Переезд Ростов — Москва

Предисловие

Мой рассказ, может быть, кому-то покажется скучным и неинтересным, а кому-то наоборот реалистичным и жизненным. В общем, это повествование поведает вам о том, как в 2007-м году 20-ти летний парнишка из родного Ростова-на-Дону отправился в самом известном мире направлении – уехал в Москву и сам от этого был в шоке. Как несложно догадаться: герой моего рассказа и есть его автор.

Итак, я родился в Ростове-на-Дону, городе, который имеет свою глубокую историю, свою специфику, свое население, однако быть его частью я не хотел изначально. Возможно, в детстве на такую мысль меня натолкнула некоторая отстраненность, ведь даже в кругу малочисленных друзей я чувствовал себя неуютно и большую часть времени проводил дома. Кто-то, конечно, звал меня поиграть в футбик, заглянуть в компьютерный клуб или библиотеку, но, вежливо отказывая, я коротал свои деньки в мире собственных иллюзий, вырабатывая чувство ненависти к Ростову, Дону и всему, что с ним связано.

Дворик в родном городе.

Дворик в родном городе

В итоге, к окончанию школы остались у меня исключительно собственные амбиции и несколько настоящих друзей, которые, кстати, сыграли немалую роль в моей судьбе. Тут, пожалуй, стоит упомянуть о том, что несмотря на сложный характер, замкнутость и требовательность, сам я ничего хорошего из себя не представлял, а как поется у небезызвестной группы «Сплин»: «Пил, курил…» А вдобавок еще и не очень хорошо учился, поэтому пришлось мне на некоторое время забыть о высшем образовании и устроиться в один магазинчик грузчиком. Правда, там я не очень долго выдержал и перешел на мелкие подработки, а после решил вовсе посвятить себя ремонту компьютерного «железа» и устроил в собственной комнате небольшой офис, что-то типа небольшой мастерской. Мыслей уехать в Москву тогда точно не возникало и по деньгам выходило довольно неплохо, поэтому я уже даже потихоньку начал смиряться со своей судьбой и приспосабливаться к местным реалиям, если бы не одна встреча и исключительно русский способ решать проблемы, именуемый алкоголем.

Сборы в дорогу

Миша, тот самый друг, который в определенной мере перевернул мое существование, был на 6 лет старше меня и уже долгое время работал на столичной стройке. Он – добрейшей души человек и постоянно меня поддерживал, однако я, честно говоря, считал его недалеким, а, анализируя его работу в Москве, всегда думал о том, что это, как минимум, глупо и мелко. Черт его знает, то ли жаба меня от зависти душила, то ли завышенная самооценка, но ошибался я глубоко, ведь такого человека как Миша не испортило такое событие в его жизни, как уехать в Москву и принять быт Столицы. Характер у него такой.

Мишка.

Мишка

Мы встретились даже не случайно, а как-то символично. Это был день Пасхи, конец апреля. В этот праздник ближе к вечеру меня посетила удивительно гениальная идея пройтись по городу и насладиться вкусом холодного пива, ведь к этому располагали и погода, и настроение. Видеться с кем-то из друзей или знакомых мне абсолютно не хотелось, поэтому я решил пройтись тихими, можно сказать, вообще забытыми улочками. И вот иду я, философствую себе, как мой покой резко нарушает остановленная буквально в двух шагах машина. «Черт, — пронеслось в голове. – Только не хватало мне опять этих религиозных традиций…» Ровно в этот момент водитель, открывший окно, довольно громко и весело прокричал: «Христос Воскрес!» «Воистину… Миша! Друг! Какими судьбами? Ты же вроде уже давно москвичом стал?», — реакция на лице менялась со скоростью света. Мой же толстый друг (140 кг, кстати) весело ухмыльнулся и даже слишком уверенно для себя буквально приказал:

— Садись! Покатаемся.

Как-то машинально я очутился на сиденье его «Мазды». Действительно эмоции меня переполняли: Мишу я не видел года 3, поэтому первым делом повторил свой вопрос:

— Ты как? Как тут?

— Я к матери приехал. Она очень просила ее навестить. Ну и праздник… А ты как, брат?

— Ну…, — я немного замялся, — пивка решил выпить, проветриться. А так… Работаю.

— Пиво – это всегда хорошо. А про тебя я слышал, но немного. Совсем случайно узнал. Думал, что обознался.

— Ну не обознался же. А куда едем-то?

— Я сейчас заеду, оставлю машину, а дальше пойдем, поговорим по-мужски.

— Ээээ, — я не совсем понял вопрос и уточнил: — по-мужски – это как?

— По-мужски – это за водкой, конечно, — мой товарищ весело подмигнул и свернул в очередной переулок, где располагался дом его матери.

Находясь перед сложным выбором: пить или не пить, я не заметил того, как пропустил мимо ушей просьбу друга о том, что мне нужно выйди и подождать его неподалеку. Дело в том, что мама моего друга не особо любила друзей сына и называла нас словами, которые могут и не пройти цензуру.

Я вышел, закурил, задумался. В голове неожиданно для самого себя чувствовалась пульсация «пенного напитка» и теплые чувства к другу: «Ну, это же Мишаня. Нужно обязательно остаться, поговорить… Столько не виделись». С другой стороны в моих мыслях сочетались здравый смысл и зависть: «Нет, пора уходить. Я почувствую себя несчастным, разбитым слабаком и обязательно-обязательно нажрусь, а этого делать не нужно. Будет еще хуже».

Миша подкрался незаметно. О чем мы тогда говорили я, конечно, в подробностях не помню, но, безусловно, главными темами были мы сами, Москва, работа, женщины и, конечно, «надо выпить еще». В конце дружеского застолья я оказался в полном неадеквате, а утром опять же в довольно плохом состоянии очнулся на одной кровати с Мишкой и у него же дома, вернее, его у матери. Как выяснилось, мой друг оказался более крепким, чем я, поэтому, заметив мой, можно сказать, труп бесшумно поднялся и произнес:

— Пшшш! Давай, пошли. Не надо маму лишний раз беспокоить.

Я одобряюще кивнул и мы, подобно двум провинившимся школьникам прокрались на улицу.

— Хуууу! – наконец-то вырвалось у меня.

— Да ладно тебе уже. Никто тебя вчера не просил в хлам нажираться.

Из последних сил, выдавливая из себя слова я пробормотал:

— Не помню ничего толком… Что? Как? Где?

Посмотрев на меня словно на умирающего, мой товарищ сжалился:

— Черт с тобой, Коль. Пошли кофе попьем или пива. Напомню тебе хронику событий.

После этого он удивительно энергично направился в сторону свой «мазды», стоявшей неподалеку. Немного опешив, я поплелся за ним и, оказавшись в машине, сразу же прилег на заднее сиденье.

Ехали молча до тех пор, пока вашему повествователю в голову очередная гениальная мысль:

— Слушай, а куда мы едем?

— В Москву.

— Ээээ! Стой никуда я не поеду. Я не в состоянии. Стой, Мишаня! Нельзя же так у меня с собой ни вещей, ни денег. По ходу вчера все было потрачено.

— Да-да. Ты же активно «беленькую» покупал, и за Москву пил, и за меня, и за переезд свой будущий и, в целом, за мир во всем мире.

— Блин, блин, блин… Ну, а едем все-таки куда?

— Есть тут одно место за городом. Тихо там, спокойно, недорого. Посидим, поговорим.

После этих слов мне немного полегчало, но на разговор больше не тянуло – просто очень сильно хотелось побороть ужасное похмелье. В связи с этим я начал пытаться хоть что-нибудь толком вспомнить, но, после нескольких попыток, окончательно бросив эту идею, я пришел к выводу, что вчера творилась какая-то жесть и, черт знает, что я там нес и делал. В этот самый момент мой друг затормозил у придорожного кафе, в которое мы и поплелись. Присев за столик на открытом воздухе (было очень тепло), мы решили сделать заказ: Мише – кофе, мне – пиво. За первым моим бокалом снова развязался разговор, Мишаня начал:

— Ты вчера нес полную чушь, что ненавидишь себя, ненавидишь свою жизнь, и ничего тебя не радует. Надо упиться…

— Стой-стой, притормози. Я же пьяный был. Сам понимаешь. Всякое бывает. Вот вчерашний праздник, например, удался. Сегодня пора домой.

— Нет, дружище. Ты сегодня домой точно не поедешь.

— Чего это?

— Ты обещал, что поедешь со мной в Москву…

— Как?

— Со мной. Мне же надо на работу и я через часика полтора выезжаю. Ты – со мной.

— Я, видимо, пошутил, — отнекивался я. – Еще пива….

В дороге или как уехать в Москву без подготовки

Я никому никогда не пожелаю услышать то, что в истерике орал я, очнувшись с тем же ужасным похмельем в салоне Мишкиной машины примерно в 500 километрах от Ростова.

— Ты – идиот?! Ты – придурок?! Как ты мог так со мной поступить?! – я практически накидывался на друга. – Какая, к лешему, Москва?! У меня бодун, у меня денег, нет вещей!!! У меня – работа там!!! – я махал руками в сторону родного города.

— Да, успокойся ты! – серьезно заявил друг детства. – Мы вчера все обговорили. Все уточнили. Нормально все будет. Не ори лучше как баба.

— Какие детали? Такие, к черту, уточнения?? – я уже был готов вцепиться ему в глотку.

— Ок. Только не ори, а то и так голова немного болит. Мы договорились о том, что ты будешь работать со мной на стройке. Общагу, конечно, сразу не дадут, но перекантоваться будет где. Вещей найдем. Денег одолжу. Ну, зачем ты так орешь? Ты же сам хочешь или уже нет?

— Ну да… Нет. Черт!!! Блин…

Миша, как-то по-отцовски на меня посмотрев, достал откуда-то полбутылки коньяка, которые я довольно быстро выпил и снова погрузился в сон…

Москва

Сам въезд в город я, разумеется, проспал, а Миша разбудил меня уже около самого «объекта», а именно еще не сданного жилого дома в западной части мегаполиса. Выйдя на улицу, я понял, что мое первое впечатление о Москве – это холод. Действительно, если на малой родине уже все чуть ли не собирались купаться, то в златоглавой было ужасно холодно. Градусов 5 тепла – максимум. В общем, из последних сил дойдя до «объекта» я весь трясся и стучал зубами. Кстати, в этом жилом доме, где я прожил еще около месяца, тепло и комфорт меня совсем не ждали, но рассказать вам о нем могу.

Итак, «объект» представлял собой по официальным документам сданный, но фактически нет, жилой 25-ти этажный дом в спальном районе. По словам, Миши люди уже ждали свои уютные квартирки, а на самом деле:

  1. Их ожидала задержка на более, чем 5 месяцев.
  2. Строители действительно не стеснялись утащить то, что плохо лежало, а качество потолков и стен не соответствовали определенным требованиям.
  3. Несколько квартир в доме отводились под туалеты, т.е. когда одна полностью «заполнялась», назначали для этих же целей другую.
  4. Точное число не знаю, но только за мой месяц работы там погибло пару рабочих из стран типа Таджикистана. В моменты, когда это случалось, подбегал к трупу кто-нибудь и быстро надевал на него все необходимое снаряжение…

Вот так вот! Грустно. Нечего было пить и идеализировать этот город, а тем более ехать в него. Однако употреблять алкоголь мне еще только предстояло, и трудиться на этом же «объекте» тоже, и общаться с такими же, как я, наивными идиотами и простыми работягами. Миша, как и обещал, поговорил с начальством и меня трудоустроили, однако это был сущий ад! Вместо работы – водка, вместо теплой кровати – грязный матрац на голом бетоне, вместо заработка – копейки.

А что было до этого? Вначале я удостоился погулять по городу и оценил Красную площадь и ее окрестности. Какие впечатления? Положительных никаких: холод, деньги, наглость, вонь в метро и постоянная скорость, если забыть на миг о пробках. Меня все ослепляло, может даже пугало, но, несмотря на все это я решил попробовать остаться. И мне относительно повезло.

Мой первый снимок в Москве около Красной площади

Мой первый снимок в Москве около Красной площади

В один прекрасный день, который предшествовал дню зарплаты, Миша подошел и сказал:

— Знаешь, я собираюсь переходить трудиться в другую фирму, там лучше платят и условия человеческие. Ты со мной?

Я ответил согласием, ведь кроме этого человека я даже толком никого в городе не знал, не считая нескольких местных работяг. Черт его, конечно, знает, чтобы со мной случилось, если бы ровно в день зарплаты автор этого текста вновь не решил бы поклониться Бахусу. Счастливый и пьяный в каком-то из переходов метро я познакомился с девушками, которые играли под гитару. Разговорились. Оказалось, что они попали в Москву с бухты-барахты, как я, только у них имелось кое-какое жилье у знакомых и гитара, играя на которой они зарабатывали намного больше меня. В общем, после всех моих рассказов они решили позвать меня к себе в гости.

Дом, в котором находилась квартира, не только находился далеко не в центре, но и представлял собой своеобразный барак. В самой же квартире постоянно кто-то гостил или даже временно жил, как это получилось у меня. Не скажу, что это было плохим временем совсем наоборот: я связался с Мишей, сообщил, что не хочу работать каменщиком и начал активно наводить контакт со своими новыми соседями. Звали их Дима, Стас, Наташа и Таня. Плюс кто-нибудь еще, кому негде было жить. Они были просто замечательными: парни учились, а девушки, как это странно не звучит, собирались поступать и параллельно с игрой на гитаре в переходах волновались по поводу сдачи ЕГЭ. Я же просто хотел еще немного потусоваться и уехать обратно в Ростов. Так оно и вышло.

Жилье…

Жилье…

Возвращение

Домой я прибыл совсем не депрессивным и не расстроенным, а наоборот целенаправленным и готовым к покорению столицы, но только чуть позже. В итоге, бросил ремонт компьютеров (репутация после резкого отъезда была явно подмочена) и увлекся веб-дизайном. Сначала трудился удаленно, а после мне повезло, и меня пригласили на постоянную работу. Куда бы вы думали? Да, в Москву. Теперь я пусть и приезжий, но все равно москвич, а не какой-то гастарбайтер. Могу сказать, что Москва – это город для сильных, везучих и готовых к любым испытаниям людей. Уехать в Москву — волевое мероприятие, требующее определенного настроя и стойкости характера.

Кстати, у меня все отлично. Ребята из перехода – мои друзья, а все они уже закончили ВУЗы и на улице не играют. Миша тоже в норме: работа на стройке ему по душе, а я ему очень благодарен за такой жизненный урок.

 Москва – город как город.

Москва – город как город.

Перейти в полный режим