Как я уехал из Москвы в Курган

Пролог

Здравствуйте, дорогие друзья. Я хотел бы рассказать вам историю о том, как я попробовал на себе все тяжкие переезда с места на место. Я коренной москвич и не понаслышке знаком с «Сердцем страны». Хотелось бы обозначить главные проблемы, из-за которых я решил уехать из этого царства черкизовского рынка.

Когда вы живете где-нибудь в отдаленном уголке Сибири и тихо завидуете говоря про то, как в Москве хорошо и как все москвичи «зажрались», вы глубоко ошибаетесь — каждый среднестатистический москвич также несчастен как и вы, просто проблемы у него немного другие. Никогда не оценивайте конфету по обертке — все равно прогадаете, а конфете обидно будет. Не стоит разбрасываться словами, когда вы не представляете истинного положения вещей.

Итак, я хочу вам рассказать небольшую толику тяжб среднестатистического жителя замоскваречной. Вот вы говорите, что в Москве большие зарплаты и поэтому «там москвичи» с жиру бесятся? Чушь это все! Зарплаты, может, конечно и большие, но они как раз таки соизмеримы с ценами на продукты и услуги, так что не так все радужно. По части финансовой — у нас хорошо живут только те, кто эти деньги выдает. Это почти как в поэме Некрасова, только хуже, но да ладно. Что там следующее — пробки.

Пробки — это бич столицы — в час пик спасает только метро, но, к сожалению, не я один так думаю и большинство москвичей поступают также. Остается только диву даваться как может быть столько пробок, если в метро такая давка, что невольно создается впечатления того, что весь московский люд единовременно по доброй воле решил сгруппироваться по случаю час пика — это для меня тоже существенная проблема.

Также иногда я поражаюсь культурной образованности населения столицы. Меня терзают смутные сомнения, что у Москвы вообще нет постоянного населения, а всю массу жителей составляют мигрирующие пласты, при чем из самых отдаленных деревень. Даже та клубная элита «элита», которая днем правит этим городам понемногу деградирует и превращается в мумий. Мумиям не нужны деньги, не нужны знания, не нужна пища — мумиям нужны глянцевые журналы и пара строчек. В московских глянцевых журналах почти нет текста, потому что клубные мумия понемногу отвыкают читать и переходят на язык жестов. В их лексиконе прочно закрепились два критерия оценки: вердикт ita — «модно» и вердикт non — «не модно». Представляете, что означает жить в этом месте, когда ты не один из них?

Это небезызвестное здание исторического музея

Это небезызвестное здание исторического музея. Фото by zv-on2006 (http://fotki.yandex.ru/users/zv-on2006/)

Плюс можно присовокупить к этому плохую экологию и отношение к человеку как к вещественной единицы, в скором времени сводимой к нулю. И одной из самых больших проблем, которые только могут нагнетать ситуацию была моя старая соседка, Клавдия Михайловна. Она сочетала в себе утонченный дух Мефистофеля и редкую любовь к кошачьим, которую я совершенно не разделял. У этой полоумной старухи было около 5 кошек и это только те, которых я видел, так мало того — она постоянно притаскивала домой уличных. Этот запах распространялся в подъезд и выедал из меня все нутро во время его вдыхания. Не стоит даже упоминать о мучающей меня аллергии на кошек.

Но это еще не все беды, которые приносила мне старушка — божий одуванчик. У нее, как оказалось, были приступы бессонницы и еще она плохо слышала. Как это связано — скажите вы — да очень просто — когда бабушке не спалось — она шаркала к телевизору, вытаскивала свой слуховой аппарат и выкручивала ручку громкости до упора. Это проблема кажется не столь весомой, когда живешь в доме с 3-хметровыми стенами, но когда живешь в хрущевке, то такие вот ночные кинопросмотры серьезно бьют по нервной системе.

В общем говоря, я решил съехать от всего этого «благолепия». Долго настраивался по городам и рассматривал варианты. Там жарко, сям далеко — не определиться. В мое поле зрения попал Курган. Вообще, надо сказать, что моим хобби является некоторого рода любительская археология, а Курган, как раз таки, изобилует всевозможными «полезными ископаемыми», так сказать. Еще город приглянулся своим малым относительно Москвы населением — значит пробок там не предвидеться, ну или они будут не такими масштабными, да и сам ритм жизни более спокойный и размеренный. Было решено — моя судьба теперь будет связана с Курганом.

Сборы и подготовка

Я человек одинокий, поэтому при переезде я имел шикарный плюс — я мог сам думать как мне все организовать и ни с кем не советоваться по этому поводу. Я решил оставить продажу своей квартиры на родителей — так мне было проще и спокойнее, ведь я оставлял квартиру в честные родные руки и мог не волноваться о ней. Да и папе эта новость пришлась по вкусу, потому как разожгла в нем его профессиональный риэлторский интерес. Сказать по правде, с этой стороны вопроса проблем у меня возникнуть не могло — другое дело на работе. Хоть я и был среднестатистическим бездельником, но за годы работы меня не уволили — значит, для компании я стал, как бы, «своим бездельником», да и ситуация на рынке труда оставляла желать лучшего. В общем без боя уволить меня не захотели и тут мне пришлось включить на максимум всю свою фантазию и изобретательность.

Мною была выдумана совершеннейше — невероятнейшая история о болезни мнимой бабушки, кончине ее любимой уточки и тому подобное — в общем, что-то очень слезливо-сентиментальное. Начальник насупился, посмотрел на меня сверху вниз и изрек вердикт в виде отпуска на несколько дней. Конечно же отпуска мне было недостаточно — я хотел распрощаться со зловредной компанией и тут понеслось — я высказал добрую половину того, что копилось во мне в течение работы в этой компании. Начальник оценивающе взглянул на меня, его глаза налились кровью, а желваки начали играть. Он был похож на бульдога, вот-вот готового вцепиться мне в горло. Борясь с этим желанием, он проскрипел вердикт в пользу моего увольнения. Довольный собой я покинул контору, сказав что-то до жути милое секретарше босса. Ну не настолько уж я плох, чтобы уходить вот так. В этот же вечер я купил бутылку шампанского и возвестил ей свое освобождение от корпоративного рабства. Праздник удался.

Наутро проснувшись я обнаружил себя бодрым и готовым для новых свершений. Голова не болит — значит день удался. Вышел на балкон и бодро закурил, радуясь июльскому теплу. Под моим балконом простиралась детская площадка. Взглянув на нее, в горле невольно образовался комок. Все таки я любил свой город, не смотря на все его недостатки. Я просто не замечал их до определенного момента. Со временем мне стало душно в этом городе, знаете, как будто на шее появился аркан — это в детстве родной город кажется таким большим, родным и единственным, таким загадочным и неопределенным. А потом ты просто вырастаешь, как будто в один миг. И понемногу в сознании обнажается масса проблем связанных с жизнью «взрослого» человека: плохая экология, проблемы с трудоустройством, часто меняющаяся погода, отвратительная транспортная инфраструктура и дорожный комплекс. Нет, все, решено — сегодня же еду на вокзал, благо и квартирку в Кургане я уже приглядел, и все было готово к оформлению документов. Нечего медлить — нужно ехать и точка.

Вокзал

Вокзал — место встреч и место расставаний — место грусти и место радости. Он видел столько искренних слез, сколько не было в ЗАГСе, а количество радости может дать фору любому шоу и аттракциону. Но кроме этого всего там царит неповторимая атмосфера вечной дороги, ощущения движения и умиротворенности, но не стоит расслабляться значительно, ведь вокруг не дремлют разного рода жулики и кидалы, коих на вокзале великое множество. Пока я стоял в очереди за билетом из толпы то и дело выныривал смуглый мальчуган и упорно пытался всучить мне мобильный телефон по сходной цене. Я был не единственным его «потенциальным клиентом» и толпа потихоньку начала его чураться, а я вовсе перестал его замечать. Паренек еще несколько минут потерся рядом с нами, а потом скрылся также внезапно, как появился. Когда подошла моя очередь на покупку билета, я понял, почему смуглый чертенок так быстро ретировался — кошелька в сумке не оказалось. Я почувствовал себя полным лохом и отправился домой ни с чем — это ж надо было так легко попасться на хитроумную уловку. Ну да ладно, сам виноват. Вернусь на следующий день.

На следующий день на вокзале было не менее людно. И снова очередь, и снова томительное ожидание. Я скучал и ждал своего часа и тут на глаза мне попался вчерашний разбойник. Я попросил придержать очередь для меня моего ближайшего соседа по несчастью и пошел в направлении парня. Тихонечко подойдя сзади, я резко схватил его за шиворот и потянул в сторону дежурного по вокзалу. Злоумышленник трепыхался, кусался и злился, но не издавал ни звука — видно понимал, что все будет только хуже. И вот спустя некоторое время мой злопыхатель на ломанном русском попросил его отпустить. Видимо для своего малого бизнеса, ему было достаточно знания шаблонных слов, а все остальные он знал только поверхностно. Мы остановились, и мой пленник в обмен на свободу предложил мне телефон и кошелек. Мои глаза наполнились животной яростью, когда этот пащенок предложил мне в обмен на свою жалкую свободу мой собственный, вчера украденный кошелек! Я с еще большим остервенением довел его до дежурного и мы вместе сопроводили этого никчемного воришку до дежурного пункта полиции.

Вернувшись в очередь я испытал такое приятное чувство удовлетворения, ведь и мой черед уже подошел, и вчерашний день с лихвой был отомщен, а впереди ждали новые перемены.

Из окошка кассы на меня уставились толстые линзы бинокулярных очков и осведомились о цели моего визита. После полученных данных бюрократическая машина заработала, и длинные ногти застучали по белым клавишам, выдавая симфонию моих личных данных. Удивительно все-таки все это — как в нашей стране смогли наладить что-то хоть как-то. Диву даюсь как железная дорога умудряется функционировать даже в самых тяжелых ситуациях. Пусть даже научно-технический прогресс давно уже скакнул далеко вперед и в активном использовании у нас до сих пор вагоны постройки шестидесятых годов прошлого столетия, но они все-таки исправно служат и еще столько же прослужат. Любой проводник скажет вам, что такие вагоны-шестидесятники намного лучше в эксплуатации, чем вагоны нового образца, так что инновации не всегда бывают к месту, даже если и ко времени.

Дорога

Как впоследствии выяснилось — мне достался как раз именно вагон-шестидесятник. Несмотря на все его великолепие и полный спектр плюсов он обладает одной очень неприятной особенностью, вернее недостатком — в нем отсутствует кондиционер, а летом — это практически незаменимая деталь поездной электромеханики. Как я уже сказал — мне достался именно этот вагон, да еще и самое счастливое место — рядом с аварийным выходом, где даже форточку открыть невозможно. Как я потом узнал у проводника — аварийное окно имеет в весе пятьдесят килограммов и с очень большой неохотой встает на место после срабатывания. В общем, ситуация получалась из разряда «ОАО РЖД вас любит».

Проводник попался на редкость разговорчивый и интересный парень. Звали его Алешка и он был студентом. У них там какая-то своя программа по внедрению студентов во время летних каникул в ряды проводников. Вот так и попал в мой вагон Алешка. Вернее, конечно, сказать это я попал в его вагон, но это уже условности. Проводник Алешка был долговязым парнем, на вид лет двадцати с маленькими руками и торчащими передними зубами. По мне — так внешность не самая притягательная, но зато он был весьма начитанным и неплохо образованным молодым человеком. Он многое рассказал мне о премудростях проводничества, о поездах и о родном городе. А я рассказал ему о своей цели и намерениях. У нас образовалось что-то вроде одноразовой дружбы, но и это было неплохо, учитывая, что дорога была скучноватой.

Наутро Алешка сменился, и я снова заскучал, глядя в однотонные, сливающиеся пейзажи за окном. Его сменщица была девушкой, и беседа у нас совсем не клеилась. А в вагоне тем временем наступило всеобщее «ти тайм» и зловонный запах китайской вермишели заполонил тамбур. Откуда только берется эта лапша?! Должно быть, ее производители напрямую сотрудничают с российскими железными дорогами, иначе как объяснить, что в поезде каждый второй человек вдруг обнаруживает тягу к этому мучному (хотя я бы поставил под вопрос происхождение этой лапши) продукту. По популярности с ней может тягаться только особенный проводнический чай в фирменных подстаканниках, оставшихся еще с совковых времен.

Как я уже сказал, в вагоне наступило «ти тайм» и в тамбуре появилось несколько людей приятной наружности и с веселым выражением лица. Они подошли к проводнице, сально улыбнулись и в служебке что-то ей сказали, после чего как ни в чем не бывало пошли по вагону в направлении следующего. Проводница с добродушной улыбкой следовала за ними. Проходя мимо моего купе, один из них остановился и с дружелюбной улыбкой предложил переброситься в карты. Было скучно, и я решил потешить себя неожиданно подвернувшимся развлечением. Мне стало везти, я выигрывал партию за партией, и уже было подумал, что это мой день, а парни, которые так близко принимали все к сердцу сегодня явно не в ударе, как пошел черный пиковый период неудач, который моментально отнял у меня весь наличный капитал. Парни посочувствовали мне и довольные направились в следующий вагон. Только потом меня осенило, и я вспомнил, что Алешка рассказывал о поездных кидалах-шулерах — «форма 38» — кажется, так он их называл. Это люди, с которыми лучше не связываться ни при каких обстоятельствах. Игра с ними всегда патовая и обречена на поражение. Они применили на мне стандартную схему — технику рыболова — сначала они дали рыбе наживку, а потом, когда она ее заглотила — просто удачно подсекли. Я клял себя за свою неосмотрительность весь вечер, но было уже поздно.

Я уже полудремал, когда на одной из станций в вагоне настала пора оживленных перемен. Я открыл глаза и увидел рядом с собой человека с игривым огоньком в глазах и чемоданом из чего-то похожего на крокодилью кожу. Человек осведомился о номерах мест и со спокойной душой полез на верхнюю полку, пару минут гнездился, затих, крякнул и по-молодецки спрыгнул вниз, решив навести со мной «деловое» знакомство. Человек этот имел густые смоляные усы, как у гусара, поросячьи глазки и нос, похожий на корму эсминца. Он представился Володей. Володя оказался весьма сложным человеком с богатым жизненным опытом и грузом любопытных историй.

Володю жизнь покидала во все уголки нашей огромной страны. Он успел побывать и в Красноярске, и во Владивостоке, в Новосибирске и даже на Сахалин успел сплавать в качестве кока на сухогрузе. Не стоит говорить о своеобразном чувстве юмора кока, говорившего без умолку. Как это водится в подобных ситуациях, вскоре Володя решил отметить знакомство и очень огорчился, узнав, что ни у меня, ни у него запасов «отмечающей жидкости» не имеется. Но долго греху отчаяния он не предавался, да и зачем — вокруг же много более приятных грехов. После десятиминутного отсутствия тень Володи вернулась вместе со своим правообладателем из служебке, при этом еще и с парой бутылок «Журавлей». Мы выпили, казалось за все, за что декламировал Володя. После третьей стопки тосты сменили свою тематику и звучали примерно так: «За Сталина», «За победу» и прочие анахронизмы. Венцом же всего кок признался мне в бесконечной любви и нескончаемом обожании, кое-как забрался на полку, злобно чертыхаясь во все стороны, и уснул сном праведника. Ночью наше гулянье и чрезмерная раскачка поезда сыграли с Володей и его вестибулярным аппаратом злую шутку и мой новый друг-попутчик был насильно депортирован из страны «поезд» на ближайшей станции.

Утро

Каждое утро встречаешь по-своему — одно не похоже на другое, и ты, как бы, рождаешься заново и новым человеком — разве это не удивительно — каждый день шанс на перемену в себе. Ты умираешь и возрождаешься из пепла. Этим утром я в буквальном смысле испытал на себе что значит умереть и возрождаться поклеточно. Каждая клетка организма ныла и вспоминала вчерашние наши с Володей приключения. Мне было смешно вспоминать все это, но когда я пытался смеяться, что-то из вчерашних приключений отчаянно пыталось вырваться из меня на свободу, поэтому в это утро я предпочел героически отмалчиваться и провести в постели. Меж тем неумолимо быстро приближалась моя станция. Нужно было как-то поправлять здоровье.

С трудом поднявшись, я нашел бодрого и посвежевшего Алешку в служебке и купил у него кофе. Темная жидкость лениво лезла в глотку и упорно отказывалась от дальнейшего продвижения. Алешка рассказал мне о моих вчерашних приключениях, и я диву дался как это все могло произойти со мной в один вечер. Оказывается, я в прошлую ночь тоже времени зря не терял. Я успел наведаться с дружественным дипломатичным визитом к начальнику поезда, отобедать в ресторане и был замечен в обществе одной очаровательной попутчицы. И это все происходило в тот момент, пока Володя спал. А еще Алешка рассказал мне, что я ради смеха пытался всунуть руку Володи в кружку с водой из титана. Мне стало не по себе и стыдно от своего такого поведения. Я быстренько закончил кофепитие и отправился отлеживаться на свое место.

Прибытие и осмотр

Поезд подъехал к платформе ровно в час дня по местному времени и перрон наводнили встречающие и провожающие, коих набралось изряднейшее количество. Я распрощался с Алешкой, пожелав ему только зеленого, и отправился к выходу с вокзала. Поймав частника, я удовлетворенно закурил и поехал осматривать свой новый дом-крепость.

Бомбила оказался на редкость дружелюбным и сохранял боевую бодрость духа. Он общался спокойно и непринужденно, говоря простым языком и не пытаясь казаться лучше, чем н есть на самом деле. Все было по-настоящему. Преимущественно говорил он. Он рассказал мне о самых интересных местах и достопримечательностях города, поведал что-то из народного фольклора и узнав, что я в какой-то мере археолог принялся рассказывать мне об этических богатствах своего края Видно было, что этот человек любит и уважает свой город, а не просто существует параллельно ему. Его настрой мне понравился и я пообещал, что как только я разберусь со своими делами обязательно навещу рекомендованные им местности. Он искренне порадовался за меня и пожелал удачи.

Эпилог

Я обжился на новом месте и ни капли не жалею о том, что переехал из большого мегаполиса в уютный город в глубинке, так сказать. Я нашел новую работу — на этот раз в местном музее и занимаюсь теперь только тем, что мне действительно нравится и не собираюсь зависеть ни от командного духа, ни от корпоративной элиты. Жизнь налаживается и не стоит на месте — все течет и все изменяется.

Курган

Курган. Фото by irosochkina58 (http://fotki.yandex.ru/users/irisochkina58/)

Курган оказался очень милым городом с богатой историей и историческим наследием. Безграничное поле для моей научной деятельности, интересов и познаний. Пробок здесь, действительно, практически нет и люди дружелюбны по отношению друг к другу. Красота и идиллия. Единственное, что я хочу сделать сейчас — это передать привет своей соседке. Если вы когда-нибудь это прочтете, Клавдия Михайловна, спасибо вам огромное, что по вашей милости я оказался в этом чудесном городе.

Перейти в полный режим