Путешествие на Алтай: фототур с изюминкой. Часть 2

Начало истории можно прочитать тут.

Утро третьего дня началось кардебалетом дождя и солнца. Поднявшись в нашем лагере одним из первых, я первым делом пошел на шум. Оказалось, что в 10 метрах от аила сквозь кусты ревет Катунь. В этот год сильное половодье было от Белоруссии до Алтая. Большая вода держалась до середины июля. И в этом доминировании воды чувствовалась такая мощь, что я начал относиться к этому краю с большим уважением.

Аил. Вторая ночь

Аил. Вторая ночь

Я понимал, что особо меня ждать никто не будет и на ловлю рыбы у меня минимум времени. Поэтому, сначала скинул одежду, искупался в холодной горной реке, вспомнил про полотенце, отряхнулся (повилял хвостом) и пошел за спиннингом. Ночью я помню, что переезжали мост, но это было с другой стороны домика, поэтому стало ясно, что есть ещё приток какой-то реки. Взял свой St.Croix и форелевые блесна, пошел искать устье.

Блин, такая красота, что пока я любовался, успел сделать всего несколько забросов в перспективных местах, как услышал, что меня зовут. Чёрт, эти фотографы, мне не дают половить рыбу. Либо надо идти завтракать, либо нашли красивую локацию и надо снимать обнаженных моделей. Выбрал первое.

Пока возвращался видел множество шкодливых типасусликов. Они тырили в тарелках у соседей из мисок всё, что было не съедено и не допито, смешно озирались по сторонам и подпускали на довольно близкое расстояние, если двигаться медленно. Не вспомню, но название было у них смешное.

Вернулся к аилу. Перекус и сбор в дальнейшую дорогу. Сегодня нам предстояло преодолеть много километров, крайнюю деревню в маршруте и спуститься в 200 метровое ущелье к реке Чулышман.
Сама дорога почти до спуска в хорошем состоянии, асфальт и кроме как глазеть по сторонам, болтать о всякой чепухе и делать короткие остановки в населенных пунктах для посещения магазина, больше ничего не оставалось.

Подъезжая почти к каждому поселению, гид говорил, что всё дальше связи не будет и магазинов тоже. Это был мотиватор для покупки пива и почему-то бананов. Почему, глубоко в алтайских селах, везде продают бананы, я не стал ни у кого спрашивать. Любят, подумал, и эта теория мне понравилась.

Надо сказать, что эта часть считалась уже территорией почти малопосещаемой туристами, но всё равно, мы встретили там француза и москвича, который, как оказалось, знал нашего Гуру и типо восхищался его работами. Он же нам и сказал, чтобы вели себя спокойно и с местными не общались. Я на мгновенье вспомнил о ночном разговоре с водителем.

Вообще, нахождение всех нас в этой поездке мы пытались как-то соотнести с чем-то невероятно возвышенным.  Наше состояние всегда было, по умолчанию, наполненно глубоким смыслом уважения к этому краю. Чувствовалось, что мы никто по сравнению с могучей природой Алтая, его законов и обычаев. Мне это состояние нравилось, я готов был подчиниться этим местам и с огромным любопытством смотрел на местных людей, на их быт и образ жизни.

Здесь я начал понимать,  что эти люди по-настоящему свободны от «благ» цивилизации, они не парятся по всяким пустякам и при этом чувствуют себя превосходно. Их лица, хоть и были испещрены морщинами, но внутри чувствовалась особая, ещё не испорченная душа айфонами и Comedy Club (к последнему я отношусь очень хорошо).

Это состояние было у всей нашей команды. Я всегда негативно отношусь, например, если кто-то бросает мусор или окурок на улице. В нашей компании никому не пришлось даже замечание на эту тему делать. Все соблюдали космическую любовь к чистоте. Чего, честно говоря, не скажешь о местных. Не все из встречавшихся вызывали чувство уважения и я с возмущением наблюдал, как некоторые мужики кидают мусор на дорогу. Ёпрст, вы же живете здесь!

Наконец, закончились населенные пункты и мы поднялись на перевал. Боже мой, какая красота. Я даже запечатлел приятеля из Новосиба:

Я не буду описывать передвижение по Чуйской долине и одноименному тракту. Так как там полно туристов и особого интереса для меня такие места не представляют. Мне интересно пройти, а лучше проехать, по маршрутам не истоптанным ногами людей. Ну, разве что, самую малость.

Наконец, наш мастер поднял руку, сделал глоток Bud и молвил — стоп, снимаем. Это был знак. Знак «стоянка». Стояла небольшая фура и росло несколько деревьев обвешанных ленточками. Таких мест по всей России полно и каждый из вас их видел не раз. Дальше следовал спуск к началу спуска к ущелью и видимо туристы здесь делали остановку, вязали ленты определённых цветов: по представлению местного населения белый цвет – это светлые помыслы, благопожелания. Желтый цвет связан с землей. Голубой – вода, небо. Зеленый – природа. Многие подобные места на Алтае имеют сакральный смысл и культовое значение. Поэтому, внимательно и с уважением ведите себя в таких местах.

В этом месте я, как говорят фотографы, не видел кадра. Поэтому сделал всего несколько снимков и пошел искать ягоды рядом. Место достаточно оживленное. Машины ездили туда-сюда, многие из местных остановились и с интересом смотрели на фотосессии. Минут через 40 мы двинулись дальше. Нам предстояло увидеть места удивительной красоты.

Такого объема я еще не видел. Огромный и глубокий каньон и мы должны туда спуститься на нашем нано-автобусе.

Перед спуском

Спуск занял около 2 часов. Не понимаю сейчас почему так долго. Наверное, потому что, водитель всех выгнал и сказал, что у него сгорят колодки, если он повезет всю массу ленивых фотографов вниз. Беспокоился о нашем здоровье, не иначе.

Спустя ещё час мы приехали на довольно большую турбазу. Большую не оттого, что там много мест проживания, а по территории, которая была сильно загажена экскрементами домашних рогатых и не очень животных так, что гулять желания не возникало.

Наш 2-х местный аил для нехрапящих людей находился рядом с рекой и я естественно пошел на разведку. Мне хотелось ловить рыбу. Я чувствовал, что она есть и мы должны с ней встретиться. Тем более, все говорили, что я вряд ли чего поймаю вообще на эти всевозможные железочки и резиночки. Я должен был это опровергнуть.

Взял спиннинг, коробку с приманками и отправился на поиски перспективных мест — там где течение меняет своё направление, образуя стояки, вымоины и можно догадаться об изменении структуры дна. Там должна стоять рыба.

Но высокая вода — это всегда плохо отражается на результатах рыбалки. И рыба находится в некотором шоковом состоянии и её становится меньше на кв.кубометр воды. Я пытаюсь объяснить как можно более понятно, для тех кто хочет понять, что за бред я несу, но наверное, нет смысла. Просто слушайте.

Я шел за форелью. Почему я там её хотел найти не знаю, но думал про неё, поэтому снасти предназначались для этого хищника. Забросы приманки ничего не давали минут 20, я менял тактику и приманки и вдруг неожиданно, почти у самого берега почувствовал резкую тяжесть в рукоятке спина. Фрикцион, чуть взвизгнул, комель напрягся, но не поддался на уговоры рыбы. Поклевка была резкая, а вываживание быстрым. Было ясно, что на крючке не большой трофей. Я не мог позволить себе ошибиться и не вытащить пойманную добычу и вот на поверхности оказалась небольшая рыбина. Она действительно, была не большая и при других обстоятельствах, я бы её отпустил, как обычно делаю со всеми хищниками, которых ловлю. Но, мне хотелось похвастаться перед друзьями, я смалодушничал и бросил рыбу на берег. Грамм 700, не больше. У неё был шанс выжить, если бы следом поймалось что-то крупнее. Но, не судьба. Спустя минут 15 я услышал сигнал на ужин.

Местные, увидев у меня в руках рыбу, выразили удивление. А каково было моё удивление, когда мне сказали, что это царь рыб (по моему классификатору) — таймень. Поймать тайменя в это время года и в таких условиях высокой воды была великая удача. Я гордился. Почистил рыбу и отдал на кухню алтайцам.

Относились к нам сдержанно и корректно. Я бы охарактеризовал это поведение так. Вся обстановка и блюда напоминали совковую столовку, но мы не роптали и искали в этой каше тоже свою прелесть.

Впереди нас ждало чудо — баня на два часа.

Как-то, день назад, зашел у нас разговор о существующих мифах между фотографами и моделями НЮ. Один из них: как известно, после фотосессии все вместе идут в баню и предаются вакханалии. Те, кто так думает, я не буду переубеждать. Потому что, со стороны в этом споре не будет понятно, кто дурак.

И вот, впервые и больше такого, как в этой поездке не было никогда. Для экономии времени все пошли в баню вместе. Ликуйте! Миф осуществился. Но, только в первой части.

Утром ждал ранний подъем. Ранний в наших фототурах значит — перед восходом солнца. Время восхода и перед закатом солнца называется в фотографии «золотым часом». Это сумашедшие по своей красоте снимки из-за особого оттенка и спектра солнечного света. Если вы хотите красиво снимать на природе, обязательно пользуйтесь этим приемом.

Наступило утро. Я опять плескался в горной реке и почти опоздал на начало съемок. Когда я пришел, во всю шла фотосессия, а рядом стоял алтаец из местных. Молча. Не понятно, что творилось у него в голове. Смотрел, а потом достал телефон и начал снимать. Теперь стало понятно о чем он думал. Ему старший сделал замечание, что это не корректно и надо спрашивать. На что тот, лаконично спросил — «а вы спрашивали, можно ли снимать» и ушел. Тут я снова вспомнил про слова водителя.

Дело в том, что у коренных алтайцев в организме отсутствует фермент отвечающий за расщепление алкоголя. Они тихо и быстро звереют от 50 грамм водки. И наше русское — «давай, дорогой, по сто» в этих местах часто заканчивалось не правильным пониманием какой-нибудь шутки, алтаец разворачивался и уходил…за ружьем. Стволов у них полно, не зарегистрированных и с давних времен. Поэтому разговор короткий и часто трагический для туристов. Рекомендация только одна — никогда не угощайте местных спиртным и не вступайте в споры.

Продолжение позже.

Перейти в полный режим