Эмиграция в Польшу. Мой опыт

Переехать в Польшу я мечтал с детства. Когда мы с семьей ездили в гости к родственникам на юг Польши, тогда еще вместо виз были ваучеры и страна не сильно отличалась от нашей. Но со времени вступления в Евросоюз соседнее государство пережило кризис, а потом новый экономический подъем, и меня восхищала эта способность: не имея практически никаких ресурсов, быть высокоразвитым государством. У нас же с каждым годом становилось все хуже, кризис шел за кризисом, а подъемов не наблюдалось. Все рассчитывают на социальную помощь от государства, льготы, субсидии, пенсию, бесплатные медицину и образование. Не потому, что люди не хотят работать, а потому, что невозможно столько заработать, чтобы самому себя финансировать и при этом не сесть в тюрьму за какое-нибудь фиктивное преступление, а заработанные деньги отдать государству. Я хотел просто честно жить и работать в приятной компании веселой, трудолюбивой нации, поэтому я сразу знал, что однажды уеду в Польшу.

Но одно дело мечтать, а другое дело взять билет на поезд и поехать. Я откладывал это на бесконечное «потом», а за время мечтаний успел закончить экономический университет и попытаться открыть на родине бизнес: то по выращиванию рапса, то по установке кофейных автоматов. Понятно, что все мои бизнес-идеи существовали только на бумаге — я даже не знал, с какой стороны в нашей стране к ним подступиться. Однажды я узнал о карте поляка, документе, который можно получить тем, у кого родители имеют польское происхождение. Я долго не придавал этому значения — в Польше программа репатриации мало похожа на ту же израильскую, где тебя обеспечат всем для начала новой жизни. Ну а раз не приходилось рассчитывать ни на квартиру, ни на гарантированную работу, ехать неизвестно куда не имея денег даже репатрианту не очень комфортно. И я старался заработать денег здесь.

Но на карту поляка документы все же подал. Почему бы и нет? Это не сложно, а права дает почти такие же, как у польского гражданина. На основе этой карты дают постоянный вид на жительство, с которым можно брать кредит, открывать ИП и путешествовать по всем странам Европы. Нельзя только голосовать и лететь в Канаду и США. Я полгода ходил к репетитору польского языка, чтобы сдать экзамен на карту поляка. Меня пугали, что экзамен сдать сложно, нужно выучить весь учебник польской истории, и могут задать каверзные вопросы по датам мелких гражданских войн, которых не знают сами поляки. Однако на деле консул мне улыбался и рассказывал все сам. Такое чувство, что ему просто хотелось кому-то рассказать, какую чудесную страну он представляет. Так у меня появилась постоянная бесплатная виза в страны Шенгена. А потом меня уволили с работы, а девушка уехала в отпуск с другим, и я решил, что это знак отправляться в путь.

В июне 2010 года я впервые приехал в Варшаву. До этого я был в Варшаве один раз проездом, а в Польшу попал сразу в маленький городок Миколов на Шленске. Там живут мои дальние родственники — двоюродные прабабушки и троюродные тетки. Меня устроили чернорабочим в подсобку ресторана, которым владела внучатая племянница сводной сестры моей бабушки. Давным-давно бабушка ради любви покинула родину и отправилась жить в Беларусь вместе с мужем и двумя детьми. Теперь ее внуки и правнуки — со мной в авангарде — возвращались обратно.

Я жил у родственников в маленькой комнатке, окна которой выходили прямо на окна моего ресторана. Я не сразу освоился в маленьком городке, где все про всех все знают, так что иногда случались всякие смешные истории. Например, однажды я забыл задернуть шторы, включил громко музыку, одел наушники и начал танцевать. Все посетители ресторана, которые уже знали меня в лицо, наблюдали за ужином эту картину.

Я прожил на Шленске год, уча язык и знакомясь с польской культурой. Мне рассказали, что в Польше, вопреки распространенному мнению, много атеистов. При этом костел правит маленькими городами по-настоящему, а административные органы — скорее фиктивно. Но как бы там ни было, люди каждое воскресенье ходят в костел, и если пропустишь службу без уважительной причины, то тебе это припомнят и даже могут прийти домой с просветительской беседой. Не ксендзы, конечно, а бабки-энтузиастки. А уж если они настучат ксендзу, то и ксендз может явиться. Родственники таскали меня несколько раз в неделю на вечерние службы, и я осторожно дремал на задних рядах.

Шленск

Шленск

На Шленске говорят на диалекте польского языка. Мои знания польского, которые я получил у репетитора, мало мне помогли. Но так как ни один человек в поселке не говорил по-русски, мне пришлось выучить новый язык. Сами поляки не понимают жителей Шленска, если те не пытаются говорить медленно и проговаривая каждый слог. Здесь гордятся особенностями диалекта и считают себя отдельной от Польши территорией, которая достойна автономного регулирования и независимости. Такая польская страна басков.

Но в каком бы регионе страны ты не находился, с утра до вечера провинциальная Польша живет в замедленном режиме, подчиняясь обычаям и традициям. Мужчины и женщины едят много мяса и жирной пищи, а по вечерам пьют много пива. Люди ходят друг к другу в гости, женщины обмениваются фирменными рецептами заливных свиных ушей или мясных пирогов. Когда я приехал, я был вегетарианцем. На меня посмотрели как на больного. Они и правда подумали, что это лечебная диета — ну а вдруг у меня рак желудка или еще что-нибудь, из-за чего мне пришлось отказаться от вкусного, сочного мяса? Я выдержал свою «диету» всего только месяц и сдался. Кажется, здесь даже в десерте есть желатин из костей.

Миколов — маленький городок, и размеренная жизнь очень затягивает. У меня появилось здесь несколько друзей моего возраста, которые за всю жизнь никогда никуда не выезжали, ну разве что в отпуск всей семьей. Они работали здесь же, зарабатывали по меркам поселка немаленькие стабильные деньги, купили квартиры в кредит и машины в лизинг, и имели все те же материальные блага, что и жители мегаполисов. «Зачем уезжать?» — каждый раз спрашивали они меня, — «лучше всего там, где мы есть». У многих к 25 годам было уже по двое детей. Я испугался, что еще немного, и я стану таким же безынициативным и степенным поляком, как местные жители. Я же хотел добиться большего, стать кем-то важным и создать что-то новое. К тому же, пришло время начать самостоятельную жизнь. Я сел перед картой Польши, выбирая город, в котором я начну свою карьеру.

Миколов

Миколов

Выбрав ближайшие к Миколову крупные города — Краков и Вроцлав — я начал рассылать резюме. У себя дома я работал системным администратором, однако здесь мне приходилось все начинать с нуля. Я искал любую работу, начиная от кассира и заканчивая продавцом. Чаще всего звонили из колл-центров, предлагая работу за минимальную зарплату и процент от продаж. Родственники предупредили меня, что большинство колл-центров — просто мошенники, которые берут людей только на испытательный срок, выставляют множество штрафов и в итоге платят копейки.

В конце концов, меня пригласили на собеседование во Вроцлав на должность консультанта в магазин музыкальных инструментов. По счастливой случайности перед самым моим отъездом знакомый поляк посоветовал мне заглянуть на польский портал, где работники оставляют отзывы о компаниях. Так я узнал, что музыкальный магазин, куда я собирался ехать, имеет очень негативную репутацию. Зарплату задерживают на несколько месяцев, работников нанимают на самый короткий срок, заставляют задерживаться сверхурочно и выполнять дополнительную работу.

После месяца безуспешного рассылания резюме я понял, что работа меня не найдет. Надо было самому ехать в большой город, снимать комнату и искать работу. Я стал откладывать почти всю мою зарплату чернорабочего, отказавшись от походов в кино и вкусной еды, и, в конце концов, собрал необходимую сумму для покорения большого города. Осталось выбрать город, в котором я хочу жить.

Слушая отзывы знакомых, я колебался между Вроцлавом, Краковом, Гданьском и Варшавой. Узнав, что я хочу переехать, мой давний знакомый написал мне письмо. Он рассказал, что в Варшаве живут его приятели, которые очень дешево сдают комнату в еще строящемся доме. Это определило мою дальнейшую судьбу. Попрощавшись с родственниками, я сел в автобус и уехал.

Я не был для родственников обузой, но и не приносил особой пользы в их ресторане. Однако все пытались отговорить меня от переезда. «У тебя ничего не получится», — говорили всю жизнь прожившие в провинции тетки, — «максимум через полгода ты вернешься обратно». Никто не верил, что мне удастся выжить одному в мегаполисе.

В Варшаве меня встретил хозяин дома, в котором я снял комнату. Первое впечатление сильно подкосило мою веру в то, что все будет хорошо. Дом был не просто недостроен — он был полуразрушен. Внутри не было ничего кроме голых стен, сантехника и водопровод еще не работали, а вокруг — небоскребы Samsung, Philips, Microsoft и огромные торговые центры Macro и Black&White, Castorama с шумными загазованными автостоянками. Окна моей комнаты выходили прямо на многоуровневую автомобильную развязку, и под этот саундтрек я начал искать работу.

Дворец культуры и науки в Варшаве

Дворец культуры и науки в Варшаве

У меня была мечта — стать бизнесменом. В первый же день прогулки по Варшаве я попал в квартал небоскребов и бизнес-центров. Меня переполняла энергия — вот где я хотел работать! Среди этих спешащих людей в деловых костюмах, на верхних этажах стеклянных зданий, в офисах с кожаными креслами и красивыми секретаршами. Я не знал, каким именно бизнесом я хотел бы заниматься, и просто изучал рынок и читал о разных профессиях. Я даже хотел куда-нибудь поступить, чтобы продолжить свое экономическое образование. Для этого я подтвердил свой диплом о высшем образовании в Департаменте надзора и организации высшего образования в Министерстве Науки и Высшего образования. Это оказалось несложно, если не считать того, что мне пришлось трижды платить за перевод с русского языка на польский. Чтобы сделать правильный нотариально заверенный перевод, недостаточно зайти в фирму, которая занимается нотариальными переводами. Надо еще зайти в правильную фирму! Потому что в услугах у них может быть написано что угодно, а вот результат не всегда соответствует требованиям чиновников.

В общем, когда я подтвердил свое образование, у меня на руках оказался солидный диплом специалиста, что здесь приравнивается к магистратуре. «С таким дипломом я кем хочешь стану», — подумал я как герой мультфильма «Падал прошлогодний снег». Первое время я рассылал резюме на престижные вакансии — HR, администратор, менеджер. В Польше есть всего два-три сайта, которые публикуют платные вакансии и один, где размещают бесплатные объявления. Каждое утро я получал рассылку по нужным вакансиям, и за час отписывал всем потенциальным работодателям. Но мне никто не отвечал. Спустя месяц у меня почти закончились деньги, так что я пытался найти хоть какую-то работу. Пробовал устроиться без опыта работы, на минимальную зарплату, хотя бы продавцом. Но рынок труда оказался переполнен, я заходил на интернет-страницу вакансии и видел, что там за несколько минут набегает 2000 просмотров. Говорят, в Польше самый низкий уровень безработицы во всей Европе, и что сюда едут даже из далекой жаркой Испании, где безработица составляет 50 процентов. Но если не знать, где искать, то и в Польше можно долго просидеть без работы. Если бы я больше выходил в город в разные публичные места, я бы сразу увидел объявления «нужен мерчендайзер» или «нужен продавец в книжный магазин». Но сидя дома перед компьютером, я никуда не мог устроиться.

Центр Варшавы. Отель Мариотт

Центр Варшавы. Отель Мариотт

В конце концов, добрые люди посоветовали мне обратиться в Министерство труда за пособием по безработице. Процедура оформления бумаг оказалась очень простая — я заполнил анкету, после чего меня поставили на учет как безработного и мне открылся доступ к списку вакансий. Каждый день я ездил на три собеседования. Работодатели, которые ищут сотрудников через Министерство труда, обязаны принять всех кандидатов, и после собеседования или предложить работу, или написать мотивированный отказ. А ты обязан ездить минимум три раза в неделю на все вакансии, которые тебе выдаст работник Министерства, и не можешь отказаться от работы, если тебе ее предложат.

Нет, я не нашел работу в первую же неделю. И даже спустя месяц я все еще был безработным. Но я, по крайней мере, не сидел дома за компьютером, а действовал. Пусть ни одна из предложенных работ меня не устраивала — где-то предлагали мизерную зарплату, а к кому-то надо было ехать на другой конец города, — но я больше не чувствовал себя выпавшим из рынка труда. В свободное время я изучал рынок и думал о том, чтобы открыть какой-нибудь виртуальный бизнес вроде онлайн-казино или торрент-системы. Я писал музыку и хотел продавать треки для озвучивания фильмов и рекламных роликов. И еще я изучал сайты, где люди продавали идеи для бизнеса или искали потенциальных компаньонов для того, чтобы изобрести очередной велосипед на западные гранты.

Через два месяца собеседований и изучения рыка я сидел на голодном пайке и собирался возвращаться с повинной в Миколов. Но тут мне повезло — крупная логистическая компания согласилась взять меня на должность ассистента экспедитора. Я прошел все три собеседования, и хотя изо всех сил старался сделать очень умный вид опытного специалиста, по-моему, ни один из начальников не поверил в мою компетентность. Тем не менее, мне дали шанс, самую низкую должность в логистической компании и работу на трехмесячный испытательный срок.

Каждый день начальник вызывал меня к себе в кабинет и устраивал допрос: понял ли я суть работы, чему я научился, как я провел рабочий день. Определенно, я ему не нравится — в конце концов, он стал давать мне совершенно невыполнимые задания. А вот коллектив принял меня тепло — коллеги помогали мне, заступались перед начальником и приглашали на корпоративные вечеринки. На испытательном сроке платят мало, но я смог снять себе более удобную и обставленную комнату. Через три месяца меня уволили.

Я получил расчет в пятницу, и за выходные принял самое важное в своей жизни решение. Я решил, что больше не хочу искать работу и быть наемным сотрудником. Почему бы мне не открыть собственную фирму? На испытательном сроке я научился основам логистики, завязал нужные контакты, и был готов начать собственное дело. Все, чего мне не хватало — это стартового капитала.

Как известно, сильные желания материализуются. На этих же выходных мне позвонил друг детства, который много лет назад эмигрировал в Варшаву. Олег работал логистом в крупной компании уже 10 лет и также как и я, хотел открыть собственную фирму. Мы договорились, что он вкладывает деньги и остается работать на стабильной работе, а я развиваю фирму.

"Золотые террасы"

«Золотые террасы»

Дела пошли так хорошо, что через полгода я смог заработать на вторую часть капитала. Я вложил свою часть денег, и мы открыли ООО. Иностранец не может открыть в Польше ИП, и это многих останавливает от начала собственного бизнеса здесь. Чтобы открыть ООО, нужно заплатить за открытие, регистрацию, взять как минимум 1 человека на работу на самый невыгодный контракт, то есть платит с него максимум налогов. Поэтому мы открыли сначала ИП (с картой поляка есть такие права), где не нужно платить налог, если нет прибыли. Но ООО дает гораздо больше возможностей, поэтому как только все пошло в гору, мы переоформились. День за днем, я вел повседневные дела фирмы, а мой напарник занимался финансовыми отчетами после своей основной работы. Еще через полгода выросли обороты, а вместе с ними и заработная плата. Олег уволился из своей корпорации, мы сняли офис побольше и стали работать вместе.

Через месяц мы поместили объявление в Министерстве труда о поиске экспедитора-поляка. Спустя месяц и несколько десятков собеседований нам понравился молодой работник практически без опыта, и мы решили дать ему шанс. Так я за полтора года перешел из категории безработных в категорию работодателей. Работник наш ездил из дальнего пригорода, вставал в 5 утра и на обед разогревал в микроволновке домашние колбаски от мамы. Запах этого мяса был слышен на всех двух этажах нашего офисного блока. Соседние фирмы просили тактично ему намекнуть сменить рацион, но мы как-то постеснялись.

Это еще одна значительная разница в менталитете, которых много между нами и поляками. Они не стесняются вслух обсуждать интимные подробности или нетактично заявить человеку, что он плохо одет или от него плохо пахнет. Все это делается в едком и обидном стиле Картмана. Между тем, несмотря на якобы стертые границы в неформальном общении, дружат поляки очень поверхностно. Чтобы завести новых друзей, я выбрал одно из своих хобби — музыку, и начал ходить на соответствующие вечеринки. Очень быстро я познакомился с местными музыкантами и меня стали приглашать играть. Однако все эти люди общались только от одонго мероприятия к другому, а в промежутках встречались, чтобы выпить пива на нейтральной территории, чтобы поговорить ни о чем. Практически ни у кого не было друзей детства, школьных приятелей или лучших друзей. Я не чувствовал себя выброшенным из сообщества, потому что поляки сами не создавали как такового сообщества с настоящей дружеской поддержкой и глубоким доверием. За несколько лет я даже начала думать, что это нормально, и забыл о настоящей душевной близости с приятелями.

До тех пор, пока ко мне не приехала моя девушка. Она сначала ходила со мной в мои компании и пыталась максимально ассимилироваться среди поляков, учить язык и знакомиться с новой культурой. Но она сразу заметила, что в какой бы компании мы ни были, люди не связаны между собой настоящей дружбой. Мы искали новых друзей, разных возрастов и интересов. Но везде встречали одно и тоже — поверхностность. В конце концов, мы познакомились с такими же как мы эмигрантами из русскоязычных стран, и мгновенно почувствовали разницу. Теперь у нас были настоящие друзья, поддержка, взаимопомощь и искренняя заинтересованность. Теперь я советую всем, кто приезжает сюда жить, не игнорировать сообщество эмигрантов в надежде ассимилироваться, а заводить русскоговорящих друзей. И показывать новым польским знакомым, что такое настоящая дружба.

Перейти в полный режим