Наш переезд из Комсомольска-на-Амуре в Стерлитамак

 А не махнуть ли нам…

Мысль о том, что нам нужно перебираться с Дальнего Востока ближе к центру России, как-то одновременно посетила членов нашей семьи в 2008 г. Мотивы у всех были разные.

Мой муж тяготился воспоминаниями о разгульной жизни, которая у него была до женитьбы. И мне понятны его переживания. Город Комсомольск-на-Амуре, в котором мы жили прежде, не большой, бывало, проезжаешь мимо какого-то места, и обжигает волна стыда от какого-то момента из прошедшего, которое услужливая память достает из своих закромов. Да и встречи с людьми… Мы так и называли их – «люди из прошлого». Ты уже вылупился из кокона своих прежних представлений о жизни, а эти неуклюжие «доброжелатели» нет-нет, да и ткнут тебя носом в тебя тогдашнего, безбашенного. Так что переезд для мужа представлялся необходимой мерой по принципу «с глаз долой – из сердца вон».

Свекровь, украинка по национальности, мечтала пожить на пенсии в более мягком климате, близком к родному малороссийскому, без суровой и ветреной зимы. В мыслях о новом месте ей представлялся фруктовый сад, полный вишен, яблонь и слив, свежее парное молоко и мясо – все, как когда-то в детстве.

Обо мне особый разговор. Боюсь испугать читателя своими психологически-философскими завихрениями, потому не буду на них останавливаться.

Выбор места

Особых размышлений, куда ехать, у нас не было. Не так давно в очередной раз перебрались из Комсомольска в Башкирию родственники мужа по отцу. Еще те путешественники. За всю жизнь три – три! раза переезжали туда и обратно. Правда, раньше они жили в Кумертау, но он располагается в котловине, возникли проблемы со здоровьем, поэтому последний марш-бросок они предприняли в Стерлитамак.

Мы тоже сразу засобирались вслед за ними, благо и родственники стали нас бомбардировать телефонными звонками, агитируя переехать, и присылать газеты с объявлениями о продаже жилья. На почетное место мы повесили карту Стерлитамака и изучали ее на досуге. В итоге муж задолго до переезда знал все районы и основные точки города.

А где бы взять денег на переезд?

Так мы мариновались целый год и потихоньку готовились. Первым делом весной 2009 спихнули дачу, выставили квартиру на продажу, постепенно стали продавать мебель и технику. Чтобы повысить стоимость квартиры, заменили окна и раму на лоджии на пластиковые. Однако по объявлению никто не приходил: мы жили в Комсомольске не в очень хорошем месте – окраина города, спальный район, состоящий из унылых блочных домов, и соседство «Амурметалла». Так мы и сидели на узлах с минимумом мебели в ожидании покупателя.

Летом 2009 свекровь окончательно уволилась и поехала на разведку в Башкирию. Приняли ее очень хорошо, прямо как в сказке «подхватили под белы рученьки» и показали все с наилучшей стороны. Что и говорить, она была просто очарована. До такой степени, что решилась на риск. Позвонила нам и говорит: «Я нашла отличный участок, просите деньги в долг под продажу квартиры». У мужа есть друг, успешный предприниматель, к нему он и пошел. Решил про себя, если даст деньги – переедем, нет – больше «рыпаться» не будем. Уж не знаю, как он его убеждал, но в итоге друг «отстегнул» 700 тысяч, и перечеркнул тем самым все сомнения жирной чертой. Деньги заняли в конце июня и должны были отдать в середине августа.

 Муж у меня человек совестливый и для него этот период стал тяжелым испытанием. Из серьезного имущества оставались еще гараж и машина. Чтобы вернуть деньги в срок (квартира так и не продавалась), отдали их с убытком, первому, кто предложил более-менее серьезную цену.

Можно сказать, что мы оказались одной ногой в Башкирии, благо участок был уже куплен, а другой в Комсомольске. Летом стали появляться покупатели и на нашу трехкомнатную квартиру, наконец, в середине августа у нас ее взяли за 1,250 тыс рублей.

Последний этап перед дорогой

Тут уж совсем не осталось времени для раздумий. Нужно было срочно распихивать оставшуюся мебель, вплотную заняться переездом и планировать будущую жизнь на новом месте. В конце месяца отправили контейнер в Башкирию. Билеты у нас были на конец сентября, поэтому время до отъезда пришлось жить у родных.

Настал период, который можно назвать «светлая грусть». Мы прощались с местом, в котором провели почти все свою сознательную жизнь. Ездили в лес за ягодами и грибами, на Амур на рыбалку, и сознавали, что мы уже не «местные». Лично у меня сожаление вызывало только расставание с родителями и с  дальневосточной природой. А вот свекрови и мужу тяжеловато было навсегда отрываться от друзей. Для жителей Центральной России, наверное, не понятно, почему «навсегда». Да потому, что Дальний Восток – это окраина, до которой добираться на поезде из Башкирии 5 дней, а на самолете дороговато. Расстояние в семь тысяч километров не способствует поддержанию тесной дружбы. Но печаль от расставания затмевалась мыслями о новом.

Теперь опять о прозе жизни. Мы купили билеты на железную дорогу, во-первых, потому что собирались сэкономить, а во-вторых, потому что хотели полюбоваться на российские края и веси. Тот, кто ездил через всю страну на поезде, меня поймет. Однако нужно было позаботиться о безопасной перевозке денег. Мы положили большую часть на карту Виза Сбербанка, и часть везли «на теле».

Дорога и встреча

Описывать дорогу сложно – мелькают пейзажи за окном, впечатления от попутчиков, назойливые лоточники… Впечатления вроде бы разные, и в то же время какие-то смазанные, не остается ничего в памяти.

Чувствую нарастающее волнение на подъезде к Уфе. А здесь, оказывается, горы, да еще леса густые в придачу! Видеть место на карте и вживую – это совсем разные вещи. Вот и Уфимский вокзал, и уже здесь видны различия: в Хабаровске, столице Хабаровского края, гораздо меньше путей, да и вокзал выглядит скромнее. Уфимский же поражает своими размерами, и крыша у него необычная – куполом, видимо, это связано с мусульманскими традициями.

Нас встречали на машине и сразу повезли в Стерлитамак, но часть столицы Башкирии все же показали. На что я обратила внимание, так это на обилие домов в стиле модерн.

За эти три года, что мы живем в Башкирии, мне больше не приходилось бывать в Уфе, но думаю, нас тогда провезли по «старому» городу. Сильные впечатления остались от трассы Уфа-Стерлитамак, поразило отсутствие мусора и цивильность, пирамидальные тополя вдоль дорог. И всем дальневосточникам, с кем я общалась по телефону, я еще несколько месяцев взахлеб рассказывала о том, что вдоль дорог не валяются пластиковые бутылки.

Заезжаем в Стерлитамак: все те же ощущения чистоты, ухоженности и общего благополучия. Контраст с Комсомольском на лицо, и очевидно, что в Башкирии люди живут в целом лучше. Много богатых и просто добротных домов, частный сектор просто огромен. Даже типовые многоэтажки производят впечатление чего-то необычного, на Дальнем Востоке мы подобных не видели. Наверное, проекты жилья для них и для нас делались в разных архитектурных бюро.

И вот заходим в дом родни. Маленький шок. В таких домах из бруса, с пластиковыми окнами и канализацией нам не приходилось бывать. Веранда огромная – хоть танцуй.

Первые неприятности

Вечером за столом собирается «совет в Филях». Хозяева в шоке: они думали, что свекровь, работая на складе хлебозавода, скопила немаленькую сумму, а у нас на все про все каких-то жалких 900 тысяч. Остальное ушло за участок и на переезд. Настроение у них резко меняется, если раньше предлагали жить, сколько нужно, теперь заговорили, что долго нас держать у себя не смогут. Мой муж и свекровь просто раздавлены новым поворотом событий. А я что – я ничего, стараюсь их отвлечь и направить их мысли в сторону строительства. Родственники говорят, что на постройку дома у нас денег не хватит, и нужно покупать двухкомнатную квартиру. Для нас это означает крах всех планов.

Знакомство с участком

Уже понятно, что нам не больно рады, и мы все свободное время стараемся проводить на участке, благо он располагается через три дома от хозяев. Подходы к нему и вся земля покрыта буйной порослью, состоящей из полыни, крапивы и колючек. И вот на следующий день по приезде идем со свекровью ее рубить, но смогли осилить только тропинку. Наши 10 соток мы обработать, конечно, не в силах. Участок не очень большой и как будто в яме, в будущем надо завозить землю. Еще на нем стоит гараж из шлакоблоков и валяется металлический ржавый каркас из-под туалета а-ля уличный сортир, успело вырасти несколько довольно больших кленов.

Выбранным участком мы вполне довольны: окраина города, очень тихо, рядом речушка, соседи приличные. Если бы не близкое соседство родственников… Не понятно, зачем было так активно нас звать, если наше проживание стало их тяготить с самого начала. Однако разочаровали.

Еще немного об участке. Он располагается на бывшей территории мебельного завода, поэтому наш «курмыш» (местное название) из полусотни домов огорожен кирпичным забором, но въездных ворот нет, может быть, когда все построятся, их сделают на общие деньги. Магазины и поликлиника в 10-ти минутной досягаемости, до огромного рынка, где есть все, идти 20 минут.

Местный народ

Через 2 два дня после приезда пошли на местный базар, был воскресный день, поэтому народу было битком. Конечно, и в Комсомольске есть рынок и народу там тьма. Но по первым впечатлениям люди очень сильно различаются. Конечно, когда мы планировали переезд, мы знали, что едем в республику, в которой много этнических групп. А тут воочию увидели людей в национальных одеждах. Много пожилых женщин в вышитых жилетках и ярких цветастых платках, иногда попадались молодые женщины в хиджабах. Для нас это было очень непривычно. В Комсомольске отличаются внешне только приехавшие торговать на рынок узбечки, а так все выглядят унифицировано и поголовно одеты в китайский ширпотреб.

Но в целом народ одет более бедно, чем на Дальнем Востоке. У нас, что не женщина, то «звезда», а тут все скромно. Да и поведение людей заметно отличается, но не в пользу местных. Это заметила вся семья. Как-то дальневосточники доброжелательней, щедрее на эмоции, а здешние жители показались нам буковатыми и ориентированными на зарабатывание денег.

Что еще шокировало на первых порах, так это языковое многоголосье. Внешне бывает и непонятно, кто человек по национальности, русский, башкир, татарин или чуваш, а вот языки у всех различаются. Мы-то думали, что русской речью здесь все владеют, как – никак центр России, но потом встречали людей, которые с трудом подбирают русские слова.

Строим дом

Пока женщины ходили на базар, мужчины поехали на стройбазу. И вот здесь нам крупно повезло. Хозяин встретил там знакомого подрядчика-шабашника, с которым быстро сговорились о строительстве дома из бруса всего за 500 тысяч. Не удивляйтесь, но в 2009 году это была реальная цена для Башкирии, сейчас все значительно подорожало.

Всю ночь мужчины думали над проектом, тот, который мы купили в приложение к участку, нам был не по карману. По мысли хозяина, у нас хватало денег только на домишко 6*6 метров. Но для трех взрослых людей это очень мало, да и обидно, ведь не ради 36 квадратных метров мы продали трехкомнатную квартиру. Надо было как-то изворачиваться и экономить строительство за счет внутренних перегородок.  В результате муж придумал конструкцию дома 8*8 с двумя перегородками «крестом», которые делили помещение на 4 равных комнаты. Должны были получиться две спальни, столовая-гостиная, а в 4-ой четверти планировался совмещенный санузел, коридор и кухонный уголок.

Уже через 4 дня после приезда на участке закипела работа. Экономили, конечно, на многом. Что мог, муж делал сам, к примеру, перегородки для санузла, но первым делом выложил кирпичом яму для уличного туалета, и на основе старого каркаса сделал будочку. Свекровь ездила по инстанциям, оформляла разрешения на проводку газа, света, воды, ну и другое, что надо было. Тяжелое это дело, один раз она нарвалась на мошенницу, которая пообещала ускорить процесс за взятку. Он ускорился, но благодаря помощи совсем других людей. По-моему, нам все кругом сочувствовали, очень помог сосед – начальник стройтреста.

Нас очень поджимали сроки. Как можно скорее нужно было съехать от хозяев, и, к тому же, разрешение на проводку газа дается до начала морозов, потом копать нельзя. Все вокруг поражались, как быстро строится дом. В конце концов, решили пристроить и веранду, потому что в доме негде было разместить топочную и кладовую.

Постоянно сравнивали ситуацию с частным строительством в Башкирии и на Дальнем Востоке. Чтобы там построить дом за 500 тысяч? Да не реально. Дома или старые, или по канадским проектам, и это не менее полутора миллионов, да еще бригаду и материалы днем с огнем не сыщешь. Еще как-то в Комсомольске-на-Амуре побывали в новом рубленом доме из толстенного кедра, но там хозяин был из старообрядцев, и строил не один год.

Дело в том, что Башкирия ориентирована на малоэтажное строительство, существует республиканская программа. Поэтому строителей много и материалов хватает, в результате конкуренция высокая и цены приемлемые. Еще одно местное преимущество – доступность газа, в Комсомольске частники топят углем и дровами, газа нет. Но это мы узнали потом. Пока мы только радовались, что все хорошо складывается.

Пора и честь знать

Дом был сдан в начале ноября, заплатили строителям около 600 тысяч. Уже стало подмораживать, но мы успели провести коммуникации до серьезных морозов. Правда, проводка газа стоила 20 тыс рублей, денег уже не было, пришлось просить помощи у родителей. Никогда не забуду, как прокладывали воду. Наняли маленький экскаватор, прорыли траншею. До этого заплатили соседям по улице за разрешение подключиться к водопроводу и к колодцу. Муж самостоятельно укладывал полипропиленовые трубы под дождем. Тут же все закопали. А на следующий день ударил мороз.

В конце ноября смонтировали систему отопления и установили котел, и муж сразу заселился в наш дом. Нас, женщин, оставляли у хозяев, потому что брус для строительства брался не просушенный, с лесопилки, и с окон буквально бежала вода от высокой влажности. Все внутри было сырое и неуютное, но свое. Конечно, и мы с мамой мужа в скорости переехали, не стали дожидаться весны.

Хочется сказать немного о газовых котлах. Поскольку на ДВ не используется газ для отопления частного сектора, о такой технике мы слышали только краем уха, а тут увидели воочию. Очень удобная система, которая позволяет поддерживать в доме необходимую температуру, что для нас в первый год «тропической» влажности было очень важно. Вокруг нас тоже строились, но не все хозяева жили в домах, и у одного соседа ночью сняли дорогой котел. Мы тоже опасались, что наш котел могут украсть, поэтому муж, сразу, как его поставили, ночевал в доме. Говорят, что на воровстве газового оборудования в Стерлитамаке целый бизнес построен. Но кто знает, правда ли это?

О ценах

Худо-бедно наша жизнь стала налаживаться на новом месте. Появились знакомые, муж устроился на работу, я нашла подработку. Пару раз за зиму мне пришлось полежать в больнице, где столкнулась с интересным представлением местных жителей о дальневосточниках. Все уверены, а я разговаривала и с врачами, и с девушками из палаты, что у нас там зарабатывают бешеные деньги.

Ой, какое заблуждение! Может быть, и зарабатывают, но и стоит там все в разы дороже. Здесь, в Башкирии, мы платим зимой около 1800-2000 рублей за коммунальные услуги, а летом 600-800 р. За трехкомнатную квартиру зимой в Комсомольске платят более 7 тысяч, летом 3. Вот и сравнивайте. Да еще теплая зимняя одежда, продукты дорогие. Здесь всю зиму можно в пуховичке проскакать, да в вязаной шапочке, там же без шубы-дубленки и меховой шапки не обойдешься. Так что все «большие» зарплаты дальневосточников расходятся на текущие нужды без излишеств.

Хоть заработки у нас в Стерлитамаке откровенно низкие, нам доступны свежие продукты по небольшой цене: мясо, творог, яйца, молоко – выбирай, что хочешь, весь рынок завален. А вот в Комсомольске из мяса мы ели только магазинную курицу и редко когда фарш. Не знаю, как для кого, а для нас это показатель.

Весна

Как-то у нашей семьи сложилось мнение о местных жителях, как о зацикленных на заработках. Видимо, потому что общались первое время с наемными рабочими, да с торговцами. Но вот пришла весна, и нужно было обустраивать огород, здесь говорят «сад». Земли привезти нам нужно было много, а за душой ни гроша лишнего. Смотрел-смотрел на нас сосед, начальник стройтреста, да и говорит: «Завтра завезем вам землю, столько, сколько надо». А мы счастью своему поверить не можем. Вот и думай про людей плохо – 18 камазов земли просто так. И если бы он только нам помогал, так ведь многие к нему обращаются с «курмыша», и всем бесплатно помогает, кому песком, кому гравием, кому землей.

Потихоньку привели огород в порядок, но на нем и сейчас работы хватает, не сезонной, а глобальной. Обязательно нужно сделать скважину. В Башкирии, как выяснилось, довольно засушливый климат, полив постоянно требуется. Мы пользовались сетевой водой, но с постоянной оглядкой, потому что здесь за этим довольно строго следят. А еще в наследство от мебельной фабрики нам достался бетонный колодец, в нем муж оборудовал погреб для зимнего хранения овощей, надо доводить его до ума. Хотим посадить фруктовые деревья, но не знаем, удастся ли их вырастить. Этим летом у нас засохли саженцы вишни и черешни, местные говорят, что грунтовые воды у нас близко. Все внове, потому что и климат и земля совсем другие.

Итоги

Скоро будет три года нашему переезду. Мы часто обсуждаем семьей, жалеет ли кто из нас, что переехали. На первых порах, пожалуй, все жалели. А сейчас, когда все стало налаживаться, появились хорошие знакомые, и мы перестали чувствовать себя чужаками, уже нет. Обживаемся, обрастаем связями. В будущем хотелось бы поездить по Центральной России, отдохнуть на Черном море, но дом пока держит, все силы и средства уходят на него. Обошьем его, построим баню, машину купим, хозблок обустроим, кроликов и птицу заведем – планов громадье! Ничего, все успеем, ведь вся жизнь впереди.

Перейти в полный режим