Из Ульяновска в Воронеж или Счастье там, где мы есть

Все, что вы знаете о переездах, если при этом  вы никогда в таком процессе участия не принимали, я с легкостью называю знанием ненастоящим. Делать подобные заявления лично мне позволяет гордый статус жены офицера, обреченной место жительства менять чуть реже, чем цвет лака на ногтях.

Собственно, это самое «ненастоящее» знание о жизни переезжающих в определенный момент и заставило меня махнуть рукой на предупреждения мамы о вечном отсутствии  своего угла и наставления папы вроде «где родился, там и пригодился» и стать-таки молодой лейтенантской супругой. О последнем не жалею ничуть да и речь не об этом.  А вот о том, какой опыт я получила, переезжая из города в город, расскажу с удовольствием.

Жить отдельно от родителей на момент первого переезда я уже умела – целых пять лет учебы в Ульяновском госуниверситете, находившемся в 120 километрах от небольшого областного городка, где ютилось мое «родовое гнездо», сделали свое дело. А дело заключалось в том, что я уже  знала, как составить и распределить личный бюджет (1800 рублей стипендии отличника!), весьма виртуозно готовила и, кроме того, получила два высших образования, защитив оба диплома на «отлично». Несложно представить, что подобный послужной список мог вдохновить кого угодно: «Вот я какая умница! Разве может у меня что-то не получиться или пойти «не так»? Подумаешь, переезд…».

Примерно в этом месте повествования можно, думаю, остановиться чуть подробнее на разговоре с родителями о решении связать свою судьбу с будущим офицером Российской Армии (читай человеком подневольным, часто «посылаемым» Родиной в самые отдаленные ее уголки). Разговор дался нелегко, а мой склонный к словотворчеству и оригинальному выражению собственных мыслей папа даже заявил, что между мной и им (!) еще пуповина не перерезана, как уж тут можно отпустить? Но и мы не лыком шиты, и мое лингвистическое образование помогло мне в яркую и лаконичную форму облечь главную мысль – не так вы меня, дорогие, воспитывали, чтобы я ради собственного комфорта и привычки жить под крылышком отказалась от самой большой в жизни любви.

И вот, аргументы сторон выслушаны, хотя-нехотя приняты, выпускные отгуляны, свадьба сыграна, казалось, самое сложное позади. В перспективе же только манящая неизвестность (куда нас отправят служить, мы не знали еще целый отпускной месяц после окончания мужем военного училища) и будоражащие ум и сердце картины прекрасных зеленых городов с уютными улицами и всяческими условиями для счастливой жизни.

Мы

Мы

Совсем неудивительно то, что 28 дней отпуска перед распределением на место службы пролетели слишком быстро, и вот мой новоиспеченный супруг с аккуратно уложенной в сумку военной формой от дизайнера Юдашкина отправился в Тулу, где на него должны были посмотреть и сообщить, в каком из регионов в нем нуждаются особо остро. И то ли голубые мужнины глаза помогли, то ли удачное звездоположение, но распределили нас вовсе не в Новое Мышкино где-нибудь на крайнем Севере, а в почти центральный Воронеж. Сообщив мне эту новость, супруг в той же парадной форме немедленно направился принимать дела и должность в пункте назначения, ну а я начала собирать, как мне тогда казалось, наш нехитрый багаж.

Надо сказать, что на момент «выхода замуж» родители обеспечили меня довольно неплохим приданным, а именно, холодильником, стиральной машиной, телевизором, диваном, письменным столом, шкафом для одежды, ковром, компьютером,  принтером и четырьмя табуретками, изготовленными любимым дедушкой собственноручно. К этому «крупногабаритному» списку нужно еще добавить одеяло и 4 подушки, достаточное количество одежды (переезд покажет, действительно ли тебе «нечего одеть»…), книги, к которым за время учебы в ВУЗе я прикипела душой, кухонная утварь, по части которой у меня вообще стойкое ощущение, что ее много не бывает. Ну и всякие девчачьи радости в виде статуэток, фигурок, свечек и плюшевых медвежат, которых тоже набралось на две больших коробки, а бросить было жалко, сами понимаете… Переправить все это богатство решили с помощью транспортной компании, которая пообещала за 5 рабочих дней груз и принять и оформить и отправить куда надо. Как только муж протелефонировал о том, что жилье (квартирка с одними плинтусами из мебели) найдено и снято (служебными метрами, увы, нас почему-то обеспечить не смогли), мы приступили к сборам.

Для этого папа предварительно совершил рейд по всем фруктово-овощным магазинам окрестностей, где добрые хозяева-продавцы надавали ему коробок от бананов. Да-да, весьма удобная тара! Если не считать вентиляционного отверстия в крышке, так необходимого бананам и так ненужного нам. Хотя, с такой пустяковой сложностью мы справились в два счета, покрывая уложенные в коробки вещи кусками мешковины и лишь затем закрывая их крышками. Бытовую же технику и мебель упаковать нужно было особенно осторожно – открутить выпирающие части, прикрепить шурупчики и детальки к внутренним поверхностям, дабы не потерять, обернуть несколькими слоями картона и замотать все прочным скотчем. Именно с тех пор у меня появилась привычка задумываться перед тем, как выбросить большую коробку от какой-либо покупки (а вдруг опять переезжать, надо же во что-то заворачивать!). Да и звук разматывающейся ленты скотча у меня, мягко говоря, вызывает скрежет зубовный и дрожь подколенную.

Все коробки я аккуратно подписывала жирным маркером, снабжая упаковки с хрупким содержимым соответствующими предупреждениями. Ну, вот возьмет ее в руки грузчик, думала я, увидит предостерегающий знак и поймет, что там, возможно, мои свадебные фужеры лежат, и нести ее будет бережно, ступая медленно и аккуратно…  Но, думаю, вы уже догадались, что в реальности переноской багажа до транспортной компании в Ульяновске и от нее уже в Воронеже занимались люди с русским языком малознакомые. Такова уж правда жизни, в которой наши соотечественники предпочитают посидеть с протянутой рукой, нежели заработать на хлеб трудом, пусть тяжелым, но честным.

Невозможно не сказать, что сборы эти потребовали столько усилий, что даже мой папа, мужчина в самом расцвете сил с хорошей физической подготовкой устал так, что обратный путь до родительского дома мы проделали в полной тишине, на разговоры сил просто не осталось. О своем состоянии я и вовсе промолчу, хотя, внутренний душевный подъем я все же ощущала – было сделано большое дело!

Все, что оставалось осуществить до отъезда, это уложить ручную кладь и купить билеты в Воронеж с учетом обещанных компанией-перевозчиком пяти дней, чтобы я и груз прибыли в одно и то же время. Дело в том, что возможности переночевать в воинской части как у мужа у меня бы не было, а квартира, как вы помните, из горизонтальных поверхностей имела только одну – пол, покрытый крашенным ДВП. Итак, в  чемодан были уложены: одежда в количестве пары комплектов (на пресловутый  «всякий» случай), книга для чтения в поезде и…довольно странно звучит, но так и было – односпальный комплект постельного белья, шторы, выстиранные позже времени и не уложенные по этой причине в основной багаж и кукла-грелка на чайник/кастрюльку, чтобы дольше не остывали (подарок тети мужа). Кроме того, уже почти на вокзале старшей сестрой мне был вручен заварочный френч-пресс – очередной сувенирчик молодой семье. Знала бы я, как мне все это пригодится, не стала бы тогда сетовать на оттянутые чемоданом руки…

И вот, наконец, вокзал. Ну и что, что пять лет университетской жизни отдельно от родителей, ну и что, что взрослая уже замужняя женщина… Плакала я задыхаясь от тяжести на сердце и даже привывая по-детски где-то в глубине души (вслух было нельзя – это дало бы повод рыдающей маме вырвать из моих дрожащих рук паспорт и порвать его, лишь бы оставить дома).

В поезде немного отвлеклась и развлеклась – одно купе со мной занимали последователи учения хатха йоги, которые возвращались с недельного семинара в Тольятти. Их, последователей, надо заметить, было больше половины вагона, поэтому наше купе периодически наполнялось незнакомыми людьми, которые очень навязчиво пытались стать знакомыми. Ну, и всячески агитировали вступить в их ряды, разумеется. Что-то слушать было забавно, от чего-то старалась отмахнуться более явственно, потому как сильно не хотела шокировать мужа, выйдя из вагона с красной точкой на лбу. Так или иначе, но 20 часов путешествия в такой компании летят незаметно, и вот я в Воронеже.

Встречал меня муж в новенькой милицейской тогда еще форме. Специальность, по которой он обучался в училище, подразумевала возможность служить в любом роде войск – от ВМФ до ВДВ. Мы попали в МВД, поэтому с поезда меня словно конвоир снял, с лейтенантскими погонами, в фуражке  и кобурой на поясе – все как надо. Утренний летний Воронеж, встречающий меня, был сказочно прекрасен и о неофициальном статусе «милионника» заявлял сразу – мимо проносились высокие дома и огромные автобусы, совершенно непривычные моему ульяновскому глазу, где общественный транспорт – это преимущественно желтобокие трамвайчики и дребезжащие ГАЗельки.

Приключения начались в этот же день, когда, дождавшись начала рабочих часов, я набрала номер транспортной компании, обещавшей привезти упакованное «добро» к моему приезду. После долгих переключений между сотрудниками отделов выяснилось, что наш груз все еще в Ульяновске. Вспоминая об этом сейчас, мы, конечно, улыбаемся – забавно, правда же? А вот тогда максимум, что нам удалось сделать – это не потерять присутствия духа. Посовещались немного, и муж отправился искать квартиру из разделов «почасовая и посуточная аренда». Уж не знаю, как он, не краснея, снял такое жилье с блестящим от новизны обручальным кольцом на пальце. Или прятал его или все же покраснел чуток. Таких квартир было не мало, нашли и сняли однокомнатное гнездышко любви мы очень быстро.

Однако скромный молодоженный бюджет не позволял нам остановиться здесь на все время ожидания груза, поэтому провели мы в квартире только одни сутки,  в течение которых я вышла за пределы дома всего один раз – купить какого-нибудь перекуса. На следующий день мы сдали ключи и отправились в совершенно пустую, но полноправно нашу (на срок аренды, разумеется) квартирку. Между прочим, находилась она на самой известной всей стране улице города – на улице Лизюкова. Той самой, где жил котенок из знаменитого мультфильма. Воронежцы этот символ города не забывают и чтут – чуть в стороне от нашего дома была расположена скульптурная композиция, посвященная главным героям мультика.

Сам же дом оказался типовой девятиэтажкой с четырьмя подъездами и активно используемым мусоропроводом, что очень способствовало образованию и распространению по округе не самых приятных запахов. Квартиру мы, напомню, сознательно снимали без мебели, ведь все необходимое было, разве что не доехало вовремя. Но чудесный, изобретательный и такой надежный муж на тот момент уже придумал кое-что для облегчения нашего положения, и поэтому, кроме приветственного букета цветов и воздушных шариков, меня встречали еще и два казарменных матраца, расположенных в центре комнаты на полу. Белья достать не удалось, да и глядя на состояние матрацев и подушек, думать о нем даже не хотелось. Тем более (та-дам!), что у меня с собой было! Тот самый не вовремя постиранный комплект постельного белья, занимавший половину моего чемодана. Согласитесь, стечение обстоятельств крайне удачное.

Первая ночь на казенных принадлежностях для сна оказалась мучительной – матрацы упорно разъезжались на скользком ДВП, и мы попеременно оказывались на полу, который, кстати, был не намного тверже этих самых матрацев. Проводив утром мужа на службу, я начала размышлять, как с наименьшими потерями я могу организовать наш быт на время ожидания ВСЕГО необходимого для жизни. Получалось, что для организации питания мне нужно было купить как минимум чайник, хотя бы одну кастрюлю, по две чашки, ложки и тарелки, одну разделочную доску и нож. Для гигиенических процедур хотя бы одно полотенце, мыло и шампунь. Ну, и бытовой химии, конечно, хотелось – очень уж не новой была квартира и сантехника в ней. Бюджет, как уже говорилось выше, был не ахти, и тем более обидно было тратиться, зная, что все это у тебя уже есть. Но меня, как молодую жену, взятую отчасти и для того, чтобы военная жизнь была комфортнее и приятнее, коробила идея о завтраках и ужинах, состоящих из разведенной лапши быстрого приготовления. И я отправилась в магазин в поисках необходимого. Долго не мучилась – брала самое дешевое. В результате пришла домой с крохотной кастрюлькой, пластмассовой разделочной доской, туповатым ножом, вилками-ложками-чашками советского дизайна и набором продуктов для первого семейного супчика. Технология приготовления и порядок действий сложились сразу. Сначала я кипятила воду на чай, переливала ее в подаренный сестрой френч-пресс (тоже ведь удача!), укутывала его куклой-грелкой, чтобы не остыл. Затем в освободившейся кастрюльке уже готовила суп в последовательности от поджарки из овощей, когда кастрюлька использовалась как сковорода, к приготовлению бульона и варке прочих компонентов. Суп укутывать необходимости не было – к этому времени на обед уже приезжал мой молодожен, и мы обедали, ютясь на сиротской хозяйской табуретке за шатким плохо сколоченным столом. В общем, основные физиологические процессы, такие как прием душа и пищи, не смотря на не пришедший вовремя груз, у нас не пострадали.

Вот почему с самых первых дней я начала знакомство с городом и поиски работы. Разделить эти два процесса я не могу, потому как именно из-за необходимости бегать по собеседованиям я и узнавала разные районы Воронежа, знакомилась с инфраструктурой, ценами и не в последнюю очередь с людьми. Кстати, для тех, кто не знает, очень многие воронежцы (не все) произносят звук «Г» на украинский или южный манер – с придыханием, похожее в конце слова даже на «Х». Поэтому первое время на собеседованиях фразы вроде «Интернет-маркетоло/Х/ в нашей компании должен выполнять следующие обязанности…» у меня вызывали улыбку. Чуть позже уже не смех, а преподавательское негодование у меня стало вызывать такое же произношение английских слов, например «Худ бай» или «Вери худ» (когда я нашла подработку в качестве репетитора). Но, разумеется, это нисколько не мешало воронежцам в основной их массе оказаться милыми людьми с обычными проблемами и среднестатистически российскими взглядами на жизнь.

Воронеж

Воронеж

Примерно таким же похожим на большинство районов в большинстве областных центров нашей страны оказался и район, в котором нам предстояло жить. В шаговой доступности от дома находились пара торговых центров, небольшой рыночный пятачок с доброжелательными бабушками-торговками, школы-детские сады и автобусные остановки, сращенные с газетными киосками. Надо заметить, что стоимость проезда в общественном транспорте на тот момент (а это был разгар 2009 года) была существенно ниже  таковой в Ульяновской области. Жаль, но это было единственным удовольствием от перемещений по городу на автобусах – улицы и даже проспекты в Воронеже не очень широкие, и для маневров огромных пассажирских лайнеров в час пик места почти не оставалось. По этой же причине для города характерны и пробки, пусть не многокилометровые московские, но от этого не менее неприятные.

Разумеется, сложно уместить в одном рассказе все впечатления, полученные за 8 месяцев жизни в совершенно новом для тебя городе. Скажу только, что при желании в любом месте можно найти возможности для личного развития, достойного заработка и приятного отдыха. А Воронеж и вовсе к этому располагает.

В качестве послесловия скажу, что груз с мебелью и бытовой техникой до нас все-таки добрался, правда, еще позже, чем ожидалось после повторного уже заказа. Но это не помешало нам быть самыми счастливыми в начале нашего семейного пути. Ведь главное в таких делах, как смена места жительства – это безграничный оптимизм, вера в собственные силы и в город, встречающий тебя.

Перейти в полный режим