Переезд из Перми в Екатеринбург

Переезды внутри России напоминают мышиную возню. Что у нас действительно в цене? Когда из провинции перебираются в Москву и живут там на широкую ногу. В почете так же переезды в Питер. Ценится, когда человек выбирается из деревни в областной центр или из маленького города в большой. Например, из Артемовска в Тюмень или Екатеринбург – это здорово. А из Перми в Екатеринбург? Это шило на мыло. За пределами двух столиц зарплаты и цены примерно одинаковые. Есть столицы, а есть Россия. Такое деление имело место быть всегда. Сейчас, возможно в силу возраста, оно для меня особо актуальное.

Меня зовут Анатолий, я инженер-проектировщик, мне 28 лет. Я родился и вырос в Перми, окончил там школу, получил спортивный разряд по плаванию, поступил в университет, окончил его с красным дипломом. Учился я недалеко от дома в Пермском государственном политехническом университете, на электрика. Все детство и молодость прошло в нескольких метрах от главного корпуса – по адресу Комсомольский проспект, 30. Университет стоял на той же улице, только на нечетной стороне и имел 29 номер. Утром на пары я добирался быстрее многих ребят из общежития, мне надо было только пересечь перекресток Комсомольского проспекта и Екатерининской улицы. Такая близость к месту учебы сделала меня отличник. Еще на хорошую учебу повлиял тот факт, что на одной лестничной клетке с нами жила наша родная бабушка, школьный завуч на пенсии. Бывших учителей, как известно, не бывает. Под ее чутким руководством мы и выросли. Я, сестра и старший брат. Бабушка ушла на пенсию почти вовремя, в 57 лет, хотя могла бы еще долго преподавать. На ее увольнении из школы настоял отец, у них с мамой нас было трое, мама хотела активно заниматься карьерой, мы ей не давали этого сделать, поэтому часть маминых функций взяла на себя бабушка. Бабушка ходила на школьные собрания, собирала нас на занятий, проверяла уроки, решала еще миллион разных проблем с которыми сталкиваются подростки. Так вышло в итоге, что мы выросли не мамиными сынками, а бабушкиными внуками. Все вопросы сначала обсуждали с ней, а потом уже шли к родителям.

Когда я окончил школу, то совсем не знал какой путь выбрать. Со спортом к тому времени я завязал, да и плавание, это не футбол и не хоккей. Больших денег там не заработаешь, потребность в спортсменах маленькая. Зачем зазря здоровье портить? Когда я это понял, то перестал ходить на тренировки, лишь изредка выбираясь поплавать в удовольствие. С мечтой выиграть золото Олимпиады, было покончено. К карьере спортивного журналиста, да и журналиста в принципе, родители относились очень скептически. Говорили, что признанные мастера слова – это, несомненно, мужчины, что лучшие журналисты это мужчины, но профессия в целом бабская, очень много в ней женщин с очень низкой квалификацией. Каждую мою новую идею насчет жизненного пути родители зарубали в два счета, не предлагая ничего взамен. Я хотел быть пожарником, строителем, метрологом, финансистом, даже чиновником быть хотел. Им не нравилось ничего, везде они находили какую-нибудь червоточину, которую потом раздували до размеров слона. Юристов много, метрологов стране надо было, финансист – не стабильно и т.п.

Я хотел уже убежать из дома или нарочно провалить экзамены, чтобы уйти в армию, а потом работать на экскаваторе, лишь бы они от меня отстали и успокоились сами. Порядок в деле навела бабушка. Она сказала мне: «Не знаешь, куда пойти учиться? Иди учиться рядом с домом, хотя бы уставать от переездов не будешь». Со специальностью бабушка тоже мне помогла. Она посоветовала идти на ту, где проходной бал средний, то есть не низкий и не высокий. Я выбрал электротехнический факультет. С одной стороны перспективно, с другой – вроде бы ничего сложного, а с третьей – я с юных лет любил физику и всякие там проводки/моторчики.

Прошло 5 лет. За это время я много раз успел разочароваться в выбранном пути. Ровно такое же количество раз я успел подумать, что все сделал правильно, подав сюда документы. Ребята с веселых специальностей – «Таможенное дело», «Связи с общественностью», «Журналистика», закончили обучение и остались без работы. Ко мне же разные предложения сыпались как из рога изобилия. Сразу после окончания университета я получил военный билет и, в принципе, жизнь складывалась удачно. Кроме одного но… Мы расстались с девушкой, с которой были вместе 4 года и уже собирались играть свадьбу.

Расстались по глупости, виноваты в этом поступке двое, но не будем сейчас об этом. Все-таки наше повествование оно не об отношениях двух молодых и не особо умных людей, а о переезде. Именно тогда, когда Лены рядом со мной не стало, я решил, что хочу уехать. Москва привлекала своими огнями и высокими зарплатами. Пугало, что за душой кроме диплома у меня ничего не было. Ладно, денег, это наживное, опыта не было. Я очень хотел работать по специальности, инженером-проектировщиком, но не мог. Потому что не имел никакого опыта в проектировании. Спасибо нашему высшему образованию, которое заставило нас проштрудировать учебники, но не подумало спросить, а что мы из написанного поняли. Я окончил не самый плохой вуз в федеральном масштабе с красным дипломом. Меня считали гордостью факультета за успехи в учебной, научной и общественной деятельности. Где это все? Для чего? Неужели я правда так ужасно учился эти пять лет, что придя в проектировочный институт не вызвал у своих коллег ничего кроме смеха. Я смотрел в схемы и ничего не понимал, я задавал идиотские вопросы, я корил себя за то, что ничего не знаю и не узнаю никогда, потому что абсолютно не пригоден к обучению.

Наверняка я загнал бы себя в жесткую депрессию или натворил всяких бед, если бы не бабушка. Бабушка знала и о расставании с Леной и о рабочих проблемах. Она первая мне предложила уехать из Перми. Я только-только вступил во взрослую жизнь, поэтому начать ее заново было не сложно. Сбросить все настройки и снова открыть книгу на чистом листе. Мама, когда узнала, что я уезжаю, разразилась истерикой. Мол, не для того мы тебя растили, чтобы ты в другой город жить уезжал. Вообще не понимаю такого эгоистичного отношения родителей к своим детям. Мы не просим их нас рожать, мы не просили их в детстве лечить нас, когда мы болели. Мы вообще ни о чем их не просили, кроме роликов и мопеда, который они не купили нам. Так почему мы должны жить ради них? Почему мы должны проводить рядом с ними свою молодость? Приходить домой вовремя, пускать лучшее время псу под хвост, чтобы они были рады? Я этого не понимаю.

Моей дочке сейчас два года. Я обещаю, что не буду таким, как моя мама. В тот раз, когда я заявил, что уезжаю, мы поругались. Впервые за 23 года. Я кричал ей, что она нас не воспитывала, что если бы не бабушка, я, наверное, стал бы наркоманом или покончил с собой. Она отвечала, что строила карьеру ради нас и тому подобное. Два дня после этого с матерью я не разговаривал. Отец решил не вмешиваться в наш конфликт. У него на стороне появилась молодая любовница, о которой мать догадывалась, поэтому он не косячил и старался быть тише воды ниже травы, чтобы на себя ни в коем случае не вызвать огонь.

С матерью мы в итоге помирились. Она призналась, что не права и не знала всех обстоятельств. Попросила меня не держать на нее зла и всегда знать, что дома меня ждут. От таких трогательных слов у меня выступили слезы на глазах. Мне стало резко так грустно и показалось, что молодость осталась за плечами. Впереди ждала тяжелая взрослая жизнь.

Вперед! В Екатеринбург!

Символично, что в город смерти русской монархии я отправлялся на одном поезде с солдатами-призывниками. Молодые бритоголовые парни заняли три вагона из восьми, которые были прицеплены к локомотиву. Ребята ездили становиться взрослыми в воинских частях, а я в чужом незнакомом городе. Наверное, надо сказать, как я получил военный билет. В одиннадцатом классе нас всех направили на медосмотр. Разумеется, в военкомате было прикольно. Мы записывались в разные войска, нам рассказывали какие солдату чем занимаются и тому подобное. После профессиональной ориентации начался медицинский осмотр. У меня обнаружили плоскостопие. Для белого билета моей степени не хватало. Отец спустя неделю сходил и побеседовал с хирургом. Тридцать тысяч рублей сделали свод моей стопы ниже и позволили навсегда забыть о том, что где-то там далеко существует загадочная армия, с плохим питанием, неудобной одеждой и дедовщиной. Наверное, отлынивать от службы не очень хорошо без уважительных причин, но что тогда, что сейчас я безумно рад, что вопрос с военником удалось решить быстро и относительно дешево.

Мои университеты были не за стенами военной части. Они начались в вагоне поезда Москва-Екатеринбург. Солдат везли достаточно демократично. Автоматчики с собаками их не охраняли, вообще никто их не охранял. Парни только сели в поезд и тут же принялись самоутверждаться. В закрытом коллективе это самое важное и главное, что необходимо сделать. К сожалению, призывники принялись поднимать свой рейтинг за счет нас, обычных пассажиров. Я хоть человек и не робкого десятка, но первым никогда проблем себе не ищу, а если ищу, то стараюсь от них уйти. От Перми до Екатеринбурга ехать то всего нечего, но этого времени хватило для двух конфликтов. Сначала я несколько жестко поговорил с одним из солдатиков около туалета. По его мнению, я его толкнул, а потом и нагрубил. Вроде бы разошлись миром, но через полчаса ко мне подослали молоденького парнишку (видимо лет 18, только школу окончил), который сказал, что меня ожидают в тамбуре. В тамбуре была неприятная беседа. Меня ударили три раза, я в ответ лишь единожды. Если говорить честно, то с моей стороны это никакой не удар был, я просто отмахнулся, чтобы не казаться истуканом. В драках, когда у тебя более одного соперника, главное – не выиграть, главное – не пострадать.  На мое счастье в дело вмешалась проводница. В таких делах женщины гораздо смелее мужчин. Видимо, они полагают, что им не достанется в драке, поэтому грудью лезут на амбразуру. Проводница сначала остановила рукоприкладство, а потом пошла и нажаловалась майору, который солдат конвоировал. Тот побоялся, что она кому-то еще расскажет, и начал собирать своих подопечных по всему составу. Как оказалось в итоге, конфликты у ребят были не только со мной. Где-то они поссорились с мужчинами, где-то слишком активно пытались познакомиться с девушками и т.п.

Хоть все и закончилось миром, мне стало очень грустно. Кто я такой? Куда еду? Кому нужен? Любой подобный инцидент в Екатеринбурге  и что? Кто позаботиться обо мне, больном и переломанном. К сожалению, первое время по приезду в Екатеринбург было очень неспокойно. Пусть говорят, что город очень современный и население продвинутое, толерантное и т.п. Ерунда все это. В Москве, передовом городе государства, нарваться на кулак значительно легче, чем в каком-нибудь Нижнекамске или Алапаевске. Главная беда больших городов, я сейчас о хулиганстве говорю, это не гопники, а зажравшиеся мажоры. Гопник переступит через определенную планку только  в том случае, если ты переступишь через нее первым. Когда они нападают, то никогда не бьют по шее или между ног. Мажор легко может так ударить. Мажор понимает, что в случае чего, его отмажут, гопник может надеяться только на себя и своих друзей.

Вы, наверное, можете подумать, что я сейчас пытаюсь представить Екатеринбург в негативном свете. Я ничуть не приукрашиваю. Первые полгода в Екатеринбурге мне ни раз приходилось становиться свидетелем и даже участником разных неприятных событий. Например, драк в ночных клубах, на парковках, в ресторанах. Когда я, чужой человек без денег и связей, приходил в приличное заведение с красивой девушкой, то безумно волновался. Волнение исходило даже не от того, что я постоянно задавал себе вопрос: «А соответствую ли я уровню этого заведения?». Волнение шло от публики, которая там собиралась. Сброд, он не в подворотнях, настоящий сброд гуляет ночами в клубах. Приехав в Екатеринбург я увидел, что в Водолее или в Эльдорадо ни одна пятничная ночь не обходилась без драки. Клерки отдыхают, называются. В Альбионе я видел драку стенка на стенку, когда почти все посетители разделились на два лагеря. В результате сильнее других пострадали невинные девушки, в которых прилетали обломки мебели и посуды. В Перми, конечно, тоже творится беспредел в ночных клубах, но мне кажется не в таких количествах. Кроме того, Пермь – это родной город, в случае чего обо мне там позаботятся, мне как-то помогут. Поддержат хотя бы.

Об автомобилях и их водителях

Спустя год жизни в Екатеринбурге, я приобрел себе автомобиль – скромный Рено Логан. Машина вообще не ахти, скажу я вам, но ломается гораздо реже, чем продукция АвтоВАЗа, хоть и собрана на заводе АЗЛК в Москве. Как в любом приличном городе мы стояли в пробках утром и вечером, на работу и с работу. Ночами в пятницу и субботу на магистралях было тоже не безопасно. Очень много гонщиков. Все они молодые, у всех в крови адреналин, иногда еще алкоголь, не редкость, когда наркотики. По злой иронии в ночные и вечерние часы выходных дней смертей на дорогах больше, чем в загруженные будни. Автомобили игнорируют светофоры, развивая скорость до 150-180 километров в час. А вдруг какая-нибудь преграда? Вдруг надо нажать на тормоз? Только очень хороший автомобиль сможет, не теряя дорогу, остановиться.  Действительно качественных машин в городе мало. Человек, имеющий очень хороший автомобиль, обычно зарабатывает на него. Это не иномарки низшего и среднего звена. Если человек получил что-то собственным трудом, то как правило он бережет эту ценность. Есть, конечно, Инфинити, Порше и т.п. у молодого поколения, но как-то в авариях я  их замечал очень редко. Не знаю почему, не могу объяснить. Лично мне показалось, что в Перми водители спокойные. Ночных стритрейсеров почти нет.

О работе…

Много зарабатывать сложно везде, что в Перми, что в Екатеринбурге, что в Москве. Нормально зарабатывать легче, это под силу каждому. Мало получать денег может любой, даже без особых усилий. Мне кажется, что люди, работающие на заводах за мизерную зарплату, сознательно пошли на этот шаг. Что мешает им уволиться и пойти работать в магазины или дворниками? Дворник, убирающий два двора, зарабатывает больше, чем технолог на заводе. Разумеется, это не правильно, но ведь у нас свободная страна. Свобода выбора, как ни крути. Я абсолютно не понимаю людей, которые жалуются на свои заработки. Считаешь, что получаешь мало? Найди себе новое рабочее место или работай лишние смены, никакой проблемы нет. Люди же не хотят прикладывать никаких усилий. Им больше нравится ныть и говорить, что кто-то где-то живет лучше, чем они.

Я, когда переехал, тоже мог ныть, мол, снимать квартиру дорогу (вдвоем с товарищем мы платили 12 тысяч за однокомнатную квартиру на улице Старых Большевиков), на работу ездить далеко (сначала на метро, а потом на автобусе), кушать в обед дорого и вообще все плохо. Первые два месяца работа по специальности мне вообще не подворачивалась. С горя я устроился в Леруа Мерлен проверять электроприборы. Такая работа кажется прикольной только на первый взгляд. Интересно проверять приборы, жать на всякие кнопочки, только в первый раз. Когда тебе приносят тридцатый перфоратор за день, то ты уже с остервенением вставляешь в него бур и, как робот, проверяешь целостность деталей.  После рабочего дня ноги болели нестерпимо. Я регулярно делал себе ванночки, массажи.

Спустя два месяца мне позвонили из лаборатории электроизмерений, позвали на собеседование. Отбор я прошел достаточно легко, все-таки знания после ВУЗа какие-то были, да и вопросы задавали не особо сложные. В лаборатории кроме меня работали еще трое человек – две молодые выпускницы университета и парень постарше. Его звали Володя, он был у нас за старшего. Еще в организации трудились инженеры-наладчики, в их функции входило ездить на объекты и собирать информацию для нас. Мы в свою очередь обрабатывали эти данные, составляли протоколы и другую документацию. Работа легкая, практически все отчеты и протоколы у нас были липовые. Вдвойне страшно, что наша контора производила измерения и осмотры оборудования трубопроводов: насосы, двигатели, подстанции. В отечественной нефтеперекачивающей отрасли все очень и очень плохо. Может быть в других регионах ситуация иная, но на Урале просто ужас.

Работать, по-моему мнению, надо не только ради зарплаты и результата, но и во благо чего-то и для удовольствия. Работа в лаборатории не доставляла мне абсолютно никакого удовольствия. Мы придумывали цифры и вбивали их в заготовленные заранее шаблоны. Я что обезьянка? Ради этого пять лет в университете учился? Надо идти дальше. Закрывать скучные книги, избавляться от ненужных вещей, переставать общаться с неприятными людьми. Наши инженеры-наладчики ездили в командировки месяцами, когда мне сказали, что в следующую поездку я отправляюсь с ними, я на следующий день написал заявление. Одно дело бесцельно тратить свою жизнь в Екатеринбурге, совсем другое – черт знает где, черт знает с кем. В молодости, когда все эти наладчики были молодыми, они, бесспорно, были интересными людьми, все с неплохим образованием, у всех раньше были увлечения. Сейчас их очень изменила работа. Люди думают только о том, как бы поработать поменьше и получить побольше. Часто еще думают, как бы что прибрать к рукам, украсть то есть. Такая жизнь вообще не по мне.

Уволившись из лаборатории я три недели сидел без дела. Хорошо, что вынужденный простой совпал с днем рождения мамы. Съездил в Пермь, поздравил, привез всем подарки. Вернулся в Екатеринбург, правда, уже без копейки в кармане. Было даже некоторое подобие депрессия. Пытаясь залатать брешь в бюджете, я подрабатывал грузчиком и промоутером. Промоутер за свою рабочую смену в 4 часа может заработать 400-500 рублей, грузчик за день, без особого ущерба для здоровья, способен получить тысячу.  В итоге на руки выходит полторы. Таких денег я не видел ни в Леруа, ни в лаборатории. В лаборатории вообще выходило восемьсот рублей в день, но можно было, по большому счету ничего не делать. Здесь же, как потопаешь, так и полопаешь. Чтобы хорошо лопать топать приходилось много. Да я и не жаловался. Наверное, если бы у меня не было комплекса отличника, то я бы чудесно работал и дальше промоутером, грузчиком и мойщиком.

Иногда ночью я подрабатывал на мойке еще. Деньги в сумме вообще выходили хорошие. Правда, не каждый день удавалось так удачно устроиться. Любителей подобного заработка в Екатеринбурге хоть отбавляй, причем в общественном транспорте или на улице редко когда их можно вычислить в толпе. Внешне это очень хорошо одетые молодые люди с новомодными гаджетами и всякими другими атрибутами хорошей жизни. В данном случае я говорю о часах, очках, запонках. Так называемые, дешевые атрибуты дорогой жизни.

Level up (Поднятие уровня)

Две недели неквалифицированной, но хорошо оплачиваемой, работы сказались на мне достаточно негативно. Когда я раздавал листовки, то старался не смотреть людям в лицо, мало ли, а вдруг меня кто-то из них узнает? Я так же стеснялся говорить знакомым, что работаю грузчиком и несколько смен провел на мойке автомобилей. С одной стороны что зазорного? Любой труд в почете, а мне стыдно.

Однажды утром, под храп соседа по квартире Валерия, я проснулся с одной единственной мыслью: «Надо становится человеком». Я отнес резюме во все интересующие меня фирмы. Регулярно звонил во все конторы, отзывался на многие вакансии. Активное поведение на рынке труда в скором времени принесло свои плоды. Меня пригласили стажироваться инженером-проектировщиком в Екатеринбурггражданпроект. Первое время платили мало, всего 15 тысяч, но тем не менее я ушел от соседа и стал жить один. За шесть с половиной тысяч удалось поселиться недалеко от станции метро Ботаническая, практически в Уралмаше. Район не из приятных. Если вы будете в Екатеринбурге, то ни за какие коврижки не соглашайтесь ехать туда. Смотреть там нечего, а публика вообще сплошь состоит из неприятных неадекватных людей. Рядом со мной в общежитии, например, проживали алкоголики и наркоманы, которые ночью могли попутать и ломиться ко мне в дверь. Натерпелся я за это время всякого.

Чтобы как-то более-менее жить, кроме работы инженером, я еще подрабатывал в выходные и вечером на автомойке. Бывало, что ночью приходилось мыть машины, а с утра ехать в проектировочный институт. В таком графике я прожил несколько месяцев. Потом кончился испытательный срок, мне в два раза повысили зарплату и я впервые после переезда почувствовал себя человеком. Не скажу, что все трудности остались позади, но после года работы в Екатеринбурггражданпроекте я уже снимал однокомнатную почти в центре, купил себе новую одежду, кое-что из техники и стал задумываться о приобретении автомобиля. Думать о нем я мог долго, заветных трехсот тысяч у меня не было все равно, а еще охота было съездить в отпуск куда-нибудь. Неожиданно на горизонте появились родители, которые очень хорошо помогли деньгами и я смог купить Рено.

Сейчас между двумя своими городами я езжу не на поезде, а на машине

Сейчас между двумя своими городами я езжу не на поезде, а на машине

Мой путь от нужды к спокойствию в Екатиринбурге занял примерно 1,5 года. За это время из зеленого пацана я превратился в молодого мужчину. Конечно, даже сейчас мне недостает житейского опыта, как любому человеку в 28 лет, как в принципе любому человеку. Ни один, даже самый древний, старик не может сказать, что он мудр. Куда уж нам, молодым?

Что лучше: Екатеринбург или Пермь?

Когда я в Екатеринбурге говорю, что я пермяк, то меня всегда спрашивают: «И как? Где лучше?». Тот же самый вопрос всегда задают в Перми, когда я приезжаю из Екатеринбурга. На вопрос ответить очень сложно. Раз я переехал из Перми в Екатеринбург и всем доволен, то видимо Екат лучше, но с другой стороны и Пермь не плоха. Так как быть?

На самом деле споры о том, кто лучший на Урале идут давно. Екатеринбург и Пермь соперничают уже ни одно столетие. Когда-то Пермь была столицей региона, там сидела россыпь разнообразных чиновников. В тоже время все купцы и промышленники активно вкладывали свои капиталы в Екатеринбург. Строили тут новые мануфактуры, заводы, разрабатывали карьеры, развивали торговлю и сельское хозяйство. Если смотреть в исторической перспективе, то Екатеринбург всегда шел на полкорпуса впереди. Сейчас, на мой взгляд, превосходство чуть больше. Екатеринбург, наверное, единственный из провинциальных городов, кто обладает столичным лоском. С чем это связано, если честно, непонятно.

Не смотря на это здесь нет особых проблем с чиновничьим аппаратом. Госслужащих хоть и много, но с мигалками они не ездят и никак, фактически, не мешают нормальным людям. Денег в Екатеринбурге больше в разы. Это видно невооруженным глазом, по домам, которые здесь строят и которые уже построены. По гостиницам, бизнесу, магазинам и всему-всему. Пермь в этом плане похожа на бедного родственника. Там даже метро нет. В эпоху развитого социализма этот аргумент мог сразить наповал. Сейчас, конечно, метро это не главное, но все равно Екатеринбург и здесь впереди.

Лавочка в родном дворе Перми как бы намекает на проблемы с благоустройством территории

Лавочка в родном дворе Перми как бы намекает на проблемы с благоустройством территории

Несмотря на солидные деньги, которые крутятся в Екатеринбурге, состояние дорог там такое же, как и в Перми. Ездить можно, но ремонтировать не мешало бы и почаще. Пробок в Екатеринбурге больше, они, разумеется, не сравнимы с московскими, но для уровня провинции очень большие. Поскольку со времен СССР осталось много жилого фонда, то его периодически необходимо ремонтировать. Делают это очень нехотя, поэтому многие хрущевки просто трещат по швам. Некоторые дома сталинской эпохи постепенно уходят под землю. Очень было бы хорошо, если бы городские власти больше внимания уделяли этим проблемам ЖКХ. В Перми с жилищно-коммунальным хозяйством  те же самые проблемы. В обоих городах хромает благоустройство. Центр города и там, и там очень красив, а окраины просто ужасны. Если рядом сравнить, например, екатеринбургский Арбат и улицу Грибоедова на Химмаше, то сразу и не скажешь, что это один город.

Природа Екатеринбурга и Перми отличается несильно

Природа Екатеринбурга и Перми отличается несильно

Подытожим. В российском масштабе и Пермь, и Екатеринбург хороши. Это крупные промышленные города, находящиеся в самом центре страны. Транспортные развязки в обоих областных центрах очень неплохи. Можно без проблем улететь и уехать, как по России, так и заграницу. Зарплаты в Екатеринбурге выше, но и жизнь в целом дороже. Снять однокомнатную квартиру там тысячи на 2-3 дороже, чем в Перми. Заведения общественного питания тоже дороже. Продукты, в принципе стоят одинаково. За счет распродаж и всяких акций, которых в Екате больше, одежду там покупать выгоднее. Кроме этого по мнению многих людей Екатеринбург красивее, там чаще проходят различные большие мероприятия: спортивные, общественно-политические и развлекательные.

Если бы я еще раз выбирал между Екатеринбургом и Пермью, то, не колеблясь, опять выбрал бы Екатеринбург, да простят меня мои родные пермяки. Если вы живите в Уральском или Сибирском Федеральном округе, хотите переезжать, но считаете, что Москва вам не по зубам, то смело отправляйтесь в Екатеринбург. Маленькая Москва всегда вам будет рада. Найти жилье и работу здесь не проблема. Проверено на личном опыте. Главное никогда не впадать в панику и ничего не бояться. Помните, что всегда можно вернуться, но не всегда можно уехать.

Перейти в полный режим