По маршруту Псков — Судак: рассказ длиной в три дня

Поездка в отпуск на автомобиле для пассажира, расслабленно созерцающего мелькающие за окном пейзажи, зачастую кажется скучной и однообразной. Однако, если человек пересядет на место рядом с водителем и возьмёт на себя обязанности «штурмана», то он без труда увидит жизнь «бурлящую» на дороге, но до этого негласную и скрытую от его взгляда.

Именно на дороге, по «копеечке», зарабатывают различные торговцы и набивают карманы гаишники; создают заторы дорожные рабочие, постоянно снующие между красно-белых «колпаков»; дальнобойщики по дешёвке сливают топливо, покупая поддельные чеки у «чекистов» и они же сообща пытаются избежать весового контроля.

На протяжении всей дороги можно видеть кафе во всём их многообразии (от забегаловок-фургончиков до столовых), оборудованных даже солярием и теннисным залом; можно увидеть набитые до отказа мотели или полупустующие ночные стоянки. Порой всё это будто специально попадается на глаза на каждом новом повороте дороги, а иногда, наоборот, — не появляется на протяжении сотни километров.

Верный признак хорошего места для остановки в пути — скопление грузовых автомобилей на стоянке возле кафе. За небольшие деньги в таких местах можно и поесть отличный наваристый суп, который без скупости приправлен поварами крупными кусками мяса.

Однако, если решите там переночевать, то, придётся постараться выбрать удачное место для стоянки, чтобы поутру не обнаружить свой автомобиль случайно примятым фурой.

В течение многих часов поездки водитель находится в колоссальном напряжении. Поздним вечером, когда на протяжении многих километров отсутствует и намёк на стоянку, сон неожиданно заглядывает в открытые глаза, претворяясь чудовищем, так неприметно и удачно растворившимся между безликих теней машин и листвы. Сзади поджимают, ослепляя дальним светом, а обзор для обгона закрывает многотонный тент.

Начинается сплошная. За десять секунд до поворота на встречку выскакивает серебристый автомобиль с жёлтыми фарами. Отец притормаживает и берёт правее, сигналит и громко ругается. Нарушитель проскакивает рядом. А я его даже не заметила, и только сейчас начинаю понимать, что именно произошло несколькими секундами ранее, хотя ведь до этого я вовсю пыталась не упустить ничего из вида. Начинаю понимать — трасса не прощает ошибок. Трасса решает судьбу путника независимо от того соблюдает он её правила или не соблюдает. Только счастливый случай и скорость реакции (порой граничащая на пределе сосредоточенности и усталости), отточенная годами автовождения, могут помочь водителю благополучно разрешить возникшее дорожное противостояние, противостояние между столь хрупким человеческим телом и надвигающимся на него бездушным и неуязвимым металлом встречной автомобильной оболочки.

Наш маршрут на карте

Наш маршрут на карте

От Пскова до Ростова-на-Дону

В первый день пути мы преодолели расстояние почти в 900 километров, проехали протяжённую Псковскую область, её «брата» по нищете деревень — Смоленскую область, по огромной объездной дороге проехали Брянск. Наконец, оставив позади себя ночной Орёл, вымотанные, мы заночевали в первой же попавшейся на нашем пути «ночлежке», где даже не было окон (ночёвка обошлась в 300 рублей).

Угорев от духоты, раскалённой жуткого вида обогревателем, похожим на советский кипятильник, но только для воздуха, весь следующий день хотелось спать. Вследствие чего я благополучно проспала Ливны и Елец (основные ориентиры на трассе Ростов — Орёл), и, наверное, больше половины Воронежской области.

Наш дальнейший путь пролегал через Ростовскую область, вдоль украинской границы. К слову сказать, если бы мы поехали через Украину, то расстояние всего маршрута сократилось бы на 500 километров.

По обеим сторонам дороги расстилались безмятежные золотистые поля, которые словно стеной тянулись ввысь, прикрывая собой горизонт. И здесь невольно навеяло стихотворные строчки: «Ветви ждущие тянулись ввысь, будто бы дождаться поклялись. Сад тянущий ветви к небесам — ждал плодов… Каких? Не ведал сам…».

Один из дорожных указателей указывал по направлению к украинской границе — на Донецк, до которого, вероятно, было не больше нескольких часов езды.

В Ростове-на-Дону пришлось немного потолкаться в пробках, в одной из которой (на центральной полосе) комично застрял москвичонка, с внезапно отломившимся рычагом коробки передач.

Выезд из Ростова-на-Дону пролегал по мосту, который (как мы убедились на личном опыте) в народе не зря прозвали Золотым мостом. В частности, — нас остановил гаишник за якобы превышение скорости, которое даже не было подтверждено снимками с камер. Однако рассчитаться всё равно пришлось, сторговались с 3 000 рублей до 1 000 рублей.

Пробка по направлению на Краснодар (длиной в 40 км.)

Под вечер второго дня пути (на трассе Ростов — Краснодар) наше движение резко сбавило темпы в очередной пробке. На обочинах выжидающе стояли потрёпанные «девятки» и другие достижения российского автопрома. Лица их владельцев не вызывали особого доверия, а приделанные к ним на картонках надписи: «ОБЪЕЗД ПРОБКИ» — не предвещали скорой развязки.

Лунный месяц медленно и верно следовал за нами по пятам, пока не «провалился» за горизонт, нанизавшись на чёрные и тонкие силуэты деревьев. Рация не переставая трещала и хрипела, эфир был забит сердитыми басами дальнобойщиков, которые иногда перекрывались рекламой техсервисов или предложениями обновить навигатор.

Приведу небольшой отрывок разговора, услышанного по рации, опуская скверные выражения, почти через каждое слово изрядно подкреплявшие возгласы негодования.

— Я от этого моря живу недалеко и раз в три года езжу, максимум. Набери ты с собой коньячка и отдыхай в поезде. А они на машинах в эту Анапу каждый год прутся. Рабочая же трасса.
— Опять в три ряда лезут, из-за них никогда не проедем. Представь, стоишь ты в очереди в магазине за колбасой, а тут этот берёт обходит всех, становится у кассы и говорит, сейчас, мол, моя очередь.
— Давайте скинемся ментам всем, чтоб они встали тут и штрафовали москалей за хамство.
— Они и так хорошо зарабатывают на Золотом и Самарском. Лишняя работа что ли нужна?
— В России никогда нормально не будет! Когда же ремонт этот закончится?
— Им всё мало, воруют и воруют. Когда они уже нажрутся там у себя?
— Надо как в Китае закон выпустить — чтобы с расстрелом.
— Да ты шо разве ж они сами такой закон подпишут? Да никохда.
— Логично.
— *Ряд ругательств* куда ты лезешь?
— Слишь ти, за свои слова атвэтишь.
— Остановись и выйди. Я подойду, отвечу.
— Да. Давай остановись, мы тебе сейчас все вместе выйдем и ответим.
— Ребята, это же Шшуурка. Шурик. Шуриков нельзя обижать — их мало осталось. Шурик занесён в Красную книгу.
— Парни, сколько пробка ещё? Я уже три часа стою.
— Ребят потерпите чуть-чуть. После Самарского легче будет.
— Спасибо брат, удачи.
— Да что вы парни, удача у того, кто катер сопроводил на мигалках, вот у них удача.

К полуночи мы благополучно миновали Самарский пост ГАИ и смогли вздохнуть с облегчением, поскольку наконец-то в салон стал проникать воздух наполненный свежестью ночной прохлады.

Поиск дороги к порту и двадцатиминутная переправа

На рассвете нас встретили красочные пейзажи пестрящие жёлтыми полями кубанских подсолнухов. Яркое солнце делало окружающие цвета непривычно насыщенными. Радио, докучающее объявлениями о продаже квартир и сводками о текущих пробках на дороге, позволило почувствовать себя в ритме жизни Краснодарского края.

Под Краснодаром мы снова оказались в дорожной пробке. Более того, как подсказал парень из соседнего автомобильного ряда, мы к тому же ещё и ошиблись дорогой. Чтобы не потерять целый день в городских заторах необходимо было развернуться и выехать из Краснодара на Калининскую. Однако на этом участке дороги разворот был запрещён и между полосами проводились работы по установке ограждения, вырытая для этих целей траншея не оставляла и шанса выбраться из дорожной пробки.

На первом попавшемся ровном участке дороги отец всё-таки решился развернуться и выехал из толкотни. Моя душа от страха провалилась в пятки, когда позади послышался звук сирены. К счастью — погони не последовало.

Выехать на Калинискую нам помог дальнобойщик, который по рации откликнулся на просьбу провести нас следом. До переправы оставалось проехать Славянск-на-Кубани, Темрюк и деревню Старотиторовская (куда мы заехали, чтобы навестить родственницу).

К нашему радостному удивлению посадка на паром не заняла много времени и оставила после себя только приятные впечатления. Мы заблаговременно заказали электронные билеты, и несмотря на то, что приехали на день раньше отмеченного в билетах, ни у кого не возникло вопросов и возражений. Только перед въездом на паром несколько загорелых черноволосых ребят неумело прикрывая ведомую только им хитрость, поинтересовались — трудно ли нам достались билеты.

Шустро заехав одними из последних в грузовой отсек парома, мы оказались буквально у самого его входа.

Грузовой отсек парома

Грузовой отсек парома

Поднявшись по узким и высоким ступеням (ведущим к палубе), мы ощутили порывистый тёплый ветер. Остывая после пребывания в раскалённом салоне, я любовалась на удаляющийся причал.

На палубе парома

На палубе парома

Заманчивые пляжи Феодосии

И вот уже переправа и Керчь остались позади. Мы выехали на прямую трассу без какого-либо намёка на поворот. Продолжайте движение *пауза* 100 километров — не предвещающим неожиданностей прозвучал голос навигатора.
Я предполагала, что оставшийся путь займёт не больше двух часов и мы успеем приехать дотемна.

На длинном прямолинейном пути сменялись один за другим холмистые пейзажи, на склонах которых изредка встречались заброшенные домишки или полупустующие деревушки.

Один раз мы остановились у магазинчика и несмотря на очевидность того, что цены ожидались завышенными, вышли оттуда разочарованные и с пустыми руками.

Заброшенные домишки

Заброшенные домишки

Смеркалось. Справа, на фоне меркнущего заката, серебристым пятном — тянулось озеро. Слева — показалось море. В отличие от озера море будто поглощало солнечные лучи, не оставляя ни одного блика на своей тёмной колышущейся поверхности.

Смеркалось...

Смеркалось…

Вечернее побережье Феодосийского залива «пестрило» объявлениями о сдаче недорого жилья в аренду (возле берега и тому подобное). С трудом не поддавшись искушению остановиться именно там и остаться отдыхать в Феодосии, мы продолжили свой путь в неизвестность.

Дело в том, что отель я забронировала без предоплаты на booking.com, не удручая себя правилами оформления брони и поверив лишь честному заверению владельцев отеля. Безусловно, при некоторых несостыковках и с учётом дальности поездки — это вполне могло обернуться для нас определёнными сложностями. Но с другой стороны, от отеля мы почти не зависели и в случае, если бы что-то нам не понравилось — могли определиться уже непосредственно на месте.

Затяжной подъём и прибытие в Судак

Выйдя из задумчивости (привычной в поездке), я заметила, что ранее прямая трасса — петляет. В полутьме едва освещаемой узкой горной дороги крутые повороты сменялись один за другим и последующие 10 километров пути — неоправданно затянулись.

Скалы своими чёрными силуэтами обступали дорогу с обеих сторон. Темнота скрывала глубину обрывов, о которой, как и об окружающем нас пейзаже — можно было только догадываться.

Узкая дорога, состоящая, как казалось из одних кругообразных и резких поворотов, прижимала к сидениям и по инерции тянула из стороны в сторону. Мне жутко хотелось спать и от этого иногда казалось, что отец едет с закрытыми глазами, отчего я, периодически, его щипала и смешно вскрикивала. Но я знала, что папа даже и не думает засыпать, он не смыкая глаз смотрел вперёд — на дорогу.

Наконец внизу появились столь ожидаемые разноцветные огоньки города Судака, к которым вёл спуск с гор. Оставалось немного — несколько километров до адреса ул. Лучистая, дом №5. Пыльная дорога, наверное, не менявшаяся ещё с советских времён, и кружащая теперь по узким тёмным улочкам и закоулкам — превратилась в лабиринт. Окончательно заплутав — мы позвонили в отель, после чего нам показал дорогу (на своей машине) один из владельцев отеля (на удивление совсем молодой парень).

Продолжение следует…

Перейти в полный режим