Переезд в Сочи из Томска

Начало

Двадцать лет своей жизни я прожил в Томске. В самом центре Сибири. Нельзя сказать, что у нас был фешенебельный район. Обычный квартал недалеко от центра. Раньше здесь жили представители местной интеллигенции, потом, когда рынок недвижимости стал по-настоящему рынком, заселились всякие разные люди.

Одними из таких разных людей были мы – семья Быковских. В узких кругах жителей Томска наша фамилия достаточно широко известна. Я сейчас говорю о пожилых научных работниках. Мой прадед, а затем и дед трудились тут, можно сказать поднимали с колен институт инженеров транспорта, который в 1961 году переехал в Омск. Следом за институтом уехали и дед, и прадед. Дед Семён в ту пору был молодым преподавателем, а прадед работал деканом Электромеханического факультета. В Омске они прожили двадцать пять лет. Там родился мой отец, там же он окончил университет, познакомился с матерью и т.д. и т.п. По распределению родители, получив дипломы, уехали работать в Казахстан. Прадеда к тому времени уже не стало, а дед дорос до должности заведующего кафедрой. Он был очень уважаемым человеком в научных кругах Омска, рассматривался даже как первый кандидат на роль ректора. К сожалению, кроме деда, возглавить ВУЗ планировали и другие люди, которые хотели, не только блага своёй alma mater, но и власти себе лично. Дедушка, увы, не обладал хваткой циника и карьериста. Подковерную борьбу он проиграл более цепким конкурентам. Казалось бы ну и что? Надо дальше работать, как раньше. Дед так и хотел, но победители не дали этого сделать. Они выжили профессора из стен родного института. Я не буду описывать всю ту грязь, с которой столкнулся Семён Михайлович, но итог был таков,  дед решил вернуться в родной Томск, чтобы преподавать спокойно и наслаждаться старостью.

В его случае отдохнуть можно было только став пожилым человеком, вернее признав себя им. Только со стороны кажется, что жизнь преподаватели или  научного работника похожа на нож, разрезающий плавленый сыр. Все неспешно, все спокойно, без подводных течений  и камней. На самом деле этот хлеб очень нелегок. Чтобы учить, во-первых, надо быть мастером, а, во-вторых, обладать стальными нервами. Кроме прочего необходимо постоянно поднимать свой уровень, занимаясь научной и методической работой. Кому будет интересен преподаватель, который не идет вперед, не развивается? Дед всегда учился вместе со своими учениками. Когда новый ректор снял его с должности заведующего кафедрой и запретил читать лекции, он на следующий день написал заявление. Через неделю его не было в Омске. Семёна Михайловича настолько довели горе-руководители, что до конца своих дней он ни разу не приехал в Омск, хотя там осталось много родственников. Он даже не ездил на свадьбы к своим внукам и на юбилеи к племянникам и брату. Я очень отчетливо помню, как мы ехали с дедом на поезде в Москву и остановились на Омском вокзале. Дедушка даже не вышел на перрон. Всегда разговорчивый он замолчал на подъездах к городу, лег на полку и отвернулся к стене. Вот так можно достать человека. К чему я всё это рассказываю? Если бы ни дед, если бы ни его демарш, то мы бы никогда не очутились в Томске, а я бы появился на свет в Петропавловске и тогда, наверняка, никакого переезда бы не было.

Томск

Дед переехал в Томск уже достаточно не молодым человеком, вдовцом. В городе осталось несколько старых знакомых, там трудились несколько учеников. Разве это общество? Человек на старости лет остался один-одинешенек в чужом городе. Сначала он искал утешение в новой работе, в новом университете (его взяли доцентом в Томский политехнический институт). Когда дед освоился, то затосковал, начал часто болеть. Организм был уже не тот, что в молодости, с былыми нагрузками он не справлялся. У Семёна Михайловича развилась депрессия. Тогда-то мои родители, удрученные самостоятельной жизнью в Казахстане, решили переехать в Сибирь. Мама, как говорится, уже была на сносях мной.

В роддоме имени Семашко города Томска я появился на свет. Оттуда меня принесли домой, в блочную хрущевку на улице Крылова. До революции, а может чуть позже и после нее,  наша улица звалась Монастырской, благодарю мужскому монастырю, который раньше на ней находился. В советское время монастырь разогнали, лет двадцать назад, немного погодя после моего рождения, его вновь отдали церкви. Сейчас он называется Богородице-Алексиевский мужской монастырь. С юных лет мы привыкли к монахам, которые в нашем районе были обычным явлением. Мы с ними даже общались. Тогда в школах, как сейчас, никто и не думал преподавать религию, богословие. Дети и о библии знали просто лишь то, что она есть. Нам же монахи рассказывали много интересного и о жизни Христа, и о Новом Завете и о Старом. Родителям, в ту пору тотального безденежья, приходилось очень много работать, времени на воспитание детей практически не оставалось. С этим, на самом деле, и связан рост детской преступности в России в конце 90-х и начале 2000-х. Нам же о добре и зле говорили монахи. В это сложно поверить, но мы относились к ним не скептически, а слушали, разинув рты. Монахи даже не пытались завербовать нас. Никто из дворовой компании в итоге не стал ни священником, ни монахом, ни богословом. Мы просто знали, что такое хорошо и что такое плохо. Главное достижение – что никто до сих пор не имел проблем с законом и все выросли, в целом, порядочными людьми.

Вообще у нас был, да и есть, уникальный район. Наша улица Крылова в длину имеет ровно один километр. Начинается она от площади Батенькова и тянется на юго-восток, совершая несколько небольших поворотов. Концом улицы великого баснописца является Новособорная площадь, вернее ее северный вход в Городской сад. Так уж повелось, что в нашем районе испокон веков жили различные интеллигенты, белая кость. Самым плохим домой на всю улицу Крылова слыла наша пятиэтажная хрущевка. Удивительно вообще, как она попала в этот ретро-район с домами сталинского или даже дореволюционного времени постройки. О нашем доме рассказывать особого смысла не имеет, он как и миллионы других хрущевок по всей стране, хорошо известен любому обывателю.

Другое дело Сталинки. Это настоящее величие советской архитектуры: эркеры, огромные окна, высокие потолки, толстые стены, перекрытия, правда, деревянные, но и это не беда. Заходя в такой дом (я часто бывал там в гостях у друзей) оказываешься в другом совершенно мире, неизвестном и таинственном. Когда я смотрю на сталинские дома, но невольно ловлю себя на мысли, что кое-что в Советском Союзе было хорошим. Например, эти дома. В середине 90-х, так называемые новые русские прознали об удобствах сталинок, о том, что там могут встречаться два санузла (их можно сделать благодаря тому, что в каждой квартире по два стояка воды и канализации), в квартирах можно обнаружить свой личный мусоропровод и много всего другого. Подкупали, кроме прочего, еще и великолепные планировки. Новые русские, правда, ломали стены, как им вздумается, из-за чего на некоторых домах появились трещины. Во дворах эти люди ставили свои джипы с громогласными сигнализациями. Ночами они могли слушать музыку или приводить к себе в гости сомнительных личностей. Конечно, мы не вправе осуждать такой образ жизни, но старый Томск умер именно на моих глазах и именно на нашей улице. Она как-то дольше остальных держалась не пуская чужаков. Мы жили в своем мире, полном книжек и игр. Представляете, у нас на районе вплоть до середины 2000-х не было даже компьютерного клуба. Не потому, что Томск отсталый, совсем нет. Просто, по счастливой случайности, никто его не делал, никому это было не надо и мы, получается, росли совсем с другими интересами. Сейчас дети, выросшие в 90-е и начале 2000-х вспоминают о бандитизме, подростковых бандах, драках район на район, школа на школу. Да у нас даже в туалете никто не курил. Мы, как культурные дети, ходили за школу, в соседний двор. Я до поступления в ВУЗ ни разу не сталкивался с рэкетом. Разумеется, мы дрались, но это были честные поединки. Никакого беспредела. Даже новые русские, на своих навороченных машинах не смогли разрушить идиллию нашего района. Вот в таком удивительном месте я вырос.

Томская зима. Я - крайний слева

Томская зима. Я — крайний слева

О Томске без купюр

Томск – самый нетипичный сибирский город. Это настоящая Европа, по какой-то причине оказавшаяся за Уралом. Возможно, дело в том, что здесь было достаточно мало ссыльных, а все больше купцов? Не знаю. Город богатый, во всех отношениях, как внешне, как внутренне, так и исторически. Лучше всего о здоровье любого города говорит его сфера образования, здравоохранения и правопорядка. В Томске в больницах есть wi-fi. Я уехал из города в 2012 году и уже давно не помню, чтобы находясь в лечебном учреждении, мой телефон не нашел одну или даже несколько сетей. Внутреннее устройство клиник похоже на больницы из сериалов, Интерны или Доктор Хаус. Нет советского наследия в виде толстых теток, которые с криком, порой бесцельно, носятся из кабинета в кабинет, создавая видимость работы. Никто не кричит на тебя на входе: «Что слепой? Таблички не видишь? Давай десять рублей, я тебе бахилы выдам». Wi-fi есть в троллейбусах даже. Местное троллейбусное депо таким нехитрым маркетингом ходом привлекло к себе новых пассажиров, которые раньше, при прочих равных выбирали маршрутное такси. В отличии от маршруток троллейбус гораздо удобнее. К тому же в Томске они почти все новые.

Конечно, сумасшедшие водители газелек быстрее довезут вас до нужного места, но и опасность такой дороги никто не отменял. Маршрутки бьются на каждом углу. Зачастую они берут пассажиров стоя. Иногда на сидении для трех человек умещается четверо. В итоге всем неудобно. Разумеется, можно никого не пускать, пусть стоит человек, но ведь когда-то так же будешь стоять и ты, и ведь приятно, когда предлагают присесть. Вот поэтому и ютимся, как воробьи на жердочке. Другое дело – троллейбусы. Там ты чувствуешь себя человеком, если даже и стоишь, то, не согнувшись в три погибели, а в полный рост. Под стать троллейбусам и томские трамваи, wi-fi там, правда, еще не везде, но в скором времени обещают поставить на каждый вагон. В общественном транспорте принято платить на выходе. Такого пережитка, как кондукторы – нет. Лично я, за много лет пользования троллейбусами, автобусами и трамваями, всего несколько раз видел, как человек убегал не заплатив. Бьюсь об заклад, что настоящий томич так никогда не поступит, это приезжие. Не так давно я задумывался, о статусе горожан. Складывается впечатление, что жители Томска такого же мнения о себе, как, например, петербуржцы, только они более скромные и не выставляют это на показ. Настоящий томич очень приветлив, улыбчив, воспитан и сдержан. Если вы решите переехать в Томск, то волей-неволей придется подстраиваться под этот портрет.

Не слукавлю, если скажу, что дороги в Томске ужасные. Наверное, это один из главных минусов города. Городские власти, возможно по разнарядке сверху, не ходят укладывать в Томске нормальное дорожное покрытие, а год за годом кладут асфальт. АСФАЛЬТ НЕ ПРИГОДЕН ДЛЯ СИБИРСКОГО КЛИМАТА!!! Об этом было уже столько сказано разными видными деятелями, что уже можно было понять. У нас слишком большая в течение года разница температур. Зимой столбик термометра может опуститься до сорока градусов ниже нуля, а летом несколько недель стоять выше тридцати градусов. От такого климата кони дохнут, люди неважно себя чувствуют, а тут асфальт. Да что с него взять? Конечно, он лопается, трескается и разлетается во все стороны. Оттого и дыр в дорожном полотне так много. Уложили бы бетон – не было бы столько проблем. Не пришлось бы каждый год ставить заплатки. Разумеется, идеальным вариантом выглядит мощенная мостовая, но откуда столько денег у Томска? В былые времена мостовые в городе были. На самой заре городской истории, когда в этой местности свою силу набирала сибирская золотая лихорадка. С тех пор в некоторых районах города еще можно найти старые булыжники, но все-таки повсеместно их вытеснил асфальт.

Томская грязь отличается от российской. На большей территории страны она вперемешку с песком или глиной. Здесь же грязь идеально черная, оттого очень липкая и вязкая. Грязь заполняет собой ямы, которые не видно после дождей (их в Томске достаточно много) и всё, здравствуй СТО, чините нам машину. Небольшие городские автомобили в непогоду ломаются на раз-два и все это, зачастую, из-за дорог ненадлежащего качества. Благо, что в автомастерских цены достаточно демократичные. В соседних Красноярске и Томске ремонт обошелся бы гораздо дороже.

Местная архитектура не соответствует дорогам. Да даже уровень развития инфраструктуры не соответствует дорогам. Им ничего не соответствует. Безобразный асфальт окружает великолепные старые дома и красивые парки. К счастью, эра советского типового жилья, а затем и российского типового жилья, для центральной части города уже в прошлом. Блочные микрорайоны возводят на окраинах, что не портит архитектурного стиля. Те новостройки, что все таки удается пристроить в центре, соответствует наследию, оставленному предыдущими поколениями.

Когда я был студентом и принимал участие в организации научной конференции, то занимался вопросами встречи и расселения гостей. Один из пунктов моей программы для иногородних была экскурсия по городу.

Было очень приятно смотреть на восторженных ребят из Екатеринбурга, Новосибирска, Самары, Ростова-на-Дону, которые говорили: «А мы думали у вас здесь деревня, а тут город настоящий». Каждый второй дом в исторической части Томска – это памятник архитектуры. Еще сохранились деревянные памятники русского зодчества, древняя крепость, помнящая смелый поход Ермака Тимофеевича. Да и советской архитектурой полюбоваться можно – театром драмы или кинотеатром «Киномир». Настоящее могущество, выполненное в камне. Очень красиво.

Со всеми современными городскими атрибутами в Томске тоже полный порядок. Как говорится, не одной архитектурой едины. Есть и кафе, и бизнес-центры, и до сих пор работающие промышленные предприятия. Отдельного упоминания достойна Томская нефть. Многие нефтяники хотят работать именно здесь, чтобы получать хорошие деньги, но в тоже время не быть в отрыве от цивилизации. Томск – город студентов. Сюда съезжаются учиться ребята со всей Восточной Сибири. Такой статус, как студенческая столица Сибири, очень почетен для города, поэтому для молодежи создаются все условия. Есть и различные социальные программы, социальные карты, формы материальной поддержки и многое другое. Несмотря на то, что население в городе достаточно молодое, в Томске не хватает ночных клубов. С этим, если честно туго, но летом в окрестностях проводятся большое количество опен-эйров, работают открытые кафе с танцполами, люди, как могут, пытаются исправить ситуацию.

Почему я решил покинуть Томск?

Лучше Томска за Уралом города нет, это я вам вполне авторитетно говорю. Еще будучи студентом я достаточно много поездил по России. Был и Москве и в Казани и во Владивостоке. ВО всех этих городах есть свой внутренний шарм. Скажу больше, они мне даже нравятся, но сколько бы я не находился на чужбине, я все время мечтал о родном Томске. Он устраивал меня по всем статьям. Что-то изменилось лишь в 2009 году, когда я, как всегда, заранее закрыл сессию и поехал откатывать часы проводником. До того года я катался уже два сезона. Работа мне в целом нравилась. Она предусматривает личностный рост и дает необходимый для юного человека опыт. Во-первых, проводник должен быть ответственным, во-вторых, ему приходится общаться с людьми, а они, как известно бывают разные. Трудности бывали каждый день, собственно как  и интересные собеседники. Кто-то говорит: «Фу, грязное белье в тюках таскать, пол мыть, да быдло успокаивать. Это не для меня». Каждому свое. Только вот всем этим людям, вертящим носом, хочется сказать: «Это Россия. Россия не в ресторанах и ночных клубах, она каждый год ездит в плацкартных вагонах».

Что-то я немного отвлекся. Тогда, в 2009, отъездив свою норму проводником, я отправился в Сочи, строить олимпиаду. Году в 2006 в России стали поднимать движение строительных студенческих отрядов. В него мы и попали. От Томска до Сочи ехать 3,5 суток. Я думал, что это ерунда, ведь на моем веку была поездка во Владивосток, а это, как не крути больше, пусть мы из Новосибирска ехали, а не из Москвы. Сразу хочется сделать одну ремарку. Президент дал добро на участие студентов в строительстве Олимпиады, но он не проверил, как это участие организовывается. Мы были первопроходцами. Наверное, специально для нас, с какого-нибудь заброшенного тупика достали древний-придревний плацкартный вагон. Я такие раритеты не видел уже много лет. Тогда же нам предстояло ехать на нем трое суток. Проводником я обычно работал или в новых плацкартах (да-да, такие у родного ОАО РЖД тоже есть) или в купе. Тут же нам достался вагон без кондиционеров, но с щелями. Из щелей дуло, но почему-то свежо не становилось. Мы задыхались всю поездку, во всем вагоне стоял смрад. Просто большинство ребят, поехавших в Сочи, впервые оторвались от родителей. Свобода опьянила их. Хотя и алкоголь опьянил их тоже не слабо. Наш казантип на колесах, периодически доводящий проводницу до слез, медленно, но верно двигался на юг. Потенциальным соседям повезло, что под студентов выделили отдельный вагон. Иначе спокойно не было бы никому. Проводники, как могли, пытались подхалтурить и провести зайцев. У нас были три свободные полки, которые периодически кто-то, да занимал. Этим людям было несладко. Особенно, двум девушкам, севшим под Самарой. Бедняжки попали сразу под такой пресс мужского внимания, которое вряд ли кто-нибудь им в жизни вообще когда-либо оказывал. А что вы хотите? Молодые организмы. Кровь играет. Слава Богу,  ничего серьезного в этой поездке ничего опасного не произошло и мы успешно добрались до Сочи.

Одно из первых пришествий в Сочи еще в строительных отрядах

Одно из первых пришествий в Сочи еще в строительных отрядах

История любви

Сочи просто ужасен. Я не был там до начала строительства Олимпиады. Как-то проводником приехать не получалось, а отдыхать мы все чаще ездили на Алтай или Байкал.

Сочи образца 2009 года напоминал мне Мехико. В мексиканской столице я тоже не был, но смотрел про нее много фильмов и даже читал кое-какие книги. Мехико – грязный, жаркий, пыльный город, наполненный шумными людьми. Уж не перепутали ли авторы статей и фильмов столицу Мексики и наш город на юге Краснодарского края? В Сочи сейчас просто невыносимо. Сейчас там еще хуже, чем тогда. Море стало только грязнее, собственно как и воздух. Каждый день по автодорогам летают уазики грузовики. От пыли тяжело дышать. Шашлык в прибрежных районах стоит около 150-200 рублей. Ладно бы это был большой шашлык, так нет, он вполне обычный. Как-то более-менее помогает держать цены на уровне Магнит, сеть супермаркетов. Зачастую продукты в них дешевле, чем у уличных торговцев. Не смотря на все проблемы, которые я увидел в Сочи в 2009 году, я вернулся туда в 2010 и в 2011. Три года я, еще учась в университете, строил Олимпиаду. Сначала укреплял береговую линию, а потом возводил линии электропередач. Вопреки расхожему мнению больше всего мне понравилось работать с бригадой дагестанцев. Многие из этих ребят воевали во времена чеченских войн, причем воевали по разные стороны баррикад. Никто ни на кого не сердится. Надо было как то кормить семьи, делали это как могли. Сейчас, кстати, дагестанцы практически не числятся в бандах вакхабитах. Горцам дали работу. Они могут за точно такие же деньги теперь трудиться на благо России, а не против ее. Во время первой поездки в Сочи я понял, что кавказцы вполне адекватные люди. Их бояться не надо. Встречаются, конечно, неприятные личности, но где, скажите, их нет? Из всех кавказских наций наименее по душе мне армяне. От них больше всего шуму. Лично мне, обычно, не нравятся шумные люди, они заставляют настораживаться, быть начеку, что в свою очередь вызывает дискомфорт.

Как я решил переезжать

С личной жизнью в Томске у меня особо не клеилось. Разумеется, я пользовался определенной популярностью у дешевок, но так чтобы раз и навсегда, чтобы втрескаться по уши, такого не было. С одной стороны это плохо. Все-таки хочется, чтобы рядом был понимающий верный человек. С другой стороны – сам себе хозяин. Не надо ни от кого зависеть, ни под кого подлаживаться. В 2011 году я, получив диплом, ненадолго съездил в Сочи и ушел в армию. Из армии меня никто не ждал. Родные, конечно, ждали, а любимой не было. Служили мы в Якутии, близ секретного полигона, название которого выдавать не буду. Холод большую часть года стоял собачий. Выть на луну хотелось от мороза. Однажды, стоя в карауле, я твердо решил, что первым делом, когда приду на гражданку, куплю себе билеты в Сочи, бока чтобы хорошенько прогреть. Служба закончилась, я вернулся в Томск, приобрел билеты и совершенно случайно выяснил, что мой хороший друг, поехал за родителями в Сочи. Они все были строительной семье. Из поколения в поколения это передавалось, я же был экономист-программист, специалист по всяким прикладным программа. Что мне с моим дипломом делать на стройке Олимпиады? Отогнав мысли об окончательно переезде, я отправился просто на отдых. Чтобы позагорать на солнце, покупаться в море и навестить давнего друга.

Родители, видимо, понимали мои  настроения. Мне, отправляющемуся на отдых, почему-то устроили проводы. Зачем-то приехали родственники из Тайги. Советовали мне все что-то говорили, что я уже взрослый, что должен сам принимать решения и нести за них ответственность. Странно, но я никому даже про мечты о переезде не говорил. Как они узнали? Более того, я сам, стоя на Томском вокзале не думал, что останусь в Сочи на долго, что найду там работу и буду связывать с этим городом свое будущее.

Сочи глазами жителя

На самом деле Сочи для жизни подходит больше, чем для туризма. Попробуйте свернуть с туристических маршрутов и заглянуть во дворы. Какие у нас дворы! Тут же до сих пор сидят бабушки и перемывают косточки всем прохожим. Здесь играют дети и светит солнце. Кто-то утверждает, что сочинский климат вреден для здоровья. Ничего подобного, может гипертоникам и не сладко, но нам, обычным людям, все в пору. Поживите в Сибири. Потанцуйте на морозе в ожидании автобуса. Попробуйте сохранить позитивное настроение осенью или весной, когда кроме грязи ничего за окном не видно. Сложно представить Сибирь цивилизованным местом. В лучшем случае это островки цивилизации в море бескрайней тайги. Я до сих пор считаю Томск очень хорошим городом, но этого мало для того, чтобы считать его лучшим. В скором времени «понаехали» будут говорить в адрес тех, кто приезжает в Сочи. Я уверен, что центр трудовой миграции сместится из Москвы в Сочи. Если верить планам руководителей нашей страны (никакого основания им не верить нет, к тому же уступать свое кресло в ближайшее время они никому не намерены), то Сочи станет русским прототипом Лос-Анджелеса. Адлер, Кудепста, Хоста, Новая Мацеста, Сочи, Лоо. Уже сейчас эти поселки образуют агломерацию. В скором времени никакой разницы между ними мы не заметим вообще. После 2014 года Сочи обзаведется отличными местами отдыха, горнолыжными склонами, ледовым дворцом, гостиницами, бизнес-центрами. Люди со всей России отправятся туда. Лучших условий в России для фрилансеров, веб-разработчиков и иных представителей умственного и удаленного труда не найти. Если вы хотите стать сочинцем, а не носить клеймо «пришлого человека», то переезжайте сюда заранее, до Олимпиады. Я так сделал и не капли не жалею.

Ложка дегтя

Никто не спорит, что Сочи, в настоящий момент является самым перспективным городом не только в России, но и на всем постсоветском пространстве. Какая Астана? Давай до свидания, как говорят армяне из известного интернет-мема. Сочи – это будущее, это большие деньги и хорошие возможности. Неизменным спутником больших денег являются плохие люди. Обычно они стекаются туда, где эти деньги есть и пытаются разными путями там их заполучить. Сейчас в Сочи очень много краж. Воруют мобильные телефоны в общественном транспорте, на улицах у женщин выдирают из рук сумки, домушники вскрывают дома. Проблема личной безопасности тоже стоит очень остро. Разбои не редкость. Иногда на эти преступления идут люди, загнанные в угол. Обычно это те мужчины, которых по каким-то причинам уволили с работы и оставили без расчета, считай, без копейки в кармане. От безысходности они и идут на лихие дела.

Еще из Сочинских проблем я бы выделил дорогое жилье. После месячного отдыха я устроился на работу в одну строительную компанию. Должность у меня офисная. Офис находится в самом Сочи. По близости я не нашел ни одного жилья по карману. Так вышло, что сейчас с товарищем мы живем в Адлере. Платим за двухкомнатную квартиру в хрущевке 20 тысяч рублей. С коммунальными платежами выходит 24 тысячи. Каждый день, чтобы добраться до места работы я плачу сто рублей в маршрутке. Итого еще пять тысяч в месяц. Плюс обеды и питание в принципе и получается, что денег едва-едва хватает на проживание. По российским меркам мне, молодому специалисту, платят очень неплохую зарплату – тридцать пять тысяч рублей. В Томске я бы мог жить на эти деньги припеваючи, но в Сочи еле как свожу концы с концами. Сочи очень дорогой город.

Иногда он дорогой неоправданно. Да, здесь хорошие дороги, гораздо лучше Томских, но транспортные развязки оставляют желать лучшего. Дороги, используемые для строительства олимпийских объектов расширили, а о их сателлитах и дублерах не подумали. В итоге пробки бывают многочасовыми и многокилометровыми. Далеко не во всех заведениях питания есть wi-fi. Почти в каждом телефоне он есть, но далеко не везде этой услугой воспользуешься. Томск в деле информатизации ушел гораздо дальше. Может быть из минусов Сочи можно еще отметить нехватку высших учебных заведений, но сейчас эта проблема не достаточно актуально. Все-таки в Сочи в основном переезжают или вахтовики или молодежь. Выпускники школ Краснодарского края более охотно едут на учебу в Краснодар, чем в Сочи, все-таки там выбор учебных заведений в разы больше.

В Сочи приходится быть стильным

В Сочи приходится быть стильным

Sochi – city of the future

Моя семья всегда искала себе лучшее место. Именно поэтому прадед поехал в Омск, потому что знал, что именно там он сможет реализоваться, как преподаватель. Именно поэтому дед вернулся в Томск, поскольку только родной город мог успокоить его и уберечь от переживаний. Родители переехали к деду, чтобы вместе пережить трудный этап жизни и т.д. Мы всегда выбирали, где лучше и как лучше. Почему то я лучшим местом, в настоящий момент, чувствую Сочи. Это город будущего. Надпись на популярных футболках абсолютно права. Здесь чувствуешь оптимизм, будущее, перспективу. Приезжайте в Сочи, погуляйте по ночному городу и вам никогда не захочется отсюда уезжать.

Перейти в полный режим