополям, что их так в них привлекает, но эти деревья живут до сих пор и каждый июнь наполняют жаркий воздух противным пухом. Пух жгут дети, иногда провоцируя пожары и разного рода возгорания. С тополями никто не борется.

Никто не борется и с удручающей ситуацией, сложившейся в дорожном хозяйстве. Дороги в Тамбове просто безобразные. Хуже я нигде не видел. Мало того, что они узкие там, где должны быть пошире, так они еще все в выбоинах.  Проехать нормально по магистралям города невозможно. Везде приходится притормаживать и объезжать, такое фигурное вождение иногда провоцирует аварийные ситуации. Количество автомобилей, поврежденных в ДТП, в Тамбове за год в среднем равно пятистам штукам. То есть примерно каждая вторая машина хоть раз, но попадает в аварию. Неслыханное безобразие.

Отдельного упоминания достойны тамбовчане. Кстати, самого себя с жителями Тамбова я никогда не отождествлял. Я всегда чужим. Ну так вот, тамбовцы – очень угрюмые люди. Прямо таки чернее тучи. До Москвы, как я уже говорил ранее, четыреста пятьдесят километров от Тамбова. В Москве все были, все видели, как там люди живут. После таких вот смотрин, Тамбов выглядит еще хуже, чем он есть на самом деле. Раньше город был промышленным центром. Дымили трубы заводов, засоряя экологию. Теперь заводы закрыты, экология загрязнена, люди угрюмы. Молодежь в Тамбове не держится вообще. Смертность здесь почти в два раза превышает рождаемость. Это очень страшный показатель.

Молодые люди, которые все-таки родились, не спешат оставаться в городе по окончанию школы. Нет перспектив, Москва всех манит, ну или Тверь или Ярославль, Калуга в конце концов. Все хотят уехать. Среди подростков от 16 лет и старше только и разговоров, что о переезде. Денег на то, чтобы снять квартиру в столице у обычного тамбовчанина нет. Поэтому важно не пропустить вспышку, когда можно уехать и поступить в ВУЗ или колледж, чтобы предоставили место в общежитии. Среднее образование, кстати, в Тамбове очень слабое. Связано это с низкой материально-технической базой и невысокой квалификацией педагогов. В советские времена сюда лучше кадры не ездили, а сейчас и подавно. В основном учителя представляют собой женщин преклонного возраста, которые недовольны своим преклонным возрастом и маленькой заработной платой. Обычно у них у всех дети уже выросли и уехали кто куда. Это тоже накладывает отпечаток. С юных лет ребятишкам в школе вбивают, что в Тамбове плохо и надо уезжать. Женщины-учителя просто подсознательно одобряют поступки своих детей и постоянно ищут подтверждения тому, что их отпрыски поступили правильно.

Неправильно считать, что Тамбов худший город планеты и что плохие тамбовчане после смерти опять попадают в Тамбов. Наверняка есть более адские места. Я даже могу их назвать. Это мелкие городишки в Восточной Сибири, которые построены зеками для зеков. У многих из них градообразующими предприятиями являются окрестные зоны. Я не шучу. Есть, например, город Тайга, недалеко от Томска. Он поделен на две части железной дорогой. В одной части его нужно ходить с ножом в кармане, обязательно с ножом, во второй его части ходить вообще нельзя, если только, конечно, ты не оттуда родом.

В Тамбове таких проблем с преступностью и блатными вообще нет. Ассоциация Тамбов и тамбовский волк (матерый преступник) вообще не актуальна. В городе нет денег, а значит, и делить нечего. Все просто. Конечно, в городе, где триста тысяч жителей, преступность по определению должна быть. Тамбов не исключение, но в основном это кражи, мелкое хулиганство и бытовуха. Ничего общего с криминальными романами середины девяностых годов. Рыба ищет там, где глубже, а человек – где лучше. В Тамбове очень мелко. Если бы не мамины родители, мы бы там  никогда не жили, но судьба распорядилась иначе. Я очень благодарен городу за то, что смог в нем пережить конец переходного периода, прочесть много интересных книг, как-то внутренне успокоиться что-ли. Обычно матери седеют, когда их детям 14-16 лет от проказ своих чад. В Тамбове совсем шалить не хотелось. Хотелось спокойно лежать на кровати с книгой, смотреть телевизор или отжиматься от пола (уж извините, у меня такое хобби).

На самом деле после школы вполне можно было остаться учиться в городе, благо высших учебных заведений хватало: Тамбовский госуниверситет, технический университет, более восьми филиалов московских вузов. Для небольшого городка это очень приличный набор ВУЗов.  Но хотелось именно уехать. Самым очевидным вариантом казалась Москва. Куда еще ехать? Самый крупный город не только окрестностей, но и целой страны, а может даже и континента. Многие мои одноклассники уехали именно туда, а я выбрал немного иной путь, и причиной этому послужила удивительная история.

Как и все нормальные дети, я отправился сначала в Москву, подал там документы в МИИТ (Московский институт инженеров транспорта, железнодорожный вуз в общем), сходил на двухнедельные подготовительные курсы и с треском провалил вступительные экзамены. Это был как раз последний год, когда сдавали экзамен по нормальному, а не через ЕГЭ и всякие тестирования. Я был подавлен, настоящий шок. На самом деле можно понять девочек, которые провалив экзамен, шли работать на трассу. Был бы я девчонкой тоже бы пошел, таким неудачным бездарным человеком я считал себя тогда. Ни в какие университеты документы я больше не подавал, настолько был уверен в своих силах. Жизнь просто сильно ударила меня по лицу за самонадеянность. Спасибо ей за это. По законам жанра мне следовала вернуться в Тамбов и готовиться пойти в армию, но все вышло совсем по-другому.

По счастливой  случайности, мой родной брат Дима оказался в Москве. Вообще он с девушкой собирался лететь в Турцию, но путевки они купили через Москву. Тогда, в 2003 году чартерных рейсов было еще мало, поэтому улететь куда-то из провинции, а тем более с севера было проблематично, надо было сначала добраться до столицы. Прибыв в Москву, братец мой сразу прознал про мои проблемы. Надо признаться, что человек он хороший и надежный, поэтому в миг скрутил меня в охапку и заставил утереть слезы. Я никогда не видел его таким добрым и открытым, как в тот раз. Дима решил за те три дня, что нам суждено было провести вместе в столице окончательно выбить из моей головы всю ту дурь, что я про себя надумал. Признаюсь сразу, даже мысли о суициде имели место быть. Да-да, такие мы бываем дурные в юном возрасте.

Не буду описывать все наши развлечения и приключения, остановлюсь лишь на последнем, ибо оно в итоге сыграло важную роль в моей жизни. В последний день перед отлетом Димы, мы поехали прыгать с парашютом в Жуковский. Брат всячески подбадривал меня, человека боящегося высоты, всю дорогу, мол это не страшно, рассказывал, как он в армии прыгал с парашютом. В итоге я тоже смог перебороть все свои фобии и сделал шаг из самолета на встречу бездне. Это потрясающе! Это не передать словами! Настоящий драйв! Правда радость первого и пока единственного прыжка в моей жизни была несколько омрачнена неудачным приземлением. Я отбил ногу о землю, потом несколько дней хромал, трудно было опереться на стопу. Согласно стереотипу о настоящем мужчине, о травме я не сказал никому, а стойко переносил боль.  Результат этого прыжка еще всплывает в моем повествовании.

По логике, после фиаско в Москве я должен был вернуться в угрюмый Тамбов, где спокойно ждать армии, которая мне светила осенью или весной. Ехать обратно не хотелось, даже не потому что будут тыкать пальцем всякие люди и говорить: «Вот не поступил, а наш Сашка поступил. Эх, Андрюха, ну и оболтус же ты». Просто не хотелось возвращаться и всё. На мое счастье недалеко, в Нижнем Новгороде жил мамин младший брат, Юра. У нас с ним разница в возрасте была всего десять лет. Я его помню по нескольким визитам в Томск. Тогда мы с этим низкорослым крепким голубоглазым парнем отлично ладили. Может быть даже лучше, чем с братом. Юра позвал меня в Нижний. Там он работал заместителем директора по какой-то ерунде компании, производящий поддоны для контейнеров. Чтобы вы понимали поддоны – это такие сколоченные деревянные доски, на которые ставится контейнер при транспортировке. У поддона есть специальные отверстия, за которые погрузчик может поднять его, а соответственно и контейнер. Юра всегда был хватким и непоседливым. Мне он скучать тоже не дал. На второй день он привел меня в цех. На третий – я уже там работал. Сколачивал поддоны вместе с мужиками.

Это наш цех

Все работники нашей бригады были людьми с тяжелой судьбой. Кто сидел в тюрьме раньше и не смог приспособиться, кто был алкоголиком запойным, кто раньше страдал наркоманией. Мужчин с такой биографией никто на работу нигде брать не хотел, а мой дядя и его начальник брали. Давали так сказать мужикам шанс, те в ответ работали до седьмого пота и довольно смирно себя вели. В их компании я провел почти год, пока не подошла пора вновь поступать в университет. Но обо всем по порядку.

Почти сразу после приезда в Нижний Новгород я встал на учет в военный комиссариат, чтобы осенью уйти в армию. В вооруженные силы меня не взяли. Оказывается от того прыжка с парашютом в Жуковском, вернее от удара о землю, у меня на левой ступне развилось страшное плоскостопие, которое было никак не совместимо со строевой службой. Увы и ах, но я не годен. Поэтому в университет я поступил не абы куда, лишь бы отсрочку получить, а чтобы учиться, чтобы получать знания, которые потом смог бы применять в жизни. Сначала я думал, что поживу немного у дяди, а потом вернусь в Москву, где и поступлю в университет. Все вышло совсем иначе, мне не пришлось уезжать из Нижнего Новгорода.

Этот город покорил меня. Надо признать, что в России очень мало толковых городов, я много, где уже побывал, многое видел. Нижний Новгород – особенный. Все восторгаются Петербургом, его Невским проспектом, его дворцами, его атмосферой. Атмосфера Питера меркнет перед Нижегородской. Я не шучу. Город имеет почти тысячелетнюю историю. Его исторический центр – сплошные памятники архитектуры. Попав туда в первый раз я подумал, что нахожусь где-то в Австрии или Бельгии, но никак не в России.

Надо отдать должное властям города, они достаточно неплохо следят за памятниками архитектуры, которые находятся в городе. Еще в советские времена кинематографисты европейские города очень часто снимали в Нижнем. Вторым вариантом советской Европы была Рига, но чтобы вывести туда съемочную бригаду из Москвы нужно было больше денег, поэтому чаще просто ограничивались Нижним Новгородом.

Когда я попал в старый город, я просто гулял там мимо домов, как завороженных. Они действительно великолепны. Разумеется, такие чудесные тротуары есть не везде, их можно увидеть только в центре, так сказать в сердце города. На окраинах все по-обычному. На левом (то есть противоположном центру) берегу находятся современные районы: Московский, Автостроительный, Канавинский. По архитектуре эти округа заметно уступают центру города, поскольку они состоят преимущественно из панельных девятиэтажек. Люди там живут более угрюмые, чем в историческом центре, наверное, это потому что высокие панельные здания закрывают от них солнце. Надо отдать должное, что дома покрашены в желтый цвет, что делает их не такими убогими, как остальные панельные высотки, по всей России.

Удивительная особенность Нижнего Новгорода – отсутствие окраин. Есть удаленные от центра района, а вот глухих окраин нет совсем. Даже самые захолустные райончики все равно имеют в пешей доступности поликлиники, детские сады, школы, магазины, места отдыха и досуга. Такое мало где встретишь еще в стране.

Работать в городе есть тоже где. Открыты и нормально функционируют заводы: ГАЗ, Судостроительный, Завод «Сокол», выпускающий самолеты «МиГ». Чуть хуже дела обстоят у приборостроительных предприятий. Гордость города – его металлургический комбинат, на нем установлена самая современная техника, поэтому весь технологический процесс автоматизирован и роботизирован.

В Нижнем Новгороде великолепны дороги. За 9 лет жизни я считанное число раз видел на дорогах выбоины. Городская дорожная служба латает автомагистрали со скоростью ветра. Совсем с юных лет я люблю велосипеды, у меня их за жизнь было много, около десятка штук. В Тамбове я на них почти не катался. Там была такая проблема – канализационные решетки. Они были расположены прямо на проезжей части около тротуара, как раз в том месте, где обычно ездят велосипедисты. Несколько раз я попадал колесом между решеток и падал с велосипеда. В Нижнем Новгороде эти канализационные решетки отнесены в бок, на территорию тротуара, поэтому  можно ездить вдоль дороги без опаски. Еще очень классно в городе сделаны сами тротуары. Вот в обычных городах они как выглядят? Отрывисто. То есть они прерываются в местах пересечения с дорогой, на въездах во дворы например. В Нижнем Новгороде тротуары цельные. Проезжие части прерываются, чтобы их пересечь и въехать во двор, а не наоборот. Из всего этого следует, что автомобиль, когда ему надо свернуть с дороги, притормаживает перед поворотом, поскольку там подъем, и пропускает пешехода. Мелочь, а приятно. Конечно нам, здоровым двуногим людям, такие тротуары может быть и не очень нужны, зато для инвалидов и людей с детскими колясками – это очень удобное подспорье.

Дома в Нижнем Новгороде, где живут инвалиды, обязательно оборудованы удобным пандусом. В городе действует несколько предприятий, где могут работать люди с ограниченными возможностями. Благодаря этим мерам инвалиды не выпадают из общего ритма и это очень здорово.

По-настоящему классно в Нижнем Новгороде смотрится городская иллюминация. Вечером и ночью город просто переливается огнями. Наверное, лучшее уличное освещение есть только в Москве.

А какие люди в Нижнем Новгороде? Есть конечно и бандиты и хулиганы и гопники, но есть по-настоящему чудесные ребята. Мне удалось их встретить на второй день пребывания в городе. Представляете, на набережной около Нижегородского кремля я увидел молодых людей, которые лежат на траве и пьют…чтобы вы думали? Сок! Кроме этого они в тот раз играли в шахматы. Представляете? Ни пива, ни коктейлей. Сок и шахматы. Оказалось, что это студенты государственного университета имени Лобачевского.

Туда я, кстати, и решил поступать.  Подготовительные курсы длились полгода. Я готовился подать документы на исторический факультет. В итоге все у меня получилось. ВУЗ я окончил с красным дипломом, женился на однокурснице, работаю в городском архиве и вообще все у меня хорошо.

Конечно, я до сих пор несколько восторжен в оценках Нижнего Новгорода. Может быть, в своем повествовании я слишком много места уделял светлой стороне города и слишком мало темной. В Нижнем Новгороде есть свои проблемы. Там тоже болеют дети. Там есть преступность, полицейский произвол, несправедливость, воровство на всех уровнях власти и т.д. и т.п. Я уверен такое есть везде, в каждой стране и в каждом городе, потому что в первую очередь все мы люди, мы человечество, мы по большому счету одинаковые.

Лично я бы не советовал вам ехать в Тамбов, там серо и скучно. Там нечего делать. Лучше приезжайте в Нижний Новгород, конечно, не ко мне в гости, а просто в город. Тут есть даже свой курорт – «Зеленый городок». Там располагаются дома отдыха, коттеджный поселок, скважина минеральной воды «Горьковская», рядом – традиционный лес средней полосы России и безумно красивая Волга. Хотите увидеть настоящую Россию, не пафосную Москву и не ободранный Тамбов, а именно Россию – приезжайте в Нижний Новгород.

Перейти в полный режим