Переезд из Барнаула в Санкт-Петербург – мечта, превратившаяся в реальность

Кто хотя бы раз в жизни побывал в Барнауле, скорее всего, слышал мнение горожан о своем родном городе – большая деревня. И доля правды в этом есть, ведь даже не смотря на ухоженные проспекты, парки, новые микрорайоны – Барнаул остается городом с гораздо меньшими возможностями, нежели даже соседние Новосибирск и Кемерово. И я с самого детства мечтал уехать из этой глубинки, и по возможности – поближе к столице. Тогда я себе и представить не мог, что мечта моя воплотится в реальность практически на все 100 процентов, поскольку переехал я … в северную столицу!

Санкт-Петербург манил меня еще со школьных лет, на уроках литературы я буквально проникался жизнью героев тех произведений, действие которых проходили именно в Петербурге. Да что там говорить, «Преступление и наказание» я и сейчас перечитываю время от времени, и после прочтения романа мысленно погружаюсь в то дореволюционное время, а для большего эффекта посещаю те самые места – мост через Екатерининский канал, Вознесенский проспект. Конечно, Петербург сегодняшнего времени не настолько грязен и убог, насколько описал его Достоевский, но пропитаться атмосферой того времени позволяет ну… хотя бы архитектура. Ну и зловонность пивных пабов стоит еще отметить.

Однако, я немного отвлекся от основной темы – собственно, сам переезд. Если в школьные годы я просто жил мыслью – я уеду отсюда, то после поступления в Аграрный университет на факультет экономики я был твердо настроен переехать жить именно в Санкт-Петербург. Передо мной стояла цель – я хочу жить в Питере! На потоке я познакомился с девушкой, которая была безумно влюблена в Петербург, ну а я был безумно влюблен в нее. Это был своеобразный пинок «под зад» — когда мечта любимого человека подталкивает твою мечту, и она начинает превращаться в реальность. И по вечерам мы начали составлять план переезда (после окончания учебы, разумеется), просчитывать все нюансы, обдумывать все ходы, благо, Питер – не большая деревня, а огромный город с огромными возможностями, и не менее огромными подводными камнями.

Начнем с того, что идея была из разряда бредовых, нужно было быть действительно обезбашенными юнцами, для того, чтобы выбрать местом будущего проживания город, в котором ни один из нас не имел ни, родственников, ни друзей, ни знакомых. Даже информацию о повседневной жизни приходилось черпать в основном из газет и журналов (доступ к различным интернет-ресурсам в те года не был столь широк). Самый основной момент, которым были заняты наши измученные головы в те вечера – сколько необходимо денег на так называемый «старт-ап». Кстати, в связи с планируемым переездом мы и решили поскромничать в отношении свадьбы – расписались, посидели дома в компании самых близких, и все – средства откладывались на реализацию самой заветной мечты!

Стоило еще вначале упомянуть, что ни я, ни моя супруга не были выходцами из богатых семей, благо, в то время, когда мы поступали в ВУЗ на престижный факультет, еще было вполне реально поступить «своими мозгами», без помощи денежных взяток. То есть, финансировать наш сумасшедший проект фактически было не кому. Я из простой рабочей семьи, супруга – из семьи педагогов, а задержки зарплат в конце 90-х – начале 2000-х, я думаю, помнят все. Жена подрабатывала на переводах с английского, я подрабатывал грузчиком по выходным, и подсобником на стройке во время сессий и каникул. Да, Барнаул как раз начал отстраиваться, и практически на каждом столбе висели объявления с предложением подработать студентам. Работа оплачивалась почасово, в основе ее лежал принцип «принеси-подай», то есть, ничего особо напряженного, но и ничего творческого. Именно в тот год, во время частых перекуров, когда каждый из подсобников мечтал о том, чем он займется после учебы, у меня и начал созревать в голове план о будущей деятельности по приезду в Петербург. Как раз тогда я обратил внимание на набиравший обороты по популярности вид предпринимательской деятельности – грузоперевозки. Я с недоумением смотрел на эти многочисленные «Газельки», подвозящие не очень объемный стройматериал к нашим объектам, и с не меньшим недоумением разглядывал в местных газетках увеличивавшееся количество рекламных объявлений по поводу тех же самых грузоперевозок.

В 2001-2003 годах много моих друзей с Барнаула пытали счастья в плане заработка в столице, и во время их коротких приездов на малую родину я с живым интересом расспрашивал их о нюансах проживания в Москве, сложности начать свое дело, укорениться и т.п. Однако все в один голос твердили – у тебя нет шансов, приятель, Питер и Москва – города, в которых поселиться совсем не просто, а уж тем более, найти свою «золотую жилку». Но эта вечное упорство внутри меня призывало меня думать иначе – мне казалось, что у большинства людей просто не так много рвения к своей мечте, потому их мечты так и остаются мечтами. Кстати, большинство из тех приятелей вернулись в родные края, а меньшая их часть до сих пор безрезультатно ездят на сезонные заработки в столицу.

Итак, с трудовой деятельностью кормильца семьи было практически решено – я отучился в одной из городских автошкол, сдал на необходимые категории, и решительно настроился заняться частным грузовым извозом в Питере. Оставалось решить, чем займется моя супруга. Полазав по доскам объявлений Санкт-Петербурга в сети, мы приняли решение, что более подходящего варианта, чем няня – в ее случае не найти, во-первых, оплата позволяла перекрыть квартплату и коммунальные услуги, во-вторых, сама деятельность почти не расходилась с ее основной специальностью.

И вот, наконец, 2002-й год – год выпуска и момент, когда мы оба в один голос произнесли – время пришло. Деньги на скромный старт-ап были накоплены, но каких усилий нам это стоило. Ведь студенческая жизнь предполагает раздолбайский образ – клубы, вечеринки, алкоголь и прочее. Чтобы не вылить наши и без того убогие капиталы в эту пустоту, мы хранили заработанные средства у родителей. Именно благодаря родным (поскольку каждая из сторон посчитала своим долгом помочь по мере возможности, добавив к нашим накоплениям некоторые суммы) мы смогли не только сберечь, но и увеличить наши финансовые запасы. И сейчас я благодарю мой тогдашний светлый разум, что я не пошел на поводу у искушения и не набрал долгов у друзей, поскольку отдавать в первый год переезда их было бы не так легко, как казалось перед отъездом.

По инструкции, полученной от знакомых «пробивали» квартиру. То есть на первое время искали «наобум», простое рабочее общежитие, с неприхотливыми условиями, так сказать – «на время», до лучшего варианта. Вещей с собой брали по минимуму, опять же, до тех пор, пока не найдется лучший вариант проживания. Мы искали недорогую комнатенку в общежитии, ведь нам предстояло заняться еще поиском работы, стало быть, в целях подстраховки было необходимо оплатить как минимум 2 месяца проживания в комнате. К счастью, это была первая половина лета, и найти комнату в общежитии во Фрунзенском районе, то есть, совсем не далеко от центральной части города. Сейчас меня спрашивают, в настоящее время смог бы я повторить такой обезбашенный поступок – и я, задумчиво улыбаясь, отвечаю – это уж вряд ли… Хотя кто знает, если бы я тогда остался в своей «большой деревне», наверное, так и продолжил бы свой путь по строительным шабашкам, и возможно «дошабашился» бы до какого-нибудь прораба.

До переезда в Петербург мне приходилось ездить в дальние поездки всего 2 раза – в Ростов, и в Екатеринбург. Оба раза – поездами, и в купейном вагоне. Поэтому и с женой решили брать купе, несмотря на почти вдвое меньшую стоимость билета в плацкартном вагоне. Родители постарались затарить нас не скоропортящейся провизией – в основном домашней тушенкой и различного вида консервированием, поэтому багаж наш почти соответствовал норме, предусмотренной правилами проезда, то есть, почти по 36 кг «на душу». Благо, комнату обещали с минимальной мебелировкой (диван, стол, стулья и шкаф).

Поездка началась с проблем, вызванных габаритами нашего багажа. Дело в том, что места нам попали верхние, а значит, все наши узелки предстояло впихнуть в верхние багажные ячейки, расположенные над дверями купе. Это оказалось довольно проблематично, а попутчики наши – семейная пара, державшая путь на Белоруссию, не желали войти в положение, но к счастью проводник оказался гораздо человечнее, и предложил нам поменяться местами с семейной парой из соседнего купе, в результате чего нам достались одно верхнее и одно нижнее места. Я бы не сказал, что багажный отсек под нижней плацкартой намного больше, но все-таки нам в «бонус» попадало также пространство под столиком купе, а это, как-никак – еще одна сумка.

Время в пути пролетело незаметно, тем более, соседи наши – два молодых паренька — постоянно отсутствовали. Подозреваю, что пропадали они либо в вагоне-ресторане, либо в одном из соседних купе, «в гостях» у новоиспеченных знакомых. У нас была возможность нормально поспать, не подскакивая при попытке попутчиков перекусить за столиком. Единственное неудобство – во избежание пересадок с таким количеством багажа, нам пришлось ехать в беспересадочном прицепном вагоне «Барнаул-Санкт-Петербург», а значит, на перецепных станциях торчать чуть ли не по 2 -3 часа, в ожидании, пока нас прицепят к хвосту какого-нибудь попутного состава. А мне еще с детства кажется, что время летит быстрее именно в движении. Даже по ночам я просыпался и не мог уснуть, если поезд слишком долго находился без движения на одной из станций.

Чем дальше мы отъезжали от Алтая, тем чаще билось сердце в груди. Неизвестность, ожидавшая нас там, в северной столице, пугала, и одновременно манила. Мы не знали, что будет с нами там, на новом незнакомом месте, но мы хотели, мы всем сердцем желали туда попасть. Малую родину мы покидали почти без сожаления. И самое интересное – попутчики, и даже проводники и проводницы с интересом расспрашивали нас, с какой целью мы едем в Петербург, да еще с таким солидным багажом. Мы не вдавались в подробности всего, но основной мыслью делились – мы переезжаем на постоянное место жительства. И любопытная аудитория просто удивленно пожимала плечами, недоумевая как вот так просто можно сорваться и куда-то переезжать. Кстати, меня не менее удивило то количество наших земляков, которые ехали в Петербург на вахтовую работу, в основном, на строительство мостов. Это были в основном мостотряды из Барнаула и Заринска. Они были абсолютно спокойны, поскольку знали, куда едут, зачем едут, что они там получат. Их спокойствие закреплялось солидными дозами алкогольных напитков, которые они употребляли на протяжении всего пути. Странно, но транспортная милиция, шмыгавшая по вагонам туда-сюда, именно на мостотрядовцев не обращали внимания. Зато без сожаления высадили одного мужчину, в буквальном смысле утыканного татуировками по всему телу, за то, что он немного грубовато обмолвился об одной из попутчиц из его купе.

И вот, спустя почти трое суток езды, Питер встретил нас хмурым небом, прохладным моросящим дождем (после алтайской жары он чувствовался особенно холодным), а так же бешеной волной суетной толпы людей – это мне тогда, после «большой деревни» так казалось. Впоследствии мне приходилось множество раз посетить Москву – вот там действительно бешеная толпа вечно куда-то спешащих людей. Однозначно, жизнь в Питере гораздо размереннее и спокойнее, нежели в столице. Но на первый взгляд мне показалось именно так – стоит засмотреться в сторону, и тебя просто снесут с ног. Опять же погода совсем не настраивала на оптимистический лад, и первой моей мыслью после того, как мы вышли на привокзальную площадь, было – «зачем же я сюда приехал», «сидел бы себе в своем спокойном Барнауле». Но сдавать назад было уже поздно. Я почему-то представлял, что в день нашего приезда в Петербурге будет погода, подобная описанию Достоевского – пыльный, жаркий день, вялые от жары люди, раскаленный асфальт…Тем не менее, город произвел впечатление именно Питера из современных криминальных сериалов.

Мы взяли такси. Да, а куда же с таким багажом в метро? К моему удивлению, рабочее общежитие было не настолько обшарпано, как я привык видеть у нас в Барнауле, и совсем не «хрущевка», а 12-тиэтажная «общага» из красного кирпича с множеством маленьких окон (видимо на фоне 12-тиэтажной высоты окна казались такими маленькими). На входе все цивилизованно – охрана, «вертушка». Администраторша расправилась с нашим поселением в какие то 20 минут, и опять же удивив меня своим отношением к заселяющимся жильцам. В своей «большой деревне» я привык видеть на вахтах остервеневших «очкастых» старушек, с которыми трудно было общаться нормальным языком. Нет, попавшаяся нам старушка довольно вежливо объяснила нам элементарные правила проживания, предупредила о последствиях нарушения этих правил, дала несколько практических (а главное полезных) советов, и даже проводила нас до комнаты на 7-м этаже.

Комната оказалась довольно просторной – почти 18 квадратных метров, был свой балкон, но, как и следовало ожидать, не было туалета и ванной. Хотя это, по правде говоря, нас это совсем не расстроило. Из обещанной мебели было все – диван (это порадовало, поскольку отпала необходимость тратиться на матрац), стол, 4 стула и довольно вместительный шкаф. Именно усевшись на диван, и глянув на хмурое небо за окном, я понял – наконец-то я в Питере! Я живу в Питере! Пусть пока еще не в своей квартире, пусть не легально, но я уже часть этого огромного мегаполиса. Маленькая часть. Судя по глазам супруги, она испытывала примерно те же чувства, что и я. Старт дан, и давать по тормозам уже не следует.

Несмотря на усталость, спать совсем не хотелось. Хотелось начать жить, начать действовать, что-то предпринимать. Почувствовать себя полноценным петербуржцем, хотя я и осознавал, что до момента, когда я смогу считать себя таковым, еще ой как далеко! Именно поэтому первым делом я выбежал в ближайший киоск и закупил целый ворох газет типа «Из рук в руки» и «Работа и учеба». Вечер прошел в подчеркивании ручкой подходящих объявлений о работе (поскольку комната нас пока устраивала, мы решили не тратить время на поиски другого жилища, тем более, комната была уже оплачена на 3 месяца). В 2002-м году мобильники (я имею ввиду — полноценную GSM связь) только начали входить в привычный быт наших сограждан (по крайней мере, у нас в Сибири), и потратиться на такую роскошь сразу мы не могли себе позволить. Поэтому на следующее утро я оккупировал телефон-автомат, расположенный у общежития, вместе с газетками с обведенными объявлениями. Работа жене нашлась без особых проблем, и довольно быстро. По всей видимости, сыграло решающую роль образование. Образованные няни во все времена пользовались спросом у работодателей. Мне же пришлось изрядно попотеть, бегая на собеседования, поскольку на мою вакансию (шофер в фирму грузоперевозок) необходим был стаж, а я его, как известно, не успел «нажить». И высшее образование в данном случае не играло важной роли.

Жизнь в городе – мечте оказалась совсем не сказкой. И пусть я был к этому готов (трудами подготавливающих меня друзей), иногда приходилось просто локти кусать от досады. К зиме мы сменили 2 места временного проживания. И если жене с работой повезло (не столько с зарплатой, сколько со стабильностью и спокойствием), то мне приходилось перекочевывать из конторы в контору, хотя в этом был свой плюс – опыт и стаж, а так же своеобразная школа. Да, я схватывал на лету все нюансы, которые было необходимо знать для того, чтобы начать свое собственное дело.

Еще хотелось бы сделать небольшое отступление по поводу «белых ночей». Только после переезда в Петербург я понял истинное значение этого слова. Ночи оказались не такими шикарными, как я их представлял, ведь я с детства тяжело засыпаю, если на улице не достаточно темно. И вот в этот период «белых ночей» в Северной столице нам приходилось завешивать окна плотными шторами, дабы обеспечить «нормальную ночь» вокруг. Зато по ночным сменам сей фактор был довольно-таки удобный.

Можно бесконечно описывать тяжелые будни первого года нашего пребывания в Питере. Но мне кажется, важнее все-таки результат – мы смогли добиться цели. Ведь нашей целью не было нажить большие капиталы, иметь шикарную квартиру в центре Питера и дачу в одном из элитных коттеджных поселков в Приморском районе. Мы хотели жить в Питере! И мы в нем живем. У меня таки получилось начать свое дело, благодаря системе кредитования малого бизнеса. И пусть сначала я был всего лишь ИП с одной «Газелькой», в которой приходилось порой чуть ли не жить, но сейчас моя фирма разрослась до собственного офиса и парка в 4 грузовых автомобиля различного профиля, а так же, обеспечивать стабильной работой небольшой штат сотрудников. Жене таки удалось устроиться преподавателем в общеобразовательную школу, то есть, работать по душе. На квартиру даже в черте города мы не накопили, ипотеку брать не получится, зато купили участок под строительство за городом, на Всеволожской стороне, и начать стройку собственного дома. Кроме рабочего парка автомобилей, мы с женой имеем две собственные легковушки, пусть и подержанные, зато в отличном состоянии. Здесь в Питере родились наши дети – старшая дочь и младший сын. И все мы – законные жители этого города, о котором мы с женой мечтали с детства. Вот результаты за 10 лет, прожитые тут. Не бесцельно прожитые, я думаю.

Напоследок, хотелось бы сказать – если мечта подкреплена огромным желанием, рвением, упертостью – она обязательно окажется реальностью. И сложности, возникавшие на пройденном пути, только подстегивали нас. Такова история переезда моей тогда еще маленькой семьи из небольшого провинциального города в культурную столицу. Мечта? Возможно! Но мечта, осуществившаяся, благодаря величайшей силе воли, подстегнутая необъятным желанием изменить образ жизни и место проживания.

Перейти в полный режим