Многократная разведка Чехии

Как раз Чехословакия распалась на Чехию и Словакию, первые месяцы была общая валюта, затем на те же купюры клеили марки, каждая страна свои, а с 1995 года кроны стали конвертируемой валютой. В эти эпохальные времена я и стал понемногу знакомиться со страной

Короткая разведка в Греции

Отправляясь в Испанию, решили все-таки, на недельку залететь в Грецию, являющуюся близким “родственником” Кипра. Нужно было убедиться, что не зря отказываемся от греческо-кипрской жизни

Моя эмиграция в Марокко (Рабат)

Миграция в Марокко — это должен быть весьма обдуманный со всех сторон поступок. Кому-то здесь нравится, кому-то нет. И это объяснимо, так как Марокко — это экзотическая и, порой, противоречивая страна

Понять Армению: события последнего года

Армения — чуть больше года назад я уже писала об этой удивительной стране, и сегодня вновь речь пойдет о ней. Последние изменения, произошедшие в экономической, политической, бытовой и культурной сфере страны, натолкнули меня снова взяться за статью

Испания – мой несостоявшийся выбор страны проживания

Еще с конца прошлого века мы начали поиск страны, где можно будет спокойно осесть лет в 50-55. Давно уже слышали об Испании, о положительных качествах этой страны, и в один момент решили туда съездить, как говорится, на разведку

Эмиграция из Риги в Лондон

В аэропорту Лутон встречают нас наши братки из объявления и везут на своем авто в английскую провинцию за 100 км от аэропорта. Приехали на место, заселили в дом с такими же как мы, работающими на полях уже минимум по месяцу, попросили денег за жилье на неделю вперед

Снова в путь: из Таиланда в Черногорию

Читая про Сербию, я наткнулась на Черногорию. Чем больше я о ней читала, тем больше она мне нравилась. На семейном совете я рассказала своим все, что узнала о Черногории, и решено было туда переезжать

Америка — страна мечты

Меня, воспринимали как американца, но, когда я открывал свой рот, все почему-то считали, что я немец. Видимо, такой у меня был акцент. Когда я говорил, что я русский, каждый американец считал своим долгом вспомнить какого-нибудь русского родственника или то, что он сам когда-то был в России