Эмиграция во Вьетнам: часть вторая. Возвращение

Возвращение во Вьетнам

Первую часть моего рассказа можно почитать тут.

Признаюсь честно, волновалась я жутко. Ехали то мы в неизвестность. Да, во Вьетнаме есть родственники, и они, если надо, обязательно помогут. Но в России у нас были друзья, свое дело, какая-та определенность. А здесь — ничего. Мы решили обосноваться в Фантхьете. Там тогда только начинали строить большую туристическую зону, которая сейчас протянулась от Фантхьета до Муйне, и даже немного дальше.

Бухта Муйне

Бухта Муйне

Русские сюда стали приезжать только с 2008 года. Что стало причиной такой любви к Муйне, я не знаю. Да, здесь красиво, но море очень неласковое. Севернее есть места, где купаться можно круглый год. Здесь же постоянно волны. С октября по май — идеальное время, чтобы кататься на досках, но русских серфингистов очень мало.

Во Вьетнаме мы не стали сразу покупать дом, взяли его в аренду, в тихом местечке посередине между Муйне и Фантхьетом. Каких-то десять лет назад это было абсолютно глухое место, а теперь тут есть дороги, сады и искусственное орошение. Без него зимой все может засохнуть. Бывает, что дождь приходится ждать месяцами.

В России муж ездил на Тойоте Марк 2. Он просто боготворил эту машину. Разумеется, во Вьетнам мы перевозить ее с собой не стали, оставили сыну. Ему нужнее. Во Вьетнаме ситуация с автомобилями сложнее. Местные жители не покупают автомобили, поскольку страна все еще бедная. Содержать автомобиль дорого, а для ежедневных поездок более практичным выглядит мопед. Я первое время пугалась мопедов. Есть и дешевые китайские, за 300 долларов, есть и Yamaha, которые уже надежнее, есть и неизвестные в России марки, различные по цене и качеству.

Перед экскурсией на дюны

Перед экскурсией на дюны

В крупных городах достаточное количество европейцев, но они не рискуют садиться на мопеды. Таких четких правил, как в России, тут нет. Надо только слушаться светофора, не пересекать сплошную линию, и ни в кого не врезаться. Может быть, есть еще какие-то нюансы, но когда муж учил меня ездить на мопеде, он сказал: «Представь, что правил нет, надейся только на себя». Я вообще никогда не думала, что сяду в седло, но обстоятельства вынудили. Общественный транспорт работает плохо, а Ваня бывает занят, подвести меня некому, вот и освоила. Как говорится, глаза боялись, а руки делали. Правда, на большие расстояния я до сих пор ездить не рискую, а муж доезжал до Сайгона даже, это четыре часа езды.

Русские туристы часто берут мопеды, чтобы поездить по курорту, но ездят они очень неаккуратно. Часто бывают пьяными, поэтому от них можно ждать любых сюрпризов.

С друзьями на берегу Южно-китайского моря (во Вьетнаме его называют Юго-восточным)

С друзьями на берегу Южно-китайского моря (во Вьетнаме его называют Юго-восточным)

Когда на юг Вьетнама пришел русский капитал, когда сюда переехало несколько десятков россиян, когда стали отдыхать тысячи туристов из России, мы с Ваней стали пользоваться большой популярностью. Сейчас здесь уже есть много вьетнамцев, которые могут хорошо разговаривать по-русски, но мы были одними из первых. Некоторые владельцы кафе и ресторанов просили обучить меня персонал кулинарному русскому языку. Я целую неделю составляла карточки с самыми популярными просьбами, названиями блюд и всякими общими фразами. Теперь с нашими официантами в Муйне можно объясняться и на русском языке. Конечно, философскую беседу они вряд ли смогут поддержать, но ответят, есть или нет в заведении креветки — точно.

Заключение

С тех пор, как мы переехали во Вьетнам наша жизнь серьезно изменилась. Я работаю в туристических агентствах, иногда консультантом, иногда экскурсоводом. Стараюсь слишком много экскурсий на себя не брать, чтобы они были в радость мне, а если я радостна, то и людям интересно слушать то, что я рассказываю.

Отель в Ханое

Отель в Ханое

За одну экскурсию я зарабатываю, в среднем, 650 тысяч донгов, это чуть больше тридцати долларов. Для России деньги небольшие, но во Вьетнаме на них можно жить. Продукты здесь недорогие, особенно, если знаешь, где покупать. Коренные вьетнамцы уже привыкли к туристам и обманывают их, как только могут. Почти во всех заведениях существует двойной ценник. Есть места, где цена одинакова для всех, но местные там никогда не кушают. Вообще, во Вьетнаме принято кушать в кафе. Утром, например, готовить долго, а перед рабочим днем надо перекусить — поэтому вьетнамцы идут в кафе. Несмотря на то, что местные жители зарабатывают немного — дома они все равно готовить не любят, да и в общепите цены доступные.

Вы можете подумать, что раз я работаю в туристическом бизнесе, значит, специально нахваливаю Вьетнам и зову вас сюда если не переехать, то хотя бы приехать в отпуск.

Буду правдивой и расскажу о том, что мне здесь не нравится:

Преступность в крупных городах

Ханой и особенно Хошимин опасны. В первую очередь, это касается туристов. В мегаполисах сложилась такая ситуация, что кто-то зарабатывает слишком много, а другие — ничтожно мало, из-за этого в обществе растет неравенство, и, как следствие, бандитизм. Очень много разбойных нападений. По Хошимину в темное время суток лучше не ходить в одиночку. Попытаются отобрать все, что есть. Является распространенным метод воровства с использованием мопеда. Преступник на большой скорости срывает с плеча жертвы сумку и скрывается в потоке мотобайков. На мужа моего как-то напали в тихом и спокойном, на первый взгляд, Далате. В людном месте, недалеко от местной достопримечательности — сумасшедшего дома. Он еле отмахался от обидчиков. Слава Богу, что все обошлось.

Национализм

Знаете, нацисты это не только те люди, которые устраивали геноцид. Националисты — это те, кто как-то пытается ущемить другую расу. Во Вьетнаме местные жители обязательно смотрят на цвет твоей коже. Например, в нашей туристической индустрии, если вьетнамец приедет на экскурсию, то за прогулку на слоне он заплатит 20 долларов. Если белый — все 40.

Раньше я возила туристов в Далат. Это такой красивый город в центральной части Вьетнама. Меня вынуждали треть или даже половину своей программы тратить на то, чтобы завозить людей на чайную фабрику и фабрику шелка. А там гостей угощали чаем, кофе, какао, а потом в три раза дороже продавали под видом качественного чая всякий брак. В России все бесхитростно, там с иностранца не станут трясти деньги, как кот Базилио и лиса Алиса с бедного Буратино.

Мы ездили в Пекин. Там тоже бывает холодно

Мы ездили в Пекин. Там тоже бывает холодно

Не нравятся скинхедам африканцы или выходцы с Кавказа — они их лучше побьют, чем будут обманывать. Во Вьетнаме все исподтишка, тебе продавщица улыбнется, а сама отдаст меньше сдачи. Из-за того, что сравнительно честный способ отъема денег у населения мне мало интересен — меня не любят буддийские монахи, занимающиеся торговлей, да и все торговцы в целом.

Буддизм

Некоторые люди ошибочно считают, что Вьетнам — это буддийская страна. Культ Будды очень раздут. Если уж говорить на чистоту, то Будда — это не какой-то конкретный человек, это состояние человека, когда он достиг просветления. На русский язык это все очень плохо переводится, так что верьте на слово. Сейчас же под видом Будды представляют Сиддхартху Гаутаму. Это неправильно! Это всего лишь один из просветленных и поклоняться ему нельзя. Это обычный человек! Вы же памятникам Ленину не поклоняетесь? Вот и Будде не надо. Тем более большинство этих скульптур построено в 20 веке. Например, недалеко от Фантхьета, на горе Таку, есть большой белый Будда. От одного экскурсовода я слышала, что ему больше пяти столетий. Вранье! Он построен в пятидесятых годах прошлого века.

Кроме того, отдельного упоминания достойны буддийские монахи. Они пьют, играют в карты и казино, занимаются торговлей и ростовщичеством. Я слышала, что Русскую православную церковь называют гнилой. Буддизм ничем не лучше, поверьте. Кстати, за годы жизни в России я покрестилась, и дети у меня крещенные. Христианство, как религия, по моему мнению, гораздо лучше и честнее других верований. Во Вьетнаме очень много христиан, но, в основном, они католики. Еще больше атеистов. Сейчас никого насильно в храм не ведут, так что Будда и его монахи держатся только за счет приезжих.

ЖКХ

В Оренбурге, а затем и в Орске, мы привыкли к тому, что коммунальщиков все ругают. Милые мои, вы не жили во Вьетнаме. Атомной электростанции здесь еще не построили, так что большая часть электричества вырабатывается ГЭС. Когда царит засуха, мощности электростанций падают, и как следствие, электричества на всех не хватает. Веерные отключения электроэнергии бывают несколько раз в год. Электричество дорогое — 3 тысячи донгов за киловатт, это примерно 4 рубля на ваши деньги. С водой тоже проблемы. Она очень плохого качества. Ее, разумеется, нельзя пить, но и мыться в ней тоже не всегда приятно. Очистные сооружения старые и справляются плохо. Кубометр воды стоит, в среднем, около доллара. Это дорого, поскольку зарплата большинства не превышает и сотни американских рублей. Можно было бы, конечно, еще сказать про канализацию, которая мало где является централизованной, но и в России, в частном секторе, существуют схожие проблемы.

В заключении хотелось бы сказать, что русским людям переезжать во Вьетнам я бы не советовала. Вы здесь всегда будете чужими. Даже мы с мужем, хоть и родились во Вьетнаме, а все равно много не понимаем, и, иногда, чувствуем себя одиноко. Как сказал мой муж: «Здесь хорошо умирать, потому что на похоронах никто не замерзнет». Климат — главное вьетнамское достопримечательность, а в остальном Россия интересней.

С любовью, ваша Таня!!!

Перейти в полный режим