Этот город самый добрый город на Земле или переезд в Минск

Здравствуйте, дорогие друзья. А может быть и не друзья. Вполне допускаю, что кто-то из вас позавидует мне. Кто-то отнесется к моей историей и моей радости снисходительно. Дело ваше. Я вам не судья.

Как всё начиналось

Всё началось в глубоком детстве. Лет в одиннадцать, наверное. На дворе тогда стоял 1995 год, родители повезли мне показывать Москву. Златоглавая предстала во всей красе. Правда, чтобы до нее добраться пришлось пять дней трястись в плацкартном вагоне, где дурно пахло. Кушали мы в основном бич-пакеты. Раньше, годах в 90-х, бичпакеты ели все. Особенно у нас, в Сибири. Эта еда считалась нормальной. На садовом участке у моих родителей, например, не было возможности готовить пищу, поэтому мы каждый раз запаривали лапшу и наслаждались ее химическими компонентами. Не скажу, что тогда мне казалось, что это вкусно, но было вполне терпимо. Тогда, во время первой поездки в Москву, я пять дней ела бичпакеты и не очень свежую колбасу и в итоге отравилась. Впечатления от красавицы Москвы были смазаны. Приехали мы в столицу, кстати, всего на три дня. Это время жили в съемной комнате у какой-то бабушки. Я постоянно боялась, что она украдет наши вещи. Короче, вся поездка сопровождалась жутким стрессом. Не удавалось расслабиться даже в музеях или во время прогулки на теплоходе по Москве-реке.

Вскоре, когда я еще куда-либо ездила с родителями, то всегда замечала, наши поездки не приносят счастье. Бывало отцу давали путевки на море. Посудите сами, пляж, солнце, море. Мечта ведь! Ан нет, сначала пять часов ты едешь до мечты в плацкарте, затем со скандалом заселяешься в ужасный номер. Каждый день ругаешься с поварами в столовой  насчет качества еды и т.д. и т.п. На пляже тоже спокойно не было никогда. На солнце – обгоришь, в теньке – будешь белой, как сметана, в воде – инфекции. С местными общаться тоже было нельзя. Я молодая, а они – озабоченные извращенцы, которые мечтают только об одном – как бы меня подпортить.

С какого-то времени с родителями не только отдых стал невыносим, но и быт. Чтобы ускорить процесс взросления после 11 класса я пошла в колледж. Все-таки три года – это не пять. Процесс выбора профессия долгого времени у меня не занял. Хотелось всего и сразу и чтобы время на это долго не тратить. В Байкальске глупо думать о том, что ты сможешь стать известным журналистом или пиар-технологом. Слишком большую дорогу для этого пройти надо, слишком со многими людьми познакомиться, слишком много решений принять. Поэтому я решила пойти по пути наименьшего сопротивления – стать дизайнером. Хороший дизайнер – он где угодно быть может. Своим решением он может взорвать индустрию, моду, да все, что угодно. Тогда я думала так. Теперь поняла, что ошибаюсь.

Любая профессия требует кропотливого труда. С бухты-барахты звездой не стать. Такое бывает только в книжках, и то не в очень хороших. В семнадцать лет я не принимала это во внимание. Дабы побыстрее отделаться от назойливых родителей и их опостылевшего образа жизни – я подала документы в педагогический колледж. Филиал Иркутского педагогического института. На самом деле я готова была поехать учиться в Иркутск, но отец был против. Говорил, что я слишком красивая и мне прохода давать там не будут. А может быть, на самом деле, этого мне и было надо. Чтобы мне уделяли внимание, делали комплименты, дарили подарки. Отец сказал: «Получишь образование – делай, что желаешь нужным, а пока, будь добра слушаться меня». Не знаю, что образование таким кардинальным способом меняет в человеке, но спорить с папой бесполезно.

Мое студенчество и мысли о побеге

В педагогический колледж поступили такие же прохиндеи, как я. Смотря на таких людей становится очень страшно за наших детей. Далеко не все, конечно, но многие из этих лоботрясов становятся в дальнейшем педагогами. Большая часть которых намекает на свою богоизбранность и нелегкую долю. Я сама могла стать такой, но практика учителем изобразительного искусства отбила всю охоту напрочь. Уж лучше на рынке семечками торговать, чем терпеть унижение от наглых и злых детей.

Будучи студенткой, я под разными предлогами находила поводы для того, чтобы съездить куда-нибудь, принять в чем-нибудь участие. Была первой активисткой на курсе. Мы были в Москве, Красноярске, Иркутске, Новосибирске, Саранске. После этих прекрасных городов возвращаться в родной Байкальск совсем не хотелось. Ничего там не радовало глаз, ни загаженная природа, ни замученные недалекие люди.

Байкальск, Байкал, Родина

Может быть, я совсем не патриотка, а может быть, настолько привыкла, что зажралась, но на все брюзжание насчет Байкала, смотрю достаточно спокойно. Люди твердят о магической ауре этого озера, о великой энергетике, о том, что Байкалу уготована великая участь. Где она? Когда настанет это время? Да, Байкал – это самое глубокое озеро на планете. Максимальная – около 1640 метров. Старожилы из деревень утверждают, что там больше двух тысяч. Как они это выяснили – неизвестно, но все приезжие им верят. Вода очень чистая. Малая минерализация позволяет рассматривать дно на глубине метров в тридцать, а то и сорок. В последнее время на озере стали появляться разные непонятные пятна. Какая-то жирная пленка сверху. Из-за этого и вода теперь не такая привлекательная, и рыба дохнет.

Что уж там греха таить – многочисленные туристы загадили природу Байкала, хотя кое-где на островах еще можно обнаружить уникальную экосистему.  На Верблюжьем острове, например, можно обнаружить пустыню. В наших-то таежных условиях!!! Слава богу многие «любители природы» не считают  нужным привозить на Байкал с собой катера и лодки, а то бы и острова были все замусорены.

Как говорит мой дед: «Рыбы раньше было больше». С точки зрения рыбьего поголовья Байкал мельчает. Конечно, омуля и налима у нас еще можно купить, но осетры и таймени – диковина. Цены на икру почти московские. Прибрежные районы без пощады цедятся местными жителями и всякими браконьерами. В середине 90-х мой отец ставил  на озере сети. Когда дед об этом узнал – застыдил его и сказал, что сыном считать перестанет. К сожалению, таких людей, как мой дед осталось совсем немного.

Фотография Байкала в один из визитов к родителям. К сожалению, кроме природы на Родине нет ничего прекрасного
Фотография Байкала в один из визитов к родителям. К сожалению, кроме природы на Родине нет ничего прекрасного

В Тихих уголках (их еще можно найти) более-менее сохранился былой уклад жизни. Денег с дикарей там не требуют, гостям предоставляют помещения для постоя за еду, алкоголь или какие-нибудь товары. Страшно подумать, что в 21 веке кое-где в многомиллионном государстве существуют такие натуральные отношения.

Когда я где-нибудь говорю, что родом с Байкальска меня сразу спрашивают о байкальской нерпе. Этот, по-настоящему уникальный тюлень находится на грани катастрофы. Животных очень мало. В детстве дед специально возил меня на лежбище, показывать маленьких щенят. Сейчас большие лежбища если и есть, то только в заповедниках. Печально, что в охраняемые территории время от времени наведываются VIP-гости, которым ничто человеческое не нужно, они могут себе позволить убивать нерп, в том числе и совсем малюток. Об этих злодействах богачей у нас в городе, да и вообще на Байкале складываются легенды. Я допускаю, что они несколько преувеличены, но точно имеют место быть.
Говоря о Байкале нельзя не упомянуть о двух самых знаменитых легендах – могиле Чингисхана и золоте Колчака. Поговаривают, что гроб с телом великого полководца находится на дне озера. Особо прах поработителя Руси никто не ищет. Совсем другое дело – золото Колчака, которое адмирал, по приданию, высыпал в озеро. Сколько дайверов, аквалангистов и прочих охотников за сокровищами погибло из-за этого золота – не сосчитать. До сих пор каждый год кто-нибудь не всплывает. Может, конечно, золото и есть, только, принимая во внимания все загубленные жизни, больно дорогая у него цена.

Из экологических проблем, как Байкала, так и нашего города Байкальска, в частности, можно выделить главную – Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, который нелегально сбрасывает в озеро свои отходы. Отходы наносят колоссальный вред окружающей среде. В 2008 году, когда я приезжала к родителям, горожане грудью встали на защиту озера. Удивительно, но к мнению народа прислушались и комбинат прикрыли. Правда, ненадолго. Не прошло и двух лет, когда его мощности заработали с новой силой. Никакие акции и угрозы теперь никакой силы не имеют. Поговаривают, что на сторону комбината встал сам Путин, а, значит, пиши пропало. Любопытно, что с комбинатом решило воевать население, своим существованием обязанное этому целлюлозно-бумажному производству. Дело в том, что наш город задумывался, как поселок строителей комбината в начале 60-х. Тогда-то мой отец, будучи еще совсем юношей, приехал сюда вместе с семье. Дед трудился на стройке бригадиром. Мы самые что ни наесть коренные жители Байкальска.

Сам город, где едва наберется двадцать тысяч жителей, делится на три микрорайона: Поселок, Гагарина, Красный ключ и Южный. Байкальск подвержен не только тлетворному влиянию китайцев, которые заставили своими теплицами всё вокруг, но и негативному воздействию сейсмической активности. Из-за угрозы землетрясения самые высокие дома в городе – пятиэтажки. Их немного. В основном жилой фонд представлен двух и трех этажными зданиями. Деревянных изб мало, всё-таки город первоначально строился, как поселок при комбинате, деревней он не был никогда.

Землетрясениями пугают горожан не зря. На моей памяти был с десяток небольших толчков, и одно серьезное землетрясение, в 1999 году. Тогда у нас разбился вдребезги сервис, стоящий в серванте. Жизнь в сейсмоактивной зоне, скажу я вам, удовольствия никакого не доставляет. Конечно, люди переезжают из Байкальска не только по этой причине, но частые землетрясения, иногда, в списке причин переезда тоже присутствует, правда далеко не на первом месте.
Молодежь стремительно покидает город ввиду отсутствия перспектив. Большинство останавливаются в Иркутске, кто посмелее едет в Новосибирск и Красноярск. Самые храбрые добираются до Москвы. В Москве у байкальчан существует традиция – каждый третий четверг месяца мы встречаемся на Патриарших. Никто туда никого не зовет, кто переезжает, тому говорят. Все равно в Байкальске все знают кто куда и когда уехал. Байкальск – это не город, это скорее большая деревня.

Сказать, что к нам в город никто не переезжает – тоже нельзя. Пенсионеры с севера тянутся на юг. На то, чтобы купить квартиру в Иркутске у многих не хватает денег, поэтому они обосновываются в Байкальске. По этому поводу никто не радуется. В скором времени, если власти ничего не изменят, то город состарится, а потом и вообще умрет.

Для детей в Байкальске созданы хоть какие-то условия: есть бассейн, спортивная школа, школа искусств. Для молодежи вообще ничего нет. Пара дискотек и всё. О каком будущем здесь можно говорить?

Если бы власти захотели вернуть людей на малую Родину, то занялись бы развитием туристического бизнеса. Здесь ведь такой колоссальный потенциал. Я, когда жила в Байкальске, как-то не очень осознавала это. Расширьте Иркутский аэропорт, постройте современные базы отдыха, сделайте адекватные цены за сервис и всё! Люди сюда поедут. Я вполне допускаю, что и сейчас многие жители России хотели бы отдохнуть на Байкале, но до Таиланда, Тунис и Турции лететь дешевле. Обшарпанный лагерь «Транспортник», стоящий на берегу Байкала по цене равен отдыху в Паттайе. Так чему мы удивляемся? Человек естественно выбирает то, где дешевле. Близ горы «Соболиная» можно открыть горнолыжный курорт. Может быть он и не будет интересен зарубежным гостям, но наши то местный нет-нет, да и покатаются зимой. Сейчас там просто существует горнолыжная трасса без всяких удобств и даже без намека на них. Ну, так ведь нельзя работать. Люди ездят заграницу, они знают, что сервис бывает и каким он должен быть.

А пока всего этого нет иркутяне ездят каждый год в Юго-Восточную Азию и Китай. Имеем под боком мировое достояние, а не ценим его…

Побег из родимого дома

Как я уже говорила ранее отец был против того, чтобы я уезжала из Байкальска. Где родился, там и пригодился. Благодаря папочке на эту фразу у меня выработалась стойкая агрессия. Уехать хотелось, просто из принципа, чтобы доказать ему, что я взрослая, самостоятельная и нигде не пропаду. Ох уж этот юношеский максимализм… Сначала я уехала вместе с подругой в Новосибирск. Разумеется, там мы были никому не нужны. Благо официантки везде всегда нужны, поэтому нас взяли в Нью-Йорк пиццу. Нью-Йорк пицца – это пиццерия рядом с вокзалом на площади Гарина-Михайловского. Платили нам не много, но в рабочие дни всегда были сыты, да и впечатления от Новосибирска никак не угасали.

Столица Сибири еще в первый визит повергла меня в шок. После переезда вообще началась эйфория. Я, как дура, могла есть туда-сюда на метро, наслаждаясь звуками и торопящимися людьми. В Новосибирске люди реально спешат. Это сейчас я уже понимает, что во всех крупных городах жители спешат и опаздывают, тогда же мне казалось, что они все жутко деловые и успешные. Я мечтала быть такой же. Мечты об успехе и работа официанткой никак между собой не клеились. Постепенно развивалась депрессия. Выход из нее был  найден очень просто – я забрала трудовую книжку из Нью-Йорк пиццы и стала везде рассылать резюме и ходить на собеседование.

За несколько лет, успев поработать в планетарии, новосибирском зоопарке и московской торговой фирме, я оказалось, представьте себе, в Белоруссии. Сюда меня перетянула бывшая сожительница по московской квартире Лена. Они жили и трудились в Москве, большинство работ отдавались на фриланс. Денег едва хватало, чтобы сводить концы с концами, все-таки жить в златоглавой очень дорого. В один прекрасный день директора лениного агентства, а по совместительству еще и мужа, посетила идея, бросить столицу и уехать в Белоруссию. Постепенно за ними перетянулась почти вся компания, кроме отдела продаж, который остался в Москве, дабы лично встречаться с заказчиками. В Белоруссии оказалась и я, хоть в тот момент и не работала с ребятами. Мне очень понравилось в Минске и я сама напросилась к ним. Они взяла меня менеджером проектов, без особой надежды на мою компетентность. Дело слава Богу пошло и вот теперь я живу на две страны. Отношения с родителями постепенно нормализовались и я частенько бываю на Байкале. Тем более мама, к сожалению, осталась одна…

Ох этот Минск

Слава Богу во времена распада Советского Союза я уже была девочкой большенькой и худо-бедно помню свои впечатления от этой страны. Помню манящую Москву, которую видела с экрана телевизора. Москва моего детства совсем не совпала с Москвой моей молодости. Я приехала не в красавицу-столицу, а в гигантский муравейник, шумный, грязный и чужой. Думала тогда, что во времена наивного и беззаботного детства ошибалась, что не бывает таких городов, какие рисует моя детская фантазия. Оказывается – бывают.

Минск именно такой. Здесь мало дорогих машин и расфуфыренных женщин. Тут гораздо меньше, чем в Москве ночных клубов и злачных заведений. Здесь Советский Союз, только прилавки полны вкусных продуктов. Если вы гурман и поживете в Минск несколько недель, то настолько привыкните к местным яствам, что и уезжать потом не захочется. Я совершенно не являюсь экспертом в области питания, но как мне говорят местные люди, Беларусь сохранила советские ГОСТы на продукты питания. Если здесь купишь сок, то это будет сок, а не разбавленный водой состав химикатов. Тоже самое и с молоком. Мясо вполне можно покупать в магазинах, оно очень вкусное и всегда свежее. Колбаса не идет ни в какое сравнение ни с той, что продается в Москве, ни с нашей байкальской. Цены на все продукты питания ниже и московских и байкальских. Сходить в ресторан  раз в неделю может позволить себе любой инженер. Заработные платы относительно России у белорусов, конечно, поменьше, но и жизнь здесь дешевле. Дешевле квартиры, автомобили.

В парках Минска есть ежики
В парках Минска есть ежики

В Белоруссии нет своего легкого автопрома, поэтому на ввоз машин из-за рубежа установлены человеческие тарифы. Пригнать, например, автомобиль из Германии, здесь по карману большинству населения. Чего не скажешь о нашей богатой России. С созданием таможенного союза по каким-то там нормам в Россию стало можно ввозить автомобили из Беларуси с экологическим стандартом Евро4, ввезенные в Беларусь до 2010 года. Машины для россиян выходили гораздо дешевле, чем это могло бы быть, если бы автомобиль приобретался в России у соотечественников. Толпы русских хлынули в Беларусь за автомобилями. Они выцедили почти весь местный авторынок и сейчас машины для продажи в Россию днем с огнем не найдешь.

В Минске совсем нет бомбил. Все такси муниципальное. При желании можно даже и на телеге поехать
В Минске совсем нет бомбил. Все такси муниципальное. При желании можно даже и на телеге поехать

Переехав в Беларусь я, как уже говорила выше, стала чаще навещать маму. Моя работа не предусматривает привязки к офису, лишь бы интернет был под рукой. Ну так вот. Я часто стала ездить в Россию. Особенно в Байкальск, Иркутск и Москву. Знаете в чем главная проблема России? В ней нет порядка. В Беларуси он есть. Может быть свобод там меньше, прогресса, возможностей, но порядка больше. Со времен строительства коммунизма менталитет людей здесь изменился мало. Не было ни МММ, ни шальной приватизации, ни дефолта, ни войн. Люди живут в другом, более спокойном измерении.

Беларусов можно редко встретить на всяких заграничных курортах. Им объективно не хватает денег, но внутри своей страны они сделали потрясающий комфорт. Финансы из этой страны почти не уходят за рубеж.  Мы в Минске работаем неофициально. Компания зарегистрирована в Смоленске. В Белоруссии все наши сотрудники просто стоят на учете в миграционной службе, поскольку мы находимся в стране дольше, чем 30 дней подряд. Никаких проблем с местными властями нет. Нас никто не беспокоит и не притесняет.

За все время я ни разу не видела в Беларуси ни одного радикального движения или движения в принципе. В Россию когда приезжаю, то слышу о них. Мол такие-то люди пытались создать оппозицию Лукашенко. Наивные. В руках этого усатого человека сконцентрирована абсолютно вся власть. Хорошо ли это? Плохо ли? Я не знаю и судить не берусь. Мне, россиянке временно проживающей в Минске, всё очень и очень нравится. Приезжайте в Минск, отдохните от спекулянтов, бешеных таксистов. У нас не так много архитектурных памятников, но старые поместья на окраинах города очень красивы и напоминают старую Европу. Лично меня первое время завораживала Минская подземка. Там стоят плазменные телевизоры и по ним идут мультфильмы. Не реклама, а именно мультфильмы. Это потрясающе. Приезжайте в Минск, посетите самый добрый город мира!

Перейти в полный режим