Кто сказал, что в Пензе злые люди?

Пенза – город понтов, это автор статьи о Пензе на этом сайте  очень точно подметил. Встречают здесь всегда по одёжке, а провожают… Ну, не только по уму, это да. Правильный пензяк ценит подарки и комплименты, не прочь выпить и потрепаться за жизнь, а особенно рассказать о себе, любимом. Если вы умеете слушать, вовремя поддакивать и подливать – мы ваши навеки. Ещё мы очень любим выяснять отношения: дома, на работе, в транспорте. Нет, мы не скандалисты, просто мы должны регулярно самовыражаться. Если говорить серьёзно, то мои земляки – народ непростой. Автор обзорной статьи не совсем точно написал о национальном составе жителей Пензы и области. Большинство пензяков считает, что русских в городе совсем мало. Я тоже так думаю, потому что в былые времена в этих местах сплошняком стояли мордовские поселения, а татарские кланы регулярно бывали тут с набегами. Потом появились украинские казаки, а русские стали понемногу переселяться сюда уже в 18-м веке.

Улица Замойского - старейшая в городе, бывший исторический центр

Улица Замойского — старейшая в городе, бывший исторический центр

К чему это я? А к тому, что неулыбчивость и некоторая нелюдимость – чисто мордовские черты характера. За ними скрывается очень серьёзное, часто пессимистичное отношение к жизни. Оно, кстати, заразно.

Мордва, между прочим, замечательный народ. Вот вам пример. Однажды зимой отправилась я в Наровчатский Троице-Сканов монастырь, был конец декабря, мороз градусов 25, наверное. Доехала до последней остановки, от которой ещё километров 5 пешком до монастыря, и пошла. После километра пути догоняет меня раздолбанный газик, останавливается, я на автомате в него влезаю, успела замерзнуть так, что ног под собой не чуяла. В машине полно народу, человек семь, мужчины и женщины, разговаривают все по-мордовски. Поняв, что я ни слова не понимаю, они всю оставшуюся дорогу говорили по-русски, иногда путая рода и падежи. Денег пыталась им дать за то, что довезли – не взяли.

Работы в Пензе нет, — так все говорят, но каждый как-нибудь устраивается. Молодёжь не торопится идти на завод, им пока в торговле места хватает. В магазинах, кстати, московские цены, а зарплаты в среднем по городу в два раза ниже, чем в столице. Откуда тогда деньги на понты? Да у всех по разному. Не знаю, как в других городах, а у нас принято помогать детям и внукам, пока они сами на пенсию не выйдут. У многих родители живут в окрестных деревнях. Продаст бабушка по осени порося, глядишь, у внучки телефончик новый появится.

Жильё в Пензе действительно очень дорогое. Можно, конечно, найти подешевле, но и вкладывать в него придётся часто и помногу. У нас, когда продают квартиру в старом особнячке, особенно если он недалеко от центра, обычно говорят, что минимум через два года дом снесут и дадут вам, дорогие покупатели, новое жильё. Не надейтесь: ветхого жилья в городе столько, что люди по 20 лет живут в домах, официально признанных аварийными.

Старый особняк на ул. Калинина, совсем недалеко от центра

Старый особняк на ул. Калинина, совсем недалеко от центра

Газ сейчас вроде бы у всех есть, даже в частном секторе, но вот счётчик газовый в старом доме не поставишь, а значит придётся половину зарплаты каждый месяц относить газовикам. Когда глава государства приезжал на открытие кардиоцентра, самые страшные дома по пути его следования обнесли красивеньким такими заборами, месяца через два после визита заборы убрали, а дома до сих пор стоят, чего им родимым сделается.

Кому в нашем городе хорошо – так это детям. О бассейнах, стадионах и спортплощадках здесь уже написано, а о музыкальных школах и студиях – ни слова. Так вот – они в Пензе есть: с традициями, с историей, с блестящими педагогами. Первая музыкальная школа расположена в бывшем доме Дворянского собрания, там сохранились и регулярно реставрируются предметы ещё той, дореволюционной, обстановки. Вообще, люди творческих профессий в Пензе ещё не заражены столичным пофигизмом, и если вы решите обучать своего ребёнка музыке, то можете быть спокойными: за семь лет из вашего малыша терпеливо и настойчиво сделают приличного музыканта. Потом он поступит в музыкальное училище, где педагоги ещё лучше, а потом… Работать ему, скорее всего, будет негде. Город маленький, содержать несколько коллективов ему накладно, вот и едут музыканты пензяки в Москву и, надо сказать, неплохо там устраиваются.

Смешно читать о том, что Сура – чистая река. Я всегда считала экстремалами тех, кто рискует в ней купаться в черте города. Летом под Бакунинским мостом, на третьей и четвёртой Пензе речка цветёт и пахнет (плохо пахнет, надо сказать). Раньше можно было бесплатно искупаться в Терновке, вода там относительно чистая, но теперь вход на пляж только за деньги, зато всё чистенько, ухожено, есть места для шашлыка. Рыба водится и в Суре, и в озёрах, и в искусственном Сурском водохранилище. Рыбаков в Пензе много, и у них самый большой в мире размах рук, это я вам без понтов говорю. Если в компании оказалось два и больше рыбака, считайте, что вечер у вас удался. Вы узнаете о том, как подсекать полутораметровую щуку на старом русле или где купить-накопать самых аппетитных червей. А где-то в районе плотины живёт легендарный сом весом 70 кг, все его видели, некоторые даже прыгали за ним в пахучую городскую воду, а вот поймать всё никак не могут.

В Пензе постоянно открываются новые храмы. Сейчас на Советской площади во всю идёт строительство нового Кафедрального собора. До революции он там и был, потом на его месте поставили памятник Карлу Марксу, а теперь всё возвращается на круги своя. Едешь по городу, смотришь на колокольню, которую видно почти изо всех точек центра, и думаешь о том, что умели наши предки выбирать места для церквей. Народ в храмы ходит, но как-то избирательно: по праздникам – где густо, а где пусто. Может быть потому, что храмов слишком много, а может из-за того, что в Пензенскую Епархию за последние 50 лет назначают самых строгих архиереев. Мне не очень нравятся церковные новоделы, дух там какой-то не тот.

Преображенский храм, недавно отреставрированный, старейший в городе

Преображенский храм, недавно отреставрированный, старейший в городе

Любимый храм — Митрофановский, по дороге на Кривозерье. Это единственный храм в городе, который в советское время не закрывался. Маленький, уютный, с древней чудотворной иконой Казанской Божьей Матери, вокруг старое кладбище, на нём уже давно никого не хоронят. Над могилами гигантские деревья, они всё время стонут и ворчат, а в ветреную погоду так и норовят упасть. Жуткое место, но очень романтичное.

В Пензе надо уметь дружить с соседями, особенно в старых районах, где люди десятилетиями живут бок о бок и знают друг друга вдоль и поперёк. Если новому человеку удастся вписаться в этот конгломерат, ему и с работой помогут, и денег до зарплаты дадут, и в любой беде выручат. Если присмотреться, не такие уж мы, пензяки, сердитые. С понтами – это да, но совсем не злые…

Перейти в полный режим