Увидеть Краснодар и… не умереть

Промышленный город Урала. Приказано выжить

Здесь не так много исконных челябинцев. У многих и многих жителей города предки были эвакуированы из европейской части России вместе с заводами стратегического значения.  Их сверстников посылали погибать за родину, а нашим бабушкам-дедушкам за родину было приказано выжить, чтобы выпускать танки и снаряды для фронта. С тех пор так и идет:  Челябинск не живет – выживает. Несмотря на суровый климат, кое-как работающие предприятия, безденежье и тяжелую экологическую обстановку. Город лечится от бесчисленных болезней, копит деньги на теплые сапоги и шапки, возделывает свои шесть соток и пуще сводок Информбюро военных лет слушает сводки погоды, чтобы успеть снять до заморозков кислейшие зеленые яблоки.

Мы не планировали переезжать. Нам некуда было переезжать. Некуда и не к кому.

Вечный холод за окном

Вечный холод за окном

Дорога к дому

Дорога к дому

Вид из окна нашей квартиры

Вид из окна нашей квартиры

За нас все решил город, в котором мы выживали, климат, врачи. И Провидение. Врачи, с трудом вытягивая из болезни год заходившегося плачем ребенка, говорили: вам надо менять место жительства. Челябинск слишком загрязненный.

Еще была многолетняя мечта, обострявшаяся в морозы: ах, в Краснодар бы сейчас! Почему Краснодар? Ответ всегда приходил из детства, словами героя книги «Ташкент — город хлебный»: Там тепло, там яблоки. Это была единственное обоснование мечты: там тепло, там яблоки.

Потом стало трудно выносить не одно лишь отсутствие свежих овощей и фруктов по девять месяцев в году. Оказывается,  аллергию провоцируют не только продукты питания или выбросы предприятий, а и тот самый мороз.  Становилось трудно в холод высунуть нос из дома. Привычный вопрос выживания все теснее связывался с необходимостью переезда, а мечта: Кубань! Кубань! по-прежнему манила сладкими румяными яблоками. Туда везут детей с нашим диагнозом, чтобы поправить здоровье. Ждали, когда немного подрастет ребенок, чтобы одолеть тяготы переезда.

Первым терпение лопнуло у Провидения. Провидение не явилось лично, обошлось начальственным звонком на рабочий мобильник мужа:

— Мы приобретаем компанию на Кубани. Через неделю ты должен быть на новом месте. Жена согласна переехать в Краснодар?

Ответ мужа оставил начальника в недоумении (Провидение лишь тихо усмехнулось):

— Жена уже там!

Город мечты… умираем от страха и счастья

Итак, свершилось. Мы уезжаем, куда хотели, куда много лет, не глядя, рвалась душа. И тут у нас открылся острый мандраж. Да-да. Думаете, это не страшно, когда мечта осуществилась?

Но муж уехал осваивать новые земли, не успев испугаться как следует, а мы с дочкой остались дома, собирать вещи и знакомиться с будущим местом жительства.

Знакомство по интернету оказалось плодотворным. Неделю спустя мы заочно знали город лучше нашего папы, который за работой видел в Краснодаре лишь пару улиц между гостиницей и офисом, и могли подсказать ему, где что находится. Особенно нам понравилась центральная улица города, Красная (от слова «красивая», ничего коммунистического). Она действительно выглядела в спутниковой съемке красавицей, вся в зелени, не улица – роскошный бульвар.

Краснодар

Краснодар

Краснодар

Краснодар

Краснодар

Мечта, достигнув своего предела – Краснодар, стала рваться дальше: вот бы жить с этим бульваром по соседству!  А позже в одном из рекламных журналов нашлось подтверждение: мы угадали, Красная – лучшая улица города. А лучшая панорама на город открывается с той же Красной, с балкона верхнего этажа бывшего обкомовского дома. «Волна» (даже имя сложилось у дома, очень уж необычный для России дизайн у него, с огромными ломаными окнами) была видна и отчетливо узнаваема из космоса и притягивала к себе, как магнит. Ах, мечта!

Сообщения из Краснодара приходили бодрые: октябрь, +25, зелень, цветы, сельхозярмарки, как в фильме «Кубанские казаки». И вот мы едем.

Преодолеть 2500 км и не умереть по дороге…

Сразу решили, что мебель бросим. К переезду готовятся только члены семьи: папа-мама, дочка, пенсионного возраста кошка и цветы. Цветам лет больше, чем дочери, они живые – не оставишь на произвол судьбы. Плюс кошка, которая вряд ли выдержит испытание самолетом, а пассажиры – испытание нашей кошкой. Значит, едем поездом.

Откупается купе. В купе размещаются сумки-чемоданы, папа-мама, дочка-кошка, и, с комфортом на третьей полке – цветочки-горшки. Проводница, зайдя проверить билеты, видит зимний сад на верхней полке, в замешательстве молчит, видит наглую усатую морду и радостно восклицает: Попались! Где на кошку билет??!

У нас на двоих взрослых, годовалого ребенка и кошку в три кило весом откуплено четыре полных места, так что кошка едет по стоимости полного взрослого билета, но нет. Правила ж/д перевозок и проводница лично требуют, чтобы на животное был оформлен особый билет, выписанный на ее, блин, кошки, фамилию! Поскольку кошка наша так и состарилась бесфамильной, пришлось мужу разыскивать начальника поезда. А у начальника поезда самого фамилия — Дворник. Так что Дворник нашу кошку легализовал без проблем, зря радовалась проводница.

Да, имейте в виду, кроме билета вам потребуется снабдить животное справкой от ветеринара. Причем получить вы ее сможете только, имея в запасе несколько месяцев. Ваш питомец должен быть привит от бешенства, а сделать прививку необходимо задолго до отправления.

За беготней и нехитрым обустройством наступила ночь. Пока дорога стелется относительно гладко. Только дочка жалуется, что ее тошнит в окно смотреть. Мы еще не знаем, но и на вторые сутки путешествия поездом нам не удастся дремотно следить за сменой пейзажей в окне под мерный стук колес.

На следующее утро выяснилось, почему тошнит ребенка:  отравление. Как? С чего? – давали только закрытые баночки детского питания! Ответил вызванный уже по приезду врач. Осмотрев больную, сходу спросил: путешествовали? – Откуда вы знаете? — хором удивились мы с мужем. – Да еще поездом, небось? – продолжал демонстрировать проницательность врач. Мы понурили головы. – Поезда – рассадник инфекции, — укорил нас доктор. – У нас цветочки. И кошка, — оправдывались мы, не поднимая голов. Ну да, дело прошлое, ребенок поправился, а приключение помнится. Имейте в виду и вы, собираясь переезжать РЖД: поезда – рассадник инфекции. Для нас незнание этого факта вылилось в две недели болезни по прибытии и бесконечную уборку за страдающим малышом в поезде. А еще и престарелая кошка…  и туалет, вечно закрытый на ключ. У ребенка аж из ушей течет, ей стыдно, что так осрамилась на старости лет, мокро, противно и больно, она хнычет, успокоить не можем,  да еще и всю с головы до ног салфетками пришлось обтирать. А какой насыщенный запах в закрытом пространстве. Как же повезло всему нашему вагону, что у нас в купе окна открывались!

Вот вам совет от нашей проводницы:  собираетесь поездом, не берите третье, шестое и девятое купе, в них окна заблокированы. И от нас: берите в дорогу дезинфицирующие средства. У вас с собой должно быть минимум влажных салфеток без счета. И следом еще совет: не сбивайте давление, подъезжая к Волгограду, как бы ни прихватило.

Люди знающие сейчас усмехаются, а мы не были сведущи. Поэтому муж от чистого сердца предложил мне из своих запасов таблетку фуросемида, снизить давление, поднявшееся в  бесчисленных челночных рейсах купе-туалет-купе с кошачьим и детским горшками в руках.

Я, не задумываясь, проглотила таблетку и села у окошка, полюбоваться на приближающийся Волгоград. Проводница, подобрев, подсказала: Волгоград — самый протяженный город в России. Тянется вдоль Волги, по разным оценкам, километров на 60-100. Красивый и белый, есть, на что посмотреть. Но, едва я присела, выпитый фуросемид попросился в туалет. И вот невезение, снова закрыто. Как же некстати! Вернулась в купе, — сидя глушить фуросемидные позывы кажется легче, — сама голову в проход высунула, свою очередь стерегу. Муж говорит, чего тебе терпеть, вон у тебя детский горшок, кошачья миска — пользуйся, не хочу! А туалет, мол, долго еще закрыт будет, потому что — санитарная зона, смотри, как много стало подъездных путей.

Вот тут я, на подъездные эти пути глядя, испугалась. Санитарная зона, кто забыл, это когда за полчаса до городской черты проводники закрывают туалеты, чтоб пассажиры порядочным горожанам на рельсы не гадили, а гадили только сельским жителям (этих не жаль?). И открывают туалеты уже — правильно, только в той же загаженной сельской местности, когда город далеко позади. Вот считайте, полчаса до, полчаса после, сам город проехать и стоянка в городе — 30-40 минут. Полтора-два часа.

Два часа жизни без туалета! А фуросемид-то считать не умеет, ему что с того, что санитарная зона, ему на волю хочется, невмочь как! Муж меня развлекает, как может, на окрестности мое внимание переводит, в окошко статую Родина-мать зовет! показал.  А мне не до ее призывов, меня фуросемид зовет!  И тут до меня доходит весь ужас моего положения… Родина-мать… ее! —

Волгоград! Самый длинный город России! Как мы тащились через этот город, как мы тащились! Я насчитала не 60, и не 100 километров, минимум вдвое больше. Останавливались мы на каждом из этих километров и долго-долго любовались красотами города. Почему-то мне он не показался беленьким, скорее, желтеньким. Мне в эти долгие часы все казалось желтеньким. Зато теперь ощущаю нутром, как наши гитлеровцев тогда одолели. Санитарными зонами! Победителям Мамаев курган предстал усеянный фашистами с лопнувшими мочевыми пузырями.

Ну вот, про поезд все, вроде бы. Что там полночи зубами клацаешь, а полночи продохнуть от жара не можешь, потому что проводники сами замерзли и топить начали как в аду, вы и сами знаете.

Найти жилье и не умереть…. от смеха и удивления

Муж неделю занимается поисками квартиры. Пока безрезультатно. То состояние квартиры наводит ужас (а по телефону новый ремонт обещали),  то добраться до нее нереально, то хозяева на встречу не явились…

Наконец, находит: полнометражка, новый большой дом, парк через дорогу. Цена не заоблачная. Идеальный вариант. По телефону…

По факту обнаружилось, что зал — самая большая из комнат – поглощен огромным кожаным диваном и двумя креслами. В уголочке притулился телевизор и – и больше места, даже чтобы пройти к этому дивану, нет! Зато есть требование от хозяев возместить стоимость этой роскоши в случае порчи (120 тысяч, всего-то). Для жизни остается пара спаленок и кухня. Уже на этом с предложением можно было бы и покончить, но у квартиры оказалось еще несколько сюрпризов, несовместимых с арендой.

Например, в том же зале одной стены нет – ее заменяет огромный, от пола до потолка, аквариум. Из всех средств по уходу за рыбками у нас имеется только кошка. На робкое предложение: вы хоть рыбок заберите, жалко ведь, сдохнут, хозяева ответили: а вы вызывайте раз в две недели человека, он вам аквариум будет чистить! Телефон мы вам дадим. То есть не деньги на корм и вызов специального человека… а телефон этого человека. Который минимум два раза в месяц будет полдня путаться у нас под ногами в зале, где и без того шагу не ступить из-за «золотого» дивана. Я представила себя с не распакованными чемоданами и контейнером с вещами, который должен вот-вот подойти… в лихорадочных поисках телефона того самого человека… потому что рыбки разлагаются с жутким запахом… ребенка, въехавшего на машинке в этот аквариум… кошку, решившую поудить рыбку, и теперь тоже тихо разлагающуюся, потому что спасательного водолазного снаряжения у нас нет…

… смахнула навернувшиеся слезы и во второй раз сказала предложенному варианту категорическое нет.

Третий раз «нет», уже сквозь спазмы смеха, прозвучало при виде умопомрачительной «задумчивой комнаты». И без того странно встретить в новом доме улучшенной планировки стандартный узкий ящик, какой именуется туалетом в девятиэтажных панельках. Этот ящик, размерами с самого посетителя, и так просится называться «гробом». Так предложенный нам вариант еще от пола до потолка выложен кафелем черного цвета! Даже унитаз черный.

В то время еще не вышли на экраны первые «Сумерки», и девочки не красили волосы в поголовный брюнет. Мы по достоинству оценили чувство юмора хозяев, но гроб в качестве места обязательных ежедневных посещений был забракован.

Вместе с квартирой в хорошем доме в хорошем месте.

После посещения «нехорошей квартиры» риэлтору был вручен список требований к жилью. Риелтор понял, что этому клиенту сбросить неликвид не удастся, перестал водить мужа за нос и через два часа (!) привел его в просторную квартиру, с новым ремонтом без изысков и черных унитазов,  на центральной улице города, полностью, и даже с горочкой, соответствующую запросам семьи с годовалым ребенком.

И тут выяснилось, что это Провидение засучило рукава. Потому что дом оказался в том самом месте на улице Красной, которое во всех подробностях и приближениях было изучено по гугл-картам. Тот самый дом, «Волна», узнаваемый даже из космоса, с лучшим видом на город.

К слову сказать, в «Волне» у нас теперь своя квартира. На верхнем этаже. Здесь никогда не чувствуешь себя одиноко, потому что отдернешь шторы – и у тебя в гостях весь Краснодар.

И все это – целиком дело рук Провидения!

«А если вы на него бочку катите,

то это уже контейнерная перевозка…»

(с) Почтальон Печкин

Перевезти вещи и никого не убить

Хотя мы почти полгода как живем на новом месте всего с парой чемоданов привезенных вещей, когда-то этот вопрос решать надо: как забрать оставшийся скарб.

Автомобилем везти нам рассоветовали – трясет. Лучше ЖД. Чем лучше ЖД, если при этом варианте автомобиль все равно включается в цепочку, а сама цепочка становится втрое длинней, с многочисленными выгрузками-погрузками, меня не спрашивайте. Есть люди меня умней.

Я расскажу про сборы. В сборах, как я усвоило, важно не паниковать и не сделаться убийцей. Потому что желающих помочь будет много, а вот помощи… Всех горящих энтузиазмом, от ребенка, до свекрови, придется чем-то занять. У нас было огромное количество игрушек, в итоге набралось коробок шесть, и они прекрасно отвлекли на себя внимание обеих активных помощниц. Одна складывала, другую посадили вынимать батарейки из машинок и зайчиков. Мне осталось после, когда все ушли спать, переложить игрушки по новой. Всех дел-то.

Перед хранением и транспортировкой кота убедитесь, что из него вынуты батарейки

Перед хранением и транспортировкой кота убедитесь, что из него вынуты батарейки

Если вам предстоит рассовать по коробкам целую квартиру, помните: глаза боятся, а руки делают. У меня, дипломированного Плюшкина, в жизни не выбросившего веревочки, на сборы и упаковку ушло шесть дней. Причем капитальную, на совесть, упаковку. Я решила, если что-то из вещей погибнет дорогой, то не по моей вине.

Мебель раздали по совету родственницы, жены офицера (вся жизнь в переездах). «Живой все равно не довезете». Ну, пару шкафчиков прихватили все же – они послужили одновременно тарой, выжили и служат. Но шкафчики крохотные, может, поэтому уцелели.  Прихватили, упаковав согласно инструкции, стиральную машинку, несмотря на ее солидный возраст – и как же я радовалась, что не бросила свою преданную Margerita Ariston, что тащили ее, тяжеленную, в шестьдесят килограммов, не жалея живота своего! Хозяйская но-нейм, купленная за тринадцать тысяч в магазине на первом этаже, выдавала «постиранное» белье, обсыпанное крошками порошка. А у нас годовалый ребенок-аллергик.

Во второй раз мне захотелось убить, когда позже, на сортировочной станции, грузили наш контейнер, у меня на глазах бросив его на платформу с полутораметровой высоты. Забегая вперед, скажу, что все дошло в целости, даже хрусталь. Может, РЖД настолько независимая структура, что на ее территории не действуют силы гравитации. А может, я хороший упаковщик. Если понадобятся мои услуги, зовите.

И еще. Если вместо вас на сортировочную может поехать муж-брат-сын-отец, пусть едет. Не женское это дело.

В Краснодар наши вещи приехали вперед нас, мы не догнали свой контейнер. Доставка от челябинской квартиры до Краснодара (2500 км) и от сортировочной Краснодара до нового дома (10 км) почти не отличалась по цене. Муж в телефонных переговорах с кубанской транспортной компанией неосторожно дал понять, что вещи уже на станции, прежде чем узнал расценки. Этим воспользовались, знают, что каждый день просрочки на сортировке стоит денег. Так мы в живую столкнулись со знаменитым кубанским менталитетом (КМ), о котором слышали столько баек до отъезда. Второй раз мы с ним столкнулись, когда у подъезда выгрузили наш контейнер.

В «Волне», где мы сняли квартиру, два лифта, один с широкими створками, огромный такой, грузовой. Он работал все время, пока мы вещи не привезли. Его отключили за день до нашего приезда и включили, когда мы занесли вещи наверх. Совпадение, скажут люди, не слышавшие о КМ. Соседи же, хорошо знакомые с местной спецификой, сразу сказали: это лифт отключили, потому что вы вещи тяжелые привезли. На вопрос: зачем?? отвечают: чтобы лифт не попортили лишним грузом. Что это не совпадение, мы потом убедились, переезжая уже со съемной квартиры: грузовой был отключен все время, что мы переносили вещи, недели две. На вопросы: как вы такое терпите?! я всегда отвечаю: зато на Кубани любят детей. Здесь действительно особое отношение к детям.

Возвращаясь к нашим вещам:  мы к ним не могли вернуться месяца четыре. Как свалили посреди комнаты в кучу, так и стояла эта гора неразобранная. Жили же мы полгода с минимумом вещей? А разобрать привезенные все руки не доходили. Может, не стоило все тащить, проще было раздать-подарить?

Но в первый же день муж машинку стиральную поставил вместо хозяйской, так я свою голубушку два дня все целовала-обнимала. А еще думала, везти ли – и в результате это оказалась единственная по-настоящему нужная вещь.

Остаться и жить…

… а не выживать – вот главный итог нашего переезда. О жизни в Краснодаре нужно писать отдельно.  Ведь кроме тепла и яблок в этом городе оказалось столько всего прекрасного, о чем даже не мечталось.

Спасибо Провидению!

Перейти в полный режим