История переезда из Нальчика в Москву и обратно

Дело было в феврале 2004 года.

Начну с того, что в Москву я то собиралась ехать, то передумывала. С одной стороны стояло отсутствие перспективы найти хорошую работу дома, в Нальчике, а с другой – неизвестность и перемены, связанные с моим переездом в Москву. К тому же ехать туда одной, снимать квартиру – все это, мягко говоря, накладно… Да и нужен все-таки человек, который будет с тобой рядом и поможет в трудную минуту.

Обычно, решая уехать из Нальчика, местные ищут себе компаньонов, чтобы хоть на первое время сэкономить на жилье. К тому же, у каждого уезжающего есть хоть какой-то знакомый в Москве, который тебе хоть чем-то сможет помочь. И вот так, обрастая связями и знакомствами из знакомых твоих друзей ты пробиваешь себе дорогу в Москве, ищешь свое место под солнцем.

Нальчик

Девчонок, которые тоже собирались переезжать в Москву, нашла моя сестра. Вернее она немного была знакома с одной из них. Куда ехать и где жить они не имели представления.  К моменту «Х» у меня тоже не было ни представления о том, как устраиваться в Москве, ни, самое главное, желания… О чем я громко заявила дома и со спокойной душой продолжала работать за свои копейки… Как вдруг, в один из понедельников моя мама встретила отца своих троих учеников. Дети его давно выросли и работали в Москве, у них была своя небольшая компания. Этот мужчина решил, что мне непременно нужно оказаться в Москве, пообещал перезвонить и дать телефон его дочек. Во вторник вечером у нас уже были телефонные переговоры с мамиными ученицами, о том, что на первое время они найдут мне место в своей компании, а пожить, пока не сниму квартиру, я смогу у их матери Людмилы. Так как мне было уже все по барабану, в среду с утра я пошла и купила билет на самолет в один конец до Москвы, а в четверг в обед я прям с аэропорта поехала смотреть место своей будущей работы.

Это была небольшая компания, которая занималась продажей запчастей для тракторов и прочей сельхозтехники. В тракторах я не особо разбиралась, вернее вообще ничего не понимала. Но решила, что я умная и справлюсь. В принципе – разобралась.

После меня отвезли домой к т. Люде, тут я с ней и познакомилась, а до этого в глаза не видела. Тетка она была очень хорошая и приветливая. Сделали мне регистрацию, и я стала ждать звонка тех двух девчонок, которых нашла мне сестра, звали их Вика и Наташа.

Через пару дней они объявились и сказали, что им одна знакомая знакомой из Нальчика работает риелтором и пообещала найти нам подходящую квартиру. После обеда девочки приехали, а т.к. они остановились на время в Боровске, что в Калужской области, они намеревались заселиться в первую квартиру, что нам попадется. И она нам попалась… В районе Покровское-Стрешнево, однокомнатная хрущевка, грязная, облезлая, ее сдавала знакомя этих риелторов из Кыргызстана, некая Жанна. Жанна сказала нам, что квартира ее собственная, живите сколько захотите… И мы, из-за отсутствия времени на новые поиски, согласились. Подписали договор об аренде, заплатили 350 долларов комиссионных девицам, 350 долларов квартплаты за месяц вперед Жанне и разошлись.

Из мебели в этой квартире был шкаф, двуспальная кровать, стол и 2 стула. Ни холодильника, ни телевизора там не было. Пришлось купить холодильник… Затем мы покрасили кухню, переклеили обои, прошел месяц… И по телефону объявляется настоящая хозяйка, которая посчитала нас за племянниц Жанны и попросила освободить квартиру до конца месяца… Признаюсь честно, мы были в шоке. Оказывается, наша Жанна сама снимала эту квартиру, пересдала нам, а себе сняла за те же деньги, только хорошую. Стали звонить Жанне, она говорит, живите пока, но приготовьте деньги за следующий месяц. Девицы не отвечали на телефонные звонки, позвонили в агентство и узнали, что они уже год как там не работают и вообще в «черном списке»…

Но, как говорится, мир не без добрых людей… Нас спасло кавказское гостеприимство. В Медведково, в двушке, жили ребята из Нальчика: Гаспар был другом зятя Вики, два брата Сергей и Костик – соседи Наташки, и еще один, Мурат, такой же бездомный нальчанин, какими в одночасье стали мы. Вот они нас и позвали к себе на время, пока не найдем подходящее жилье.

Забрав свой старый холодильник, чемоданы, оставив  в отместку Жанне счета за телефонные переговоры мы поехали в Медведково… Здесь нужно добавить, что и в данном случае мир оказался не без добрых людей. Перевозил наши чемоданы двоюродный брат моей подруги из Абхазии со своим отцом. Последнего я до сего дня в глаза не видела. После, кстати, тоже…

В Медведково я добралась раньше моих приятельниц. Зашла в квартиру и чуть не упала в обморок. Что я там увидела? А что я могла увидеть в квартире, где проживало 4 мужика? Неубранная квартира, провонявшая потными носками, на кухне – горы, бесконечные горы немытой посуды, а в холодильнике в замусоленной кастрюле какое-то пойло, носящее гордое имя «СУП». Они его сами сварганили… Оглядевшись минут 5 я начала рыдать от горя, ужаса и тоски по тихому и спокойному Нальчику. Ребята кинулись меня утешать, говоря, что наша ситуация еще не самая поганая, какая могла бы приключится с нами в Москве. Скоро подъехали девчонки и жизнь начала налаживаться. Нам выделили комнату, где стояла одна единственная софа из советских времен. Мы выдраили квартиру, наварили хорошей еды и ребята начали уговаривать нас жить с ними всегда, бесплатно, лишь бы есть им варили…

Жить с ними было весело, но очень тесно и я решила переехать к моей соседке из Нальчика – Дане. Она жила на Соколе в однушке со своим братом, потом к ним подселилась девица брата, которая работала в ТЦ по соседству и ей лень было каждый раз после работы тащится к себе в Митино. В общем, я подселилась к ним четвертой, до поры, пока мы с моими девчонками не найдем себе подходящее жилье.

Через какое-то время нам подвернулась квартира. Нашел нам ее друг ребят из Медведково, нальчанин Виталик. Двухкомнатную квартиру на Щелковской сдавала одна старушка. Но было одно большое «НО»: квартиру она сдавала только семейной паре из Москвы или области и очень дешево – все за 3000 рублей в месяц, с начала мая и до конца сентября. Дальше нужно было выметаться и искать новое жилье. Хоть мы и не были семейной парой из Москвы, мы все же решили попытать счастья… Пошли к этой старушке я, Вика и Виталик (он был женат на девице из Подольска и имел там прописку). Старушку звали Анна Ивановна, была она милейшим человеком. В общем, чтоб заполучить эту квартиру, мы соврали, что я и Виталик муж и жена, а Вика – сестра Виталика. Показали старушке паспорт Виталика, зачем-то наврали, что я не Наташа, а Марина, и пообещали жить только в одной комнате и не заселятся в ее спальню (там у нее стоял новый диван и она его очень берегла). Уговор действовал, как я сказала выше, до конца сентября.

Как только Анна Ивановна уехала к себе на дачу, мы заселились. Естественно, в обе комнаты. Периодически она нам позванивала, спрашивала, поливаем ли мы ее цветы. Тут то и выяснилось, что уже не Марина, а Кира. Почему-то Анна Ивановна запомнила меня именно так, но мне уже было как в пословице: «Называй хоть горшком, только в печь не суй». Так мы прожили до середины сентября, и тут позвонила наша старушка и сказала, что она возвращается, т.к. осень выдалась холодная и жить на даче ей уже не очень нравится. А квартиру, куда съезжать мы так и не нашли. В общем, приезжает наша бабка, дома была я одна, привезла с собой мешок картошки. И спрашивает меня: «Кира, а когда придет твой муж? Мне картошку на балкон затащить нужно…» Я сказала, что он сегодня не придет. Но вот откуда взялась вместо мужа Наташа я ей говорить не стала. Наташа работала допоздна и следующие две ночи о ее существовании Анна Ивановна и не подозревала. На третий день я решила переехать пожить на Варшавку, к двоюродной сестре моей подруги из Абхазии, которая жила со своей мамой и братом. Девочки остались с Анной Ивановной, обещав съехать через неделю. Посреди квартиры стояли мои чемоданы, которые всем мешали. Бабка начал просить, чтоб я их забрала. Вике и Наташе ничего не оставалось делать, как соврать, что с мужем я развелась, жить мне негде и чемоданы тащить, соответственно, тоже некуда. Анна Ивановна была добрая старушка и разрешила мне оставить на время вещи у нее. Через месяц Наташа ушла жить к своей подруге, Вика осталась у Анны Ивановны. Мне ничего не оставалось делать, как идти к бабке и сознаваться во вранье. На благо, она оказалась женщиной с юмором, посмеявшись, согласилась, чтоб мы с Викой жили у нее.

Тут хочу обратить внимание, что все эти мои переезды произошли в период с февраля по октябрь 2004 года. Под конец я так устала от бесконечной распаковки и упаковки вещей, что уже вытаскивала из чемодана только самое необходимое. Остальное так и лежало в нем.

Как то в январе Вика поехала в отпуск домой, Анна Ивановна отправилась в санаторий. В квартире я осталась одна. Прихожу с работы, а у нас сломан замок, в квартире побывали воры. Перековыряв все вещи, раскидав фотографии, они хотели найти деньги. Но, видимо, воры были новичками… Выкинув вместе с моими вещами из шкафа вместе с косметичкой все мои деньги, нашли отдельно лежавшую тысячу, взяли ее. В бабкиной комнате не нашли никаких денег, сперли ее старую шапку и коробку конфет. Здесь напрашивается вывод: храните деньги на балконе в кастрюле, как это делала Анна Ивановна!

С Анной Ивановной жили мы дружно, помогли переклеить обои в ее комнате, вызывали ей врачей, т.к. она перенесла два инфаркта. Обсуждали с ней наши события на работе, хозяйка наша молодела на глазах. Опережая события, скажу, что уже прошло 6 лет, как я видела Анну Ивановну в последний раз, но мы до сих пор созваниваемся на праздники. Она говорит, что очень скучает по тем временам, когда мы с ней жили.

В апреле Анна Ивановна опять уехала жить на дачу, а наша Наташа переехала к нам до осени. За это время я успела сменить работу. Перешла работать в одну очень известную сеть супермаркетов. Занималась формированием ассортимента деликатесов. Тоска по дому докучала мне уже не так сильно… В общем, жизнь начала налаживаться.

Осенью вернулась Анна Ивановна, но иметь больше двух квартиранток она не хотела. Тут мне подвернулась квартира. Одна девушка из Нальчика искала себе соседку по квартире, и я решила переселиться к ней на Шаболовку. Ее звали Жанна. С Жаннкой мы зажили душа в душу. В будни я готовила, она мыла посуду, на выходные она придумывала завтраки, бродили вместе по магазинам. В общем, мы с ней очень сдружились. И вот тут, когда моя жизнь наладилась, когда у меня была стабильная работа, с хорошим заработком, квартира, с которой не нужно было съезжать, появился ОН.

14 февраля 2006 года в 6 утра приехал в командировку из Нальчика в Москву на 3 дня давний друг Жанны Олег. Здесь начался обратный отчет моего пребывания в Москве. Выбрав между карьерой и семьей, расставив приоритеты в моей жизни по своим местам, в октябре я уволилась с работы, вернулась в Нальчик и вышла замуж. Так и закончилось мое пребывание в Москве.

В конце хочу заметить, что мне очень везло в Москве на хороших людей, которые мне помогли найти первую работу, пусть невысокооплачиваемую, но которая мне помогла зацепиться в Москве и прожить какое-то время. Я очень благодарна людям, которые давали мне приют в то время, когда у нас были проблемы с жильем. Без всех этих людей мне было бы очень трудно, возможно я бы даже вернулась домой сразу, не прожив в Москве и 2 месяцев. Действительно, мир не без добрых людей!

Перейти в полный режим